Она была Звездой - beWriter.ru
Шрифт
  • Roboto
  • Serif
-
Размер
+
-
Отступ
+
Сбросить

Она была Звездой

Прочее





Небесное полотно разрезала яркая линия – Звезда упала, оставляя после себя сверкающую дорожку. Она сошла с небес, хороня себя в пучине людского недоверия, ненависти и непроходимой глупости. Звезда, пока что не чувствуя ничего и ничего не ощущая, нырнула в прозрачную гладь озера. Вода преумножила ее свет, и этот свет разнесся по всему миру, даря людям тепло и надежду.


Сквозь листву и ветки, царапаясь и ругаясь, пробирался человек. Его внешность не приковывала взгляда, но и не заставляла отворачиваться. Его глаза были наполнены тоской и обреченностью, и человек все шел, шел, шел… Его ослепило сияние, возникшее из ниоткуда. Но человек не остановился, а наоборот, прибавил шагу. Губы его исказила ухмылка, такая, что если бы кто-то его сейчас увидел, наверняка отвел бы взгляд.


Остановился человек только у берега озера, из которого исходил свет.


Звезда, похороненная на илистом дне, засверкала еще сильнее, словно почувствовала – это ее судьба. Водная гладь покрылась рябью, дрожа, как от холода, и волны разошлись по бокам, образовывая дорожку. Тропинку лишь для избранных.


Человек с шумом втянул в себя воздух. Наверное, он никогда еще так не нервничал, потому что эта встреча – он искренне верил - была способна изменить его маленький мир.


- Выйди.


Голос разнесся в ночной тиши и затих где-то между деревьев. Озеро как будто застонало… но действительно ли был это голос воды?


- Я загадал тебя. Выйди.


Мужчина нахмурился. Стон, протяжный и тоскливый, долетел до его ушей. Из глубины озера, из самого его сердца поднялась волна, взявшаяся из ниоткуда, и выплеснула на берег ровно по той самой дорожке светящуюся девушку.


Звезду.


Звезда огляделась, с удивлением вдыхая запахи леса и затхлость тины, которая гирляндой неловко повисла на ее плечах. Девушка была поистине красива. Ее волосы, длинные и густые, спускались по плечам и доходили до талии. Открытые золотые глаза смотрели спокойно и даже немного равнодушно, ведь Звезда была всего лишь воплощением чужих желаний, а не живым человеком. Загадай кто-нибудь у Звезды богатства – дождь из золота пролился бы на его плечи. Но этой Звезде была дарована жизнь, а тот, кто ее даровал, становился ее хозяином. И этот самый хозяин присел на колени перед светящейся девушкой и произнес:


- Я – Исаак. А твое имя?


Звезда взглянула на своего нового хозяина и повторила, словно смакуя, только что услышанное имя:


- Исаак.


- Да. Исаак.


Ее голос был подобен скрипке, по которой умелый мастер водил смычком. Он лился из ее груди, не встречая на своем пути преград.


- У Звезд нет имен, - наконец произнесла девушка и добавила, - Хозяин должен назвать меня сам, если он этого хочет.


Мужчина задумался. Какое имя могло подойти такому ангелу, упавшему с небес?


- Влада. Теперь это твое имя.


- Влада, - эхом отозвалась Звезда и слегка приподняла уголки губ – улыбнулась.


Звезда, теперь уже несущая имя Влады, поднялась на ноги и слегка поклонилась, показывая уважение и полную смиренность.


- Чем могу быть полезна хозяину?


Ее платье, такое же сверкающее, как и она сама, еле уловимо трепыхалось от ветерка. Исаак тоже поднялся с колен и сжал тонкое запястье девушки.


- Влада, - начал Исаак; Звезда не подняла глаза, но он продолжил, – Я всю жизнь мечтал об идеальной жене. Пожалуйста, стань ей.


Умоляющее «пожалуйста» вырвалось из его уст случайно. Он не хотел этого говорить.


- И называй меня Исааком.


Влада не подняла глаза и не шелохнулась телом, но губы ее сомкнулись и разомкнулись, произнося тихое «Да».


- И смотри на меня, когда разговариваешь.


Внутри Исаака все ликовало. Идеальная девушка – его жена! Неужели это все не сон?


Влада, повинуясь приказу, подняла глаза на мужчину и встретилась с ним взглядом, но Звезда ничего не почувствовала: ни любви, ни симпатии, ни отвращения, ничего.
Обрадованный Исаак приобнял Владу за плечи и повел ее обратно тем же путем, что и шел сам. Недалеко их дожидалась лошадь.


***


Они мчатся на лошадях, и ветер приятно бьет их по лицу. Густые волосы Влады, солнечно улыбающейся Влады, развеваются позади нее, словно крылья. Но Звезде не весело, ни капли, просто хозяин приказал ей смеяться, и ослушаться она не может.


- Здорово, да? – пытаясь перекричать ветер, восклицает Исаак. Ему весело, и он пытается не обращать внимания на глупые мысли о том, что его Влада не чувствует того же самого. – Я счастлив.


Девушка отвечает не сразу, но когда ее губы приоткрываются, чтобы сказать равнодушное «Я тоже», ветер уносит ее слова.


«Так даже лучше,» - думает Влада, на секунду снимая улыбку с лица и тут же ее надевая. Скулы у нее болят.


***


- Ты должна плакать.


Они стоят посередине гостиной и смотрят друг на друга. Буквально несколько минут назад Исааку пришло письмо – его брат мертв.


- Ты должна плакать, это же мой брат умер! – кричит Исаак и сам плачет.


«Вот и именно – твой,» - думает Влада и, приобнимая мужа на плечи, утыкается в его плечо лбом. 


Плачет, не чувствуя ни скорби, ни боли.


***


- Сегодня на ужин жарко́е из говядины.


Тусклый безжизненный голос Влады разносится по комнате, отражаясь от стен. Во всем, что есть в их доме, чувствуется рука хозяйки; все в их доме пропитали навязчивый уют и лживая забота.


- Ты знаешь, что я люблю, - с улыбкой произносит Исаак и заправляет салфетку за ворот, готовясь к трапезе.


Жарко́е горячее, от него идет пар, но хрупким рукам вовсе не больно – Звезды не чувствуют боли. Влада садится напротив и начинает есть, не поднимая взгляда на мужа. Но это не мешает ей понять, что глаза Исаака неотрывно следят за каждым ее движением.


- Оно идеально, - произносит мужчина и горько ухмыляется. – Меня от него тошнит.


Звезда реагирует зеркально – ухмыляется, только больше с издевкой, и произносит:


- Я могу добавить больше соли.


Они молчат.


***


Их жизнь протекает медленно и слишком идеально – так, что от злости начинают скрипеть зубы, а ладони – сжиматься в кулаки. Влада не ненавидит Исаака, – нет, ни в коем случае! он ее загадал, это его право – нутром она предвидит, что скоро эта игра подойдет к концу.


Идеальных людей не бывает.


Жаль, что Исаак до сих пор не понял этого.


***


Этот вечер должен казаться теплым и домашним, но даже объятия и потрескивание дров в камине не делают его таким. Последние крупицы уюта рушит их разговор.


- Ты ведь никогда меня не любила.


Это далеко не вопрос, и Исааку даже жаль, что его предложение звучит утвердительно.


- Я делала так, как хотелось тебе. Можешь называть это любовью, - Влада поудобнее устраивает свою голову на плече мужа.


Они оба понимают, что глупый договор Звезды и человека не мог привести ни к чему хорошему.


- Если я скажу уйти, ты уйдешь? – Исаак поворачивает голову к Владе и смотрит в ее золотые глаза. Мельком его сознание замечает, что за этот год сияние девушки сильно потускнело.


- Как пожелаешь.


Влада выпутывается из его объятий, снимает кольцо, подаренное мужем, и перестает быть частью семьи Исаака. Честно сказать, она ей и не была – этой семьей, которая возникает только при взаимности. Но девушке не жаль. Если бы она была человеком, то, возможно, ее сердце бы болезненно сжалось, но она – Звезда, Звезда без сердца и души.


Исаак на прощание целует ее в лоб – холодный и безжизненный… А чего еще он ожидал? – и в последний раз вдыхает аромат ромашек, исходящий от ее волос.


- Прощай.


Влада уходит, не ответив на прощание ни вздохом, ни единым движением, и Исаак запоздало понимает, что упустил свое счастье еще тогда, когда захотел полюбить идеальную девушку.


Дверь тихо захлопывается.


В тишине и одиночестве давящих стен, которые совсем скоро перестанут благоухать уютом, Исаак садится у окна и всматривается в ночное небо. Ищет там новую Звезду.


А что ему еще остается делать?..

4
Рейтинг
+ Нравится
52
Просмотры
 Вам нравится эта работа!
?
Отменить
Загрузить комментарии