В голубом просторе - beWriter.ru
Шрифт
  • Roboto
  • Serif
-
Размер
+
-
Отступ
+
Сбросить

В голубом просторе

Прочее

Серый рассвет разливался по городку, обнажал скрытые ночными тенями белые бока катеров и яхт. Чайки носились по еще темному небу беспокойными светлыми пятнами. Казалось, что неловкие, будто слишком угловатые лучи восходящего солнца, словно выгоревшего, бледного, сделанного из фольги, разбудили даже море, прорезая его мутную гладь. Оно зашумело, покачиваясь, ощущая на себе вес бесчисленных кораблей. Порыв ветра подхватил запах соленой сырости и разнес по окнам, заставляя его забиваться в каждую щель и оседать там. Городок насквозь пропах морем и безликим рассветом.

Ханна чувствовала ветер и запах, который он принес с собой, слишком остро. Шершавые и грубые простыни терлись о кожу, а металлическое изголовье кровати, которое она случайно задела рукой, обожгло резким холодом. Ханна слышала крики птиц с пристани, плач ребенка где-то в другом конце дома. Она чувствовала и слышала, но не видела. Ее мир остался темным, до него не добрался рассвет.

На окне вокруг светло-синих васильков лениво кружила пчела. Слушая ее жужжание, девушка воссоздавала в голове образ пчелы. В последний раз она видела ее в 6 лет. Маленькое насекомое запомнилось желтым, как если бы оно само было капелькой меда, в черную полоску. Пчела была мохнатая и покрытая пыльцой. Округлые крылышки были похожи на ювелирное изделие, но Ханне не нравилось это сравнение. Созданное ювелиром искуствено, лишено того очарования и хрупкости, что есть у крошечных созданий природы. Пчелка же была переполнена жизнью, она беспокойно летала, жужжала, стряхивала лапками липкую пыльцу с пушистых боков.

Когда пчела затихла, то совершенно внезапно наступила ватная тишина. Ханна давно не просит возможность видеть этот мир. Она знает, что снаружи камни, которыми вымощен родной город, крошатся на сероватую пыль, а море шумит не величественно, а устало, что серый рассвет не вдыхает жизнь в утро, а словно механически констатирует: Земля все еще вращается.

Отчаяние оседало где-то внутри потому, что выхода из этого нет. Воспоминания из раннего детства стираются, и разгонять бесконечную темноту становится нечем. Бумажный и бледный мир за окном изо дня в день, словно карандашный набросок, становится все более размытым и нечетким. Она не может переехать от этого: нет ни средств, ни возможности.

Ханна пытается представить себе васильки, над которыми кружила пчела. Насколько она помнит, этот оттенок называется «Гавайский синий». Само же насекомое было «Одуванчикового цвета». Одно из последних воспоминаний перед тем, как перестать видеть, было небо. Оно было бесконечным, высоким, далеким и одновременно обхватывающим тебя со всех сторон. Огромные тяжелые облака были рассеяны по всей его поверхности на сколько хватало взгляда. Казалось, что весь мир сжался до размеров небольшого поля и окружающего его неба. Ханна не знает какой оттенок подобрать для этого. Ей кажется, что его еще не изобрели, не обнаружили, что нигде больше на земле нет такого цвета. Ханна в последний раз распахивает глаза так широко, как только может, словно это поможет ей увидеть все это еще раз, и звонит в магазин красок на соседней улице. Она просит продать весь синий и голубой, что у них есть. И немного белого. Она сама придумает название для этого цвета.

Ханна настолько широко и смело насколько может водит кистью по стенам. Она шестым чувством, осторожно дотрагиваясь до банок, выбирает цвета. Иногда она окунает ладони в краску и водит ими вместо кистей. Ветер врывается через узкое окно, когда все почти закончено. Девушке кажется, что он вдохнул, принес жизнь в рисунки на стенах. Она раскидывает руки и чувствует, бесконечно чувствует окружившее ее небо. Небо, цвета «В голубом просторе».


0
Рейтинг
+ Нравится
46
Просмотры
 Вам нравится эта работа!
Автор
?
Отменить
Загрузить комментарии