Запах памяти - beWriter.ru
Шрифт
  • Roboto
  • Serif
-
Размер
+
-
Отступ
+
Сбросить

Запах памяти

Прочее

Вдоль облупившегося края порыжевшей ванны бежит тонкая дорожка плитки. На ней жмутся простенькие цветы, как невыспавшиеся пассажиры утреннего автобуса. Взгляд перепрыгивает с похожих друг на друга гнутых цветочных спин. И убегает за пенные берега в призрачную далёкость. Где взгляд тоже качельно прыгал, но с зеленого гаража на дом и обратно.

Тогда, помню, на солнце был взрыв, и, видимо, под влиянием космической вибрации меня внутри трясло. А, может, из-за первых августовских холодных ночей. Или потому что мы переезжали. И это был последний качельный вечер у уже не нашего дома. Хотя, в чем измеряется нАшесть? Вряд ли в деньгах. Ведь дом родители не покупали. Может, она измеряется в том, сколько дней ты чем-то владеешь? Но новые хозяева ещё ни одной ночи не провели под ветхой крышей дома, над которой, как атлант, дворовый дуб удерживает небесный океан.

Может, нАшесть закреплена печатями и подписями в особом бланке? Но как же тот не выветриваемый запах маминых пирогов, поселившийся на кухне? Каждый август после каникул, проведённых на спелых бабушкиных грядках, я первым делом забегала на кухню и врезалась в эту взрывоопасную для детской фантазии смесь холодного воздуха с реки, сырости старого дома и кисловатости дрожжевого теста. Но печати, подтверждающей, что запах именно мой, нигде не стоит.

А что делать с моими воспоминаниями? Узелочкам в душе об уже чужом доме. Может, мне их подарить новым жильца? Или вывезти в картонных коробках. Как тот родительский хлам, что ждёт погрузки в очередной контейнер?

Новые хозяева, уверена, перекрасят стены с моими сантиметровыми успехами. И поменяют ванну, где живет пенный гном. Хотя они даже не представляют, чем это чревато! Ведь кто, если не гном, теперь будет щипать им глаза, делать до синяков скольким пол или таким рисовальным запотевшее окно. Я слышала, что новые жители дома хотят убрать качели и поставить там ещё один гараж. Но ведь только с качелей так хорошо различимо созвездие лебедя, раскинувшего длинные крылья. Что там прячется за этими крыльями? Я иногда видела там какую-то округлость. Может, это шарик, как на торшере - потянешь за него, и включится свет в наших внутренних колодцах.

Все это мои воспоминания, моя собственность. Моя нАшесть.

Тогда до наше-ненашего дома тоже тянулась узкая цветочная дорожка. Правда, цветы не гнули свои спины так обреченно, как в этой ванной. Ведь у живых цветов все проще: их воспоминания ежедневно уходят в землю с упругими каплями утренней росы. А что не смывается, растворяется в их летнем аромате. И вопрос нАшести их не волнует. Кроме тёплого ветра, их не волнует ничего. Наверное, и у людей нАшесть начинается в запахе памяти. Если там что-то растворяется, то уже не выветривается. Как из моей памяти не выветриваются камни на той садовой дорожке, каждое лето разбивающих детские колени. Как и эта пена, прячущая повзрослевшие коленки от новых падений. Может, нАшесть не вокруг нас, а внутри? Внутри меня тот дом, где хронически и неизлечимо молоды родители, где лето выставило за дверь зиму, где качельный скрип напевает звёздному лебедю сладкую колыбельную. А цветы так и норовят сбежать с узкой дорожки.


1
Рейтинг
+ Нравится
29
Просмотры
 Вам нравится эта работа!
?
Отменить
Загрузить комментарии