Приключения Идиота или где в мужчине спрятан бес - beWriter.ru

Публикация участвует в конкурсах:

Регулярный конкурс №1. Май

Вы можете проголосовать за эту работу, повысив ее рейтинг и шанс на победу.

Закрыть
Шрифт
  • Roboto
  • Serif
-
Размер
+
-
Отступ
+
Сбросить

Приключения Идиота или где в мужчине спрятан бес

Владимир Гакштетер


Приключения Идиота

или где в мужчине спрятан бес


юмористический рассказ

для взрослых



В нашей жизни без денег можно

прожить, ведь живём же, а вот

без юмора никак нельзя!



Двадцать лет


Прошло уже двадцать лет, как мы живём с моей любимой. Живём дружно, с

большой любовью и совершенно неразлучно. По гороскопу мы оба знаки воды – я Рак, а

Катя – Рыбка. Золотая моя рыбка. Много раз я перечитывал разные гороскопы о знаках и

убедился, что наш союз – нечто, удивительное и действительно благословлённое

звёздами или чем-то ещё там… Вот представьте себе; прихожу я домой из города, не был

дома десять минут, или два часа – неважно, а жена бросается ко мне, целует, обнимает,

как будто полгода не видела: «Кофе хочешь? Ложись на диван. Ноги подними повыше,

пусть отдохнут». И на тебе пожалуйста – чашка горячего, с пылу с жару кофе. Откуда она

знала, что я сейчас приду и захочу кофе?

Года через два после нашей свадьбы я обнаружил в себе желание укладывать в

строчки сначала на бумаге, а затем в компьютере, свои мысли. Пошли сначала стихи, а

затем и проза пробилась. Так и живём! Она мне приятности разные жизненные, я ей

стишки… Кто-то может сказать, что за эти годы мы просто зверски надоели друг другу.

Ничуть! Сам удивляюсь, но купаемся мы с ней в счастье и любви, а вокруг нас всё, как у

всех совсем не радостное, вечные неразрешимые проблемы, но внутри нас – Любовь и

Счастье. Дулю в кармане держу, чтоб не сглазили!

            Минуло двадцать лет и в мае, ровно через месяц после юбилея...

– А почему бы тебе дорогой не поехать на курорт отдохнуть. – заявляет мне вдруг

Катерина – Никогда и нигде не был. Деньги ведь есть. Хоть и живём в Сочи прямо в

самом курорте, но это не то. Поезжай в Турцию.

– А как же ты и наша неразлучность? – спрашиваю.

– А! Потерплю. Дом то, на кого оставлять? Надо же тебе от меня когда-то

отдохнуть! – отвечает она и смотрит на меня совершенно серьёзно, как всегда

влюблёнными глазами.

Думаю, про себя, что ведь я такая сволочь, как и все мужики, на первую бабу

накинусь. Как жене потом в глаза буду смотреть? А вдруг если ещё и подцеплю чего?

Спид! Там всё есть. Это же конец всему и счастью нашему.

И вслух: «Нет, солнышко моё, один не поеду!» 

                                         

Анталия


Но вот я уже в аэропорту, поднимаюсь по трапу на рейс Сочи – Анталия. Отдых,

так отдых. Захожу в салон самолёта, осматриваюсь. Пар, семейных пар почти нет.

Спрашивается кто потащится на курорт со своим самоваром? Там две красотки и, хотя на

мне причёска изрядно поседевшая, смотрят очень дружелюбно. Дама более зрелых лет

даже приподнялась со своего сиденья. Я ей явно подхожу. Вот думаю – началось. Забился

я на своё сиденье рядом с двумя мужичками и лечу… А у мужиков только и разговор всё

время о том, где и что они будут пить. Уже хорошо, что хоть о бабах ни слова.

Прилетел я и добрался до своего отеля без приключений. И наконец я в номере.

В окне чудный пейзаж – внизу парк с бассейнами, фонтанами, лавочками. Никаких

киосков с тряпками, бубликами или копченой рыбой, как у нас. Территория выдраена, как

сказали бы в армии – зубной щеткой. Урны есть, но они пустые. Нигде ни соринки. Для

меня такое ощущение, что я в Раю. Кругом пальмы, газончики с цветами, травка, травка,

травка. У входа в отель стоит апостол Пётр и на чистейшем русском языке объясняет куда

идти и что делать. Прохожу в кафе. Там меня уже ждёт накрытый столик на двоих. За

столиком сидит симпатичная, судя по разговору, итальянка. Делаю попытку сесть за

другой столик, но она вежливо: «Siediti! Siediti! Sì non mordo». (Садитесь! Садитесь! Да я

не кусаюсь!) Ладно переживём. Завтрак божественный, как и всё вокруг. На итальянку не

обращаю внимания и молча иду в номер. Переодеваюсь и на пляж. Вода чистейшая,

просто горячая, кайф сплошной, долго плаваю, ныряю, получаю истинное удовольствие.

Людей немного, и никто ни на кого внимания не обращает. Выхожу на берег. Странно,

мой гамак с зонтиком не заняли, не утащили. Все вещи на месте. В голову не приходят

никакие мысли. Давно такого не было, только блаженство! Лежу в гамаке до обеда и

поглядываю вокруг. Немного для меня неожиданно, что многие женщины загорают без

верхней части купальника. Сначала это коробит. Моё жизненное утверждение – женщина

может так быть только и исключительно только наедине с любимым. Не перевариваю,

когда врач-гинеколог мужчина. Как это можно? Чтоб мою женщину трогал какой-то

охламон в халате, да ещё за такие места, куда меня самого не часто допускают! Наверно я

не прав…

Осторожно разглядываю женщин, но очень скоро понимаю, что осторожничать

незачем. Они сами не против, чтобы на них смотрели и повнимательнее. Кручу головой во

все стороны. Вот малюсенькая, я бы сказал позорная для тридцатилетней женщины грудь.

И чего её выставлять. Лучше б набила бюстгальтер ватой… А вот уже получше… А это

просто чудо… Две кругленькие пирамидки Хеопса. Чувствую, что от таких пейзажей

начинает бурлить кровь. Но тут смотрю направо – лежит толстенная корова... И я

начинаю понимать тех женщин, что делают операции, хотя всегда критически к этому

относился. Всё из-за нас и для нас балбесов. Вот-такие… дела.

Иду к раздевалке. В кабинке женщина. Сама кабинка воздушная, стенки из

матового стекла, толком ничего не видно, но можно догадаться. А баба супер. Бронзовый

загар, грудь острая, нормального размера, бедра, ноги длинные. Поворачивается, наверно,

чтобы я её получше рассмотрел. Почему-то на ум приходит сравнение с памятником

Ленина, что стоит у нас в парке. Тоже бронзовый, в фуражке, но без груди. Женщина

выходит из кабинки, вопросительно смотрит на меня. Я молчу. Фыркнув, как кошка, она

уходит. Моя очередь переодеваться. За мной две дамочки. Смотрят и ждут. Стараюсь

быстро снять плавки, а они, как назло, заворачиваются и никак не снимаются. Ещё

подумают, что я это специально, чтобы они получше рассмотрели. А что рассматривать то

– мужика голого через матовое стекло не видели. Наконец справляюсь и быстро ухожу.

Вслед мне, громко, чтобы я услышал: «Rien ne man! Mignon» (Ничего мужчина!

Симпатичный!) Надо же, француженки…

Начало вроде бы неплохое. Мне почти всё нравится. Встречаю тех мужиков, из

самолёта. Оба крепко упитые, а на ногах держатся. Явно счастливые. Ну что ж и такое

счастье наверно может быть. Зовут быть третьим, но меня это не увлекает. До обеда гуляю

по парку. Специально пытаюсь найти хоть где-то недоделки, брак или непорядок.

Абсолютно всё сделано настолько щепетильно ровно, чисто. Трава растёт ровненько,

гладенько, трогаю рукой – не пластик, натуральная.

Звонит Катя: «Здравствуй мой родненький! Как тебя поселили? Сколько человек в

номере? Ты не голодный? Смотри не простудись на море! Долго не плавай! Не вздумай

пить – у тебя гастрит, а они там неизвестно что нальют». Начинаю подробно отвечать на

все вопросы. Бесполезно описывать здешние красоты – она там не поймёт, а уж за пляж,

баб полуголых и раздевалку вообще молчу… 

Зачем повод для волнений давать.


Знакомство


Прихожу на обед. Моя итальяночка уже на месте. Заказала и себе и мне суп,

бифштекс с яйцом и компот. Как раз то, что я обожаю. И как догадалась? Да ведь наши

русские другого не знают, не пробовали… С удовольствием поглощаю пищу.

– А Вы как зовут? – на ломаном русском пытается что-то сказать соседка.

– Николай – отвечаю и стараюсь даже не смотреть на неё.

– Меня Люси, а что Вы будет делать вечер? – продолжает она наступление.

– Не знаю, пока не решил – отвечаю и вдруг отмечаю про себя, что она ничего; и

грудь подходящая, и ростом немного ниже меня, на лицо красивая. Думаю – Бес путает!

Идиот, даже сутки не продержался! Соседка, кокетливо зажмурившись, сообщает, что

здесь вечером танцуют в холле, а потом расходятся по своим номерам. Что делать?

Соглашаюсь быть в холле после ужина. После обеда всех приглашают на экскурсию. На

пляж уже не хочется, и я прыгаю в комфортабельный автобус. В группе в основном

русские.

Большинство уже парами. Сажусь в центре автобуса у окошка и тут ко мне резво

подсаживается соседка по столику.

– А меня зовут Люси! Вы не забыли? – щебечет она неожиданно на неплохом

русском – Вы бывали здесь когда-нибудь?

– Я, нет, никогда и не мечтал. – И внутри меня начинается борьба. Взвешиваю

ситуацию. На одной чаше весов вся моя благополучная прошлая жизнь, а на другой Люси

– этот Бес в юбке. Буду шарахаться здесь, как монах, от всех баб. Так что ли? А Люси

сидит рядышком и от неё несёт таким развратом… Бери сейчас же тёпленькую. И я уже

почти готов брать!

Экскурсия чудная! Нас повезли на водопады. Они начинаются прямо в городе,

место уникальное. Опять замечаю, как всё ухожено и обустроено. Красоту невозможно

передать. Не очень хорошо запомнил название водопадов – кажется Юденские или

Дюденские, но помню, что верхний и нижний. Громадные деревья, гроты, пещеры. А одна

пещера ведёт внутрь водопада. Потоки воды, радуга. Эдем! Людей огромное количество,

ходят по дорожкам, лежат на травке. Здорово то как! Невольно вспоминаю наши Агурские

водопады в Сочи. Тоже красиво, и когда воды побольше, после дождей, водопады

смотрятся хорошо. Конечно, не те размеры… Но отойдите на Агурских водопадах от

тропинки на один метр, и вы вступите, если не в то, во что обычно вступают, то в кучу

мусора, кульков с пищевыми отходами, бутылками. Скажете это наш российский

менталитет?

Но я отвлёкся. 

Люблю мой Сочи! Всю жизнь свою люблю! И наболело…


Бесовская атака


Итак, гуляем мы по паркам, скверам, пещерам и гротам, и я постепенно замечаю,

что Бес ко мне всё ближе подкрадывается. То с камня её сними, да она так по мне проедет,

что платье просто трещит по швам, вот-вот без платья и останется. А ей как раз этого и

надо. То через лужицу, которую обойти запросто, перенеси. И опять платье трещит по

швам. Но, если сказать честно, я особенного дискомфорта уже не чувствовал, напротив,

даже приятно, и кровушка периодически закипала. Что ж думаю, будет теперь у меня в

душе потайное место, куда жену подпускать не буду. Бес то мой просто красавица и все

формы как раз в моём вкусе. Возвращаемся с экскурсии, а она головку мне на плечо

положила и дышит так взволновано… Напрыгалась бедняжка!

Ужин прошел нормально, я успел ещё раз на пляж сходить, окунулся перед сном и

спустился в холл. Играет негромкая, приятная музыка, парочки сидят за своими

столиками, танцуют. Кто коньячок принимает, но большинство – мороженое. Присели и

мы за столик. Попросили по рюмочке и двойное мороженое. Расслабон душевный…

Потанцевали, конечно. Люси в своём амплуа – всё ближе ко мне, всё более раскованно.

Вокруг все такие же и это ещё больше расслабляет. Люси, то говорит чисто по-русски, то

вдруг вспоминает что-то и начинает кривлять слова. Да и ладно. Мне то какое дело. Из

головы не выходит, что я никогда так с Катей не отдыхал. Печально. Люди стали

потихоньку расходиться. Пошли и мы. Я, конечно, Люси проводил до номера. А уж как

она старалась меня затащить в номер. «Нет-нет! – говорю – Не приучен я так, в первый же

день. Подождём до завтра» Пожелал ей спокойной ночи и к себе в номер… 

Вы видели такого Идиота! Целый день баба об него тёрлась. Изнемогла! А он –

спокойной ночи! Какой спокойной ночи? Я сам всю ночь не спал. То на меня валят со всех

сторон груди женские, отбиваюсь, задыхаюсь. Взмок весь. А то вчерашняя корова стала

ко мне во сне прижиматься. Ужастик ещё куда покруче. Наконец я заснул. Проснулся

утром, голова болит, на душе тошно…

            Утром спускаюсь на завтрак и чувствую какую-то виноватость перед Люси. А она

сидит за столиком, и глаза такие растерянные, грустные. Немой укор в глазах за

прошедшую ночь. Предлагаю пойти на пляж. Бес мой немного оживляется. На пляже я

намеренно сдвигаю вместе две кушетки и зонтик. Получается гнёздышко. Моя напарница

уже щебечет от радости. А когда я в воде подержал её немножко в руках, то на спинке, то

на животике, поприжал совсем чуть-чуть – вижу, что вчерашняя моя проделка забыта.

Глазки светятся, грудь по-вчерашнему томно вздымается. Прощен значит! Пообедали мы

и опять на экскурсию. Отдохнули знатно и, конечно, все проделки беса повторились.

Но теперь я сам старался больше оказывать внимания.


Облом


После ужина мы с Люси спустились в холл и заказали себе только по рюмочке

коньяка. Мороженое было уже не актуально, как, впрочем, и танцы. Уж не помню кто из

нас предложил уйти в номер. Может быть и я. Совсем сорвался с тормозов. «Пить, так

пить» – сказал воробей, бросаясь в лужу… Так и я. Люси сияла от счастья, а я, как

мальчишка уже в лифте начал рвать на ней одежду. Повизгивая от удовольствия, Люси

защищалась, как могла до самой двери номера. А как только дверь номера захлопнулась –

вмиг оказалась в постельке без ничего. Я туда же и даже не заметил, как снял всё с себя.

Энергично приступил к делу и тут вдруг слышу голос Люси: «No sesso! No sesso! E

all'improvviso SPID!» (Секс нет! Секс нет! А вдруг СПИД). Я, конечно, понял только слово

Спид…

            В армии я, при подъёме, одевался за сорок секунд, а здесь, через десять секунд,

полностью одетый, уже влетел в дверь своего номера. Так же молниеносно раздеваюсь.

В дверь тихонько стучат. Говорю про себя: «Ага! Щасс я тебе открою! Дождёшься! Нашла

Идиота!» Лезу в ванну и мою всё так, как в жизни не мыл. Зубы чистил, рот полоскал,

пока зубная паста не закончилась. Мою и натурально так плачу. Да как же так я мог

допустить! За что же мне наказание! Миллионы особей творят такое, что мне и не

снилось, а то и с двумя сразу, а я с первого раза попал… А как только подумал я про свою

Катю – просто взвыл от ужаса. Представил себе, как буду объяснять. Она ведь, как

приеду, в первую очередь захочет близости, а мне нельзя даже целоваться. Уж какой я

такой – растакой, но подвергать её риску, заразить её! Нет! Никогда! А значит конец

моему счастью! Может даже развод…

Обессиленный я кое-как вытерся и завалился спать.

            Утром я раненько встал, собрал все свои вещи в чемоданчик и стал ждать завтрака.

Решил после завтрака и отчаливать домой. Закончился мой курорт, единственный в

жизни. На душе, не то, что кошки, какие-то леопарды скребут. Выхожу из номера и

смотрю – стоит напротив Люси. Зареванная такая, что не выслушать её я не мог. А она на

чистом русском языке: «Ты прости меня Коля пожалуйста! Ты меня не понял! Нет у меня

никакого Спида и не может быть. Просто муженёк мой в этом деле никакой. В своём

долбаном бизнесе он миллионер, а в постели и трёх копеек не стоит. Ляжет, полминутки

полежит, встанет и пошел... Вот я дура и побоялась, что ты быстро израсходуешься.

Решила тебя притормозить, поболтать, понежиться. Прости меня, дуру!» И заревела вдруг

по-настоящему, по бабьи. Стою и не знаю – мне выть от счастья, плакать или смеяться.

Значит Бог есть на свете! Защитил! Спас! А с этой что делать? Завёл я Люси в номер, кое

как успокоил и спрашиваю: «А почему ты, то по-русски, то по-итальянски говоришь?»

Люси мне и объяснила, что сама она с Украины и зовут её Людмила – Людка, то есть.

А имя своё она переделала на итальянский манер, когда замуж за итальянца вышла. Там у

них на Украине работы нет, зарплаты нет и многие ездят работать в Италию. Вот и она так

подрабатывала, пока не заметил её богатый итальянец.

По возрасту он всего на десять лет старше её, а по факту – старый козёл…


Победа! Но не моя


            «Пять лет с ним живу, а родить всё никак не могу. С горя уже с двумя итальяшками

попробовала, да они видно такие же пустышки, как и мой. А мне уже тридцать… Как тебя

увидела, сразу просто влюбилась. Вот он наш русский мужик! Вот от кого надо рожать!   

Да видно не судьба мне. Завтра уже муженёк приезжает. А мне, кроме тебя теперь никто

не нужен! Так и останусь пустая…» – рассказала Люси и опять заревела. Слёзы

натурально, рекой…

Тут в меня опять бес вселился. «Как пустая? Как не судьба? – кричу – Да разве я

нашей бабе не помогу! Разве сволочь я какая-то, чтоб так поступить! У нас с тобой

Люська целый день» И действительно такое понимание проблемы на меня нашло, такое,

что начисто забыл свои ночные слёзы, Катюху, Сочи и вообще всё на свете…

            Прокувыркались мы с Люськой весь день. Какой завтрак, какой обед? Только к

ужину спустились в холл измождённые, растрёпанные, но довольные и счастливые.

Никаких душевных волнений, переживаний я в тот момент не чувствовал. Я решил для

себя, что выполнил свой долг перед Люськой. Люси просто светилась от счастья. После

ужина мы, как и в первый день, выпили по рюмашке коньяка и сидели за столиком с

мороженым. Потанцевали совсем немного и пошли гулять на пляж. Там мы просидели в

обнимочку на пляжной кушетке допоздна. Люси рассказывала мне о своей жизни, я

терпеливо слушал. Затем проводил девушку к номеру, поцеловал в последний раз и

отправился в свой номер. 

            Я чувствовал себя героем, победившим старого рогатого козла. Каким-то образом я

в душе уговорил самого себя не считать всё происшедшее изменой. Просто моей Катюшке

не стоит об этом знать. А ведь это совсем не трудно… Я так думал и надеялся!

На следующий день я спустился на завтрак и обнаружил за моим столиком мужика

в спортивном костюме. Мне он сразу не понравился. Какой-то задраенный на все

пуговицы, лицо каменное, никаких эмоций, только губы шевелятся. Думаю, что не иначе

как англичанин. И ведь точно – он. А он, как узнал, что я русский – губы надул и ни

слова… Мне оно надо? Ихняя Англия своими санкциями Россию натягивает, подводит

под монастырь, а я должен здесь с этим уродом церемониться. Так молча и позавтракали.

А квакнул бы… Я б ему сказал! По-русски! Но англичанина я больше не видел. Уже в

обед за моим столиком сидела симпатичная девушка – лет так девятнадцати. Весь обед

больше крутила головой, высматривая кого-то, чем ела. Со мной учтиво, культурненько.

Рассказала, что она из Москвы и отдыхает здесь не первый раз. На меня, как на мужчину –

ноль внимания. Я был счастлив! Люси с её мужем я заметил в другом конце зала. Дядька

не старый, но действительно похожий на потрёпанный шкаф с архивными бумагами.

Сразу видно, что даже на курорте думает о своём деле и расслабиться не умеет. Вот же

повезло Люське – в обратном смысле. Она на меня не смотрит, конспирацию соблюдает

правильно. А я и рад!


Вот и конец отдыха


            Оставалось отдыхать мне ещё аж десять дней. И вот эти десять дней я и отдохнул,

как следует. Побывал на всех экскурсиях. Нафоткал столько пейзажей, что двух альбомов

не хватит. Специально для фото повторно съездил на водопады. Ведь предыдущие фото

были с Люськой – стёр всё. Никакие бабы меня совершенно не интересовали, каждую

ночь снилась моя Катюха. На пляж ходил по два раз в день. Толи привык, толи со зрением

моим что случилось, но голых баб я больше не видел. Они были, как обычно, но я их не

замечал. Лежу на кушеточке и разговариваю с Катей по телефону. А она говорит, что я

денег много стал тратить на разговоры – значит соскучился уже. Да, ещё что интересное

произошло за эти дни. Тот англичанин как-то сцепился с двумя нашими пьющими. Ну

помните, с самолёта. К счастью, англичанин сам начал и даже ударил нашего штативом от

фотоаппарата, свидетелей было достаточно. Они ему видите-ли пейзаж портили! Парни,

естественно, обиделись и в результате англичанину досталось. Ребят правда уговорили

быстренько уехать домой. От беды подальше…

В последний день я долго лежал на пляже. На экскурсию не поехал. Решил

насмотреться на голых баб – когда ещё такое получится. Смотрю на них и вдруг вижу

лежит недалеко от меня на кушетке без бюстгальтера моя Катюха. Хватаю полотенце и к

ней – прикрыть чтоб. Чуть не прикрыл чужую бабу. Померещилось… Надо же, до чего

дошел. Перекрестился, попрощался с пляжем, и в номер…

После обеда, автобус в аэропорт, самолёт и мой родимый Сочи. Еду из аэропорта и

любуюсь городом. Сколько наворотили для Олимпиады; дороги, развязки, эстакады,

мосты. Тоннели то какие... Мы, сочинцы – до последнего не верили, что всё сделают как

надо и в срок. А получилось ведь! Да ещё как получилось! Я, когда смотрел по телеку

трансляцию Олимпиады, плакал не один раз. За город наш! За Родину великую нашу!                      

И это без пафоса какого-то – правда душевная!

Открываю калитку своего дома, а сердце из груди так и вылетает. Вот сейчас, вот

её, родную увижу. Выходит моя Катюша из комнаты и сразу ко мне, на грудь.

Соскучилась невиданно как. Аж дрожит вся. Да и я не лучше. Сели в гамак, и не меньше

полчаса молча обнимались, целовались. Успокоились понемногу. Я и говорю: «Чтобы я

когда-то без тебя поехал дольше чем на два дня – не будет этого. Хватит! Натерпелся!»

А она только плачет, обнимает и целует.


Неожиданный звонок


Так вот и живём дальше. Эмоции курортные понемногу забылись, огород, внучка

наша любимая… И вдруг звонок на мобильник. К счастью, жена ушла к соседям

ненадолго. Нажимаю зелёненькую кнопку, а там голос Люськи.

– Здравствуй Коля! Узнал? – Ещё бы не узнал, в поджилках затряслось.

– А я беременная. Надо же, с первого раза. Сам знаешь от кого. Вот решила тебе

рассказать. Может порадуешься за меня.

– Рад действительно очень! Поздравляю! Но только больше не звони мне

пожалуйста. Всё! Прощай! – И уже хотел нажать красную кнопку...

– Не торопись. Я мужу обо всём рассказала, да он и сам догадался. Обещал, если

дочь будет – тебе пол миллиона евро, а если сын – миллион тебе отправит. Он такой!

Сказал – значит сделает! Давай твой адрес.

Я, как за миллион евро услышал, обалдел сразу, но и не поверил, конечно. А адрес

дал, не свой, родителей. На всякий случай. Чем чёрт не шутит, пока Бог спит!

Живём себе поживаем, спокойно, мирненько. Без каких-либо событий. Гуляем с

внучечкой по парку Ривьера. Заходим в кафешки по мороженое и пышки. Девчушке

нашей уже шестой год. Грамотная. Правда вопросами не очень забивает, как мы в своё

время. Сама нам объясняет, что, как и по чём. Они же теперь акселератиками рождаются.

Куда нам?

Но неожиданно, где-то через семь-восемь месяцев опять звонок от Люськи.

«Прости что звоню! – говорит – Звоню только сказать, что родила я мальчика, аж четыре

килограмма. Муж, как обещал, отправил тебе чек на миллион евро. Жди! Больше не буду

звонить! Да ещё пин-код запомни –1425 – наши с тобой номера в отеле. Целую и спасибо

тебе за всё!» Даже ответить я ничего не успел…

И что это за жизнь! Миллион, это неплохо и даже хорошо, но как я объясню

Катюше его происхождение. Даже деньги нормально не приходят. Не жизнь, а табакерка

какая-то. Это я такое стихотворение с горя написал:


Мы живём в табакерке, это наше болото.

Каждый день только грязь, как судьба у виска.

Кто-то лучше живёт, только кто этот, кто-то?

Не встречал я такого, не видел пока.


В сериалах артисты и счастье простое...

Все красиво живут, а вы знаете их?

Это их табакерка. Болото другое,

Не о тех табакерках пишу этот стих…


Но вот лучик сверкнул. Осветил наше царство.

Как бы легче в душе. Ну, дай Бог – пронесло!

А к утру всё опять... Растворилось лекарство.

Может солнце от нас насовсем унесло?


Кто пружинки вставлял под мою табакерку?

Кто корявый сценарий и судьбы писал?

Я не знаю сейчас. Не узнаю наверно.

Видно, Бог нам так жить и страдать приказал!


            Сообщил я родителям о письме. Отцу всё рассказал, как было на самом деле.

«Ничего сынок не могу тебе подсказать. – говорит – Я до такого не докатывался». 

А потом и говорит, чтобы я деньги отдал им и якобы наследство какое-то из Италии

пришло. Фамилия то у нас нерусская. Глуповато как-то, но что делать.

На том и порешили для начала… 


            Порошок


            Проходит неделя. Сижу смотрю новости. По всей Европе паника в почтовых

отделениях. Какие-то злоумышленники отправляют конверты с ядовитым порошком

различным адресатам. Уже есть и смертельные случаи. Даже в министерства такие

конверты приходят. И тут меня осенило! А вдруг этот импотент захочет меня, на всякий

случай, убрать с дороги. Понюхал письмо, и ласты склеил скромненько так… Тут же

звоню отцу, предупредить чтоб, а он говорит, что пришло извещение на заказное письмо

из Италии. Получили они письмо, завернули в несколько полиэтиленовых пакетиков и

спрятали.

Я, конечно, сразу приехал. В первую очередь сделал себе маску из марли

многослойную, надел резиновые перчатки. Зашел в ванную и над раковиной ножницами

аккуратненько разрезал край конверта. Смотрю, а там порошок белый, как крахмал.

Испугался я здорово. Несколько минут приходил в себя. Хотел сразу же вызывать

милицию, а в голове мысль нехорошая. Какой же это дурак отдаст мне миллион евро.

Они там и пин-код расшифруют, а скажут в конверте ничего не было. Раскрыл я побольше

конверт. Смотрю лежит листок, сложенный вдвое, а внутри его обычная платёжная карта

розового цвета. Беру пинцетом карту и сверхаккуратно кладу её в раковину. Закрываю

конверт, кладу его в полиэтиленовые пакетики и кладу на полочку. Затем мою карту с

мылом и стиральным порошком, снимаю перчатки и маску и ещё раз промываю карту уже

руками. Всё в порядке. Я живой!

Выхожу из ванной и к телефону. Так и так говорю дежурному, конверт из Италии,

в нём порошок, никто пока не умер. Не прошло и нескольких минут, как к нам набилось

не менее десяти человек и в форме, и в штатском. И скорую за собой пригнали. Заставили

меня написать подробное объяснение о том, как получили, как открывали. За Италию ни

одного вопроса. Я и рад. Конверт забрали с великой осторожностью. Через пару дней

меня вызвал следователь и рассказал, что в конверте действительно был отравленный

порошок. Но я соврал, что в тот момент у меня был сильно заложен нос – простуда. «Это

ваша простуда вас спасла, уже бы хоронили. – порадовал следователь – А почему именно

вам пришло это письмо. И записка странная» И следователь подаёт мне копию записки.

На листочке только одно слово – «Die» – значит «Сдохни» по-нашему. Пожимаю плечами

и объясняю следователю, что всё это скорее всего ошибка. Я маленький человек, кому я

там в Италии нужен? На этом разговоре всё и закончилось. Карту отец забросил на шкаф,

и мы о ней благополучно забыли. Если итальянец решил убить меня, то зачем он будет

посылать деньги…

Наконец то наша семья зажила спокойно. Я надеялся, что звонков теперь уже не

будет. Пусть считают, что некому звонить. Прошло время, много времени. От моего

курортного романа уже было около двух лет, как вдруг опять позвонила Люська. «Коля!

Ты поверь, я ничего не знала про порошок. Это муженёк устроил. Но теперь он восемь лет

будет сидеть. Я развелась и забрала у него бизнес. Но это всё не самое главное. Главное в

том, что я люблю тебя, моего единственного мужчину и отца моего сына. Помни, что у

тебя есть сын в Италии. Прости меня, больше звонить не буду. А деньги то ты получил?

Ну прощай!» – она на одном дыхании выпалила всё это, несколько секунд помолчала и

отключилась.


Миллионер


«А деньги то ты получил?» – застучало у меня в висках. Тупой лох, Идиот! –

ругал я себя. У него на карте целый год миллион евро, а он живёт на пенсию двенадцать

тысяч рублей. Ловлю такси, мчусь к родителям. Отец с трудом вспоминает, куда дел

карту. Спасибо, что не убирали на шкафу и не выбросили карту. Беру стремянку, лезу на

шкаф и вот она, вся в пыли, заветная, в моих руках. Бережно вытираю и почти бегом в

Сбербанк. Беру талончик, с нетерпением жду свою очередь, подхожу к оператору,

протягиваю карту и говорю: «Девушка! На этой карте деньги в евро, а я хочу перевести их

в рубли на другой счёт» И протягиваю паспорт отца.

Совсем молоденькая девочка – оператор подаёт мне пульт с кнопками, говорит

привычные уже слова: «Введите пин-код» Ввожу заветные цифры – 1425 и вижу, как лицо

у девочки вытягивается до неимоверных размеров, ресницы начинают быстро-быстро

моргать, а глаза превращаются в блюдца. Срывающимся голосом девочка говорит: «Здесь

очень большая сумма и Вам необходимо пройти в специальный кабинет» Забираю карту и

паспорт и иду в кабинет. Через несколько минут входит та же девочка и ставит на столик

чашечку кофе: «Угощайтесь, заведующая сейчас будет» «Ага! – думаю – Тут вы мне и

поддадите клофелинчику, а там и нет меня, и не приходил такой» Такая дурь в голове

крутится, что стыдно самому становится. Насмотрелся сериалов…

Входит заведующая: «А что вы кофе не пьёте» Отвечаю: «Обожаю этот напиток, но

уже нельзя, давление» Заведующая объясняет, что на карте находится миллион евро.

Киваю головой, чтобы поняли, что я в курсе. Она советует оставить все или почти все

деньги в евро и положить им в банк. Они, естественно, откроют специальный валютный

счёт по паспорту, а на мою карту переведут небольшую сумму, какую я захочу. Отвечаю,

что не хочу деньги в валюте, мне удобнее в рублях. Через полчаса меня просят подойти к

тому же оператору. Уже успокоившаяся девчушка выдает мне книжку на моего отца, где

указана сумма пятьдесят девять миллионов с чем-то рублей. С чем-то меня совершенно не

интересует. Пополнили и мою пенсионную карту на полмиллиона рублей. Стараюсь

отойти от стойки с таким видом, как будто я по меньшей мере дважды в год выполняю

такие операции. Выхожу из банка и сразу на маршрутку к родителям.

Теперь отец в ближайшие дни переведёт мне сорок, сестре десять, а себе оставит

девять миллионов. Я уже всё просчитал. Беру недалеко от моря два земельных участка

соток по восемь каждый и строю дома, для себя и родителей. Не дома будут, а настоящие

коттеджи с саунами, бассейнами. Ну как в сериалах этих проклятых. А ещё, думаю,

сделаю оранжерею огромную. Это, чтоб, не выходя из дома, когда на улице пасмурно,

попасть в сад и отдыхать в гамаке. Моя тысячелетняя мечта! Конечно, сам буду везде

работать – разве такое можно кому-то доверять. Испортят – изгадят! Тряпок накупим,

видимо-невидимо. И две крутые тачки куплю – себе и Катюхе. Нет – одну! Будет ещё

без меня рассекать по городу… Я ей лучше крутую швейную машинку куплю, пусть

внучке шьёт платья. Сеструха, если захочет, пусть рядом строится. Денег на всех хватит.

Ещё вложить надо во что-то, бизнес свой какой организовать или акции купить.

А может и то, и другое. Ой, заживём! Сбылась мечта Идиота! Люська, если когда

захочет приехать, пусть приезжает. Сын всё-таки родной. Катюхе потом объясню всё.

Пусть увидят, что и здесь в России, в Сочи не лохи живут!

Маршрутка резко дёргается с места, я качнулся и чувствую, что теряю равновесие и

падаю. В голове мысль – Всё-таки умудрились сволочи травануть меня, может газом

каким? Последнее, что я почувствовал, это кто-то кричит, меня подхватывают, сажают в

кресло и всё...

Дальше ничего не помню…


Летаргия


Очнулся я дома на своей кровати. Катюша у плиты, что-то готовит. Увидела, что я

открыл глаза, бросила все и ко мне.

– Очнулся мой родненький! Как ты? Что болит? Ну скажи что-нибудь.

– Сберкнижка где, при мне была. И карта моя пенсионная. Что со мной – инсульт, а

почему я дома?

– Коленька! Ты уже третью неделю без сознания. Сказали летаргический сон. Уже

неделю как домой выписали, наказали ждать, может проснёшься. Сберкнижку я у тебя

никогда не видела. А карта твоя на месте, в бумажнике. Да зачем она тебе сейчас –

спрашивает Катя удивлённо.

Вскакиваю с кровати, хватаю карту из бумажника и к компьютеру. Захожу в

личный кабинет – остаток на карте двенадцать тысяч четыреста семьдесят рублей. Пенсия

очередная и прошлый остаток. Сижу, ничего не понимаю. Смотрю за окно, должен быть

декабрь, а солнце светит, как летом, окна все нараспашку, огурцы на шпалере.

– А что ты всё пораскрыла – не лето, выстудишь дом – говорю Катерине.

– Как же не лето. Июнь месяц, а ты всё позабыл? – отвечает Катя.

– Какой год сейчас? – спрашиваю, начиная догадываться обо всём.

– А какой ещё может быть – две тысячи пятнадцатый – удивлённо отвечает она.

– Ты, как мы с тобой про курорты поговорили вечером три недели тому назад, не

проснулся утром и до сих пор так и был без сознания. Я уже думала, что потеряла тебя –

сказала Катюша и заплакала.

Я и подумал про себя: «Значит не изменял я своей Катюхе! И то хорошо!» Обнял я

Катерину, да и заплакали мы оба. Каждый о своём ревёт. Она от пережитого и от того, что

я вернулся с того света. А я рыдаю за миллион евро. Такие бабки! Сами посудите! Как всё

благополучно и здорово получилось. Сколько было волнений переживаний, стрессов.

Я совершенно честно заработал этот миллион. А он опять мимо меня. В нашей табакерке

миллионы не предусмотрены… 

А ещё я думаю, где во мне бес сидит? Теперь знаю точно – не в бабах. Так заел

меня этот злополучный миллион, что сердце побаливать стало.

Уже готов на то, что пусть хоть пять Люсек, но, чтобы миллион был настоящий…

                                                         -- «» --

Подхожу к почтовому ящику, что-то есть, вынимаю свёрнутый пополам белый

толстый конверт. Что там? А кто, собственно, мне напишет? Неужели издательство

прислало договор на издание книги! Волнуясь, разворачиваю конверт. Читаю от кого…

            Идиот! Опять губы раскатал! Когда же я поумнею?

            Из налоговой инспекции уведомление…


0
Рейтинг
+ Нравится
12
Просмотры
Автор
?
Отменить
Загрузить комментарии