Непорочная - beWriter.ru
Шрифт
  • Roboto
  • Serif
-
Размер
+
-
Отступ
+
Сбросить

Непорочная

Прочее

Я всегда относился к женщинам с предвзятостью и презрением. Глупые, но при этом собственной глупости не признававшие, уверенные в своей неотразимости и безнаказанности, все как одна имеющие комплекс богини, они вызывали у меня столь сильную антипатию, что я, казалось, ненавидел каждую девушку, которую видел. Нет, я не гомосексуалист, и сексом я с женщинами, конечно, занимался, но делал это жестко, по-звериному, и после первой же ночи, посылал дуру куда подальше. Самое интересное, что чем грубее я обращался с очередной любовницей, тем тяжелее мне было от нее отвязаться. Как правило, посланные куда подальше, эти курицы буквально руками и ногами упирались, умоляя дать нашим отношениям шанс. Отношениям… Они подразумевают любовь, верность и, в конце концов, брак. Это каким же идиотом нужно быть, чтобы добровольно надевать на себя оковы рабства? Да и как можно жить с одной из тех, кого люто ненавидишь?

Так я думал все двадцать пять лет жизни, сколько себя помню. Но все резко изменилось, когда я встретил ее…

Иногда судьба очень зло шутит над теми, кто этого меньше всего ждет. И именно судьбе было угодно, чтобы эта ничем не примечательная в толпе, невзрачная, даже какая-то серая девчонка, выскочила прямо под колеса моего мотоцикла. Все произошло так быстро и неожиданно, то я едва успел затормозить. Она успела отпрыгнуть в сторону, мой железный конь едва не  повалился на асфальт. Я соскочил с него и направился к идиотке, дабы хорошенько наподдать ей.

- Ты,  ….,чем думаешь?! – орал я, тряся ее за плечи, - какого … ты творишь?! Я не собираюсь идти в тюрьму из-за дуры, которой надоело жить!!!

- По-почему в тюрьму? – заикаясь чуть слышно прошептала она и подняла на меня глаза, из которых градом катились слезы.

Я собирался выдать очередную порцию брани, но, взглянул в них и слова застряли у меня в горле. Никогда ни у кого я не видел таких глаз. Казалось, в них заключена целая вселенная, в которой я мог запросто затеряться, и мне понадобилась бы целая вечность, чтобы выбраться.

И вот я стоял и пялился на нее как дурак и она казалась мне самым прекрасным существом из всех тех, кого я встречал когда-либо. Мне совершенно не хотелось жестко отыметь ее, как всегда было с каждой длинноногой красоткой, попадавшей в мою постель, но хотелось быть нежным и ласковым. Свирепый дикий волк во мне учтиво отошел в сторону, уступив место покорному псу, готовому есть корм из рук хозяина и бесконечно их облизывать. Итак, злая шутка судьбы увенчалась успехом – я, ярый женоненавистник, влюбился.

     Мне стоило огромных усилий  завоевать ее сердце. Как выяснилось, она до ужаса боится таких как я - бородатых брутальных мужиков, разъезжающих на мотоциклах и слушающих дьявольские песни. С раннего детства родители внушали ей что мне подобные сплошь бандиты, наркоманы и убийцы. Что лучшие кандидаты для отношений это скромные тихие мальчики, коротающие вечера в библиотеках и падающие в обморок при виде спиртного или сигареты. Я был послан куда подальше со всей вежливостью, присущей людям интеллигентной породы, но сдаваться не собирался. Я выяснил, где она живет, и начал действовать. Оставлял под дверью небольшие подарочки и букеты цветов, писал романтичные стихи (вот уж не думал, что умею), забросил друзей и бары, потерял покой и сон, часами карауля ее около подъезда. Грубый и неотесанный, я стал податливой размазней и все ради того, чтобы она была рядом. А она все никак не хотела замечать моих знаков внимания, выбрасывала мои подарки и гордо проносилась мимо, делая вид, что не видит моего мотоцикла около своего дома. Но однажды, она притормозила и едва заметно улыбнулась, а на следующий день вдруг подошла и смущаясь и краснея объявила, что моя настойчивость ее покорила и она готова дать мне шанс.

   О, как ликовала моя душа, как стучало в этот момент сердце, страстно желавшее вырваться из груди. Я целовал ее руки и повторял снова и снова – ты не пожалеешь. Я действительно старался сдержать свое обещание. Я был готов выполнять любые ее капризы и прихоти, но у нее таковых почти не имелось. Воспитанная родителями в строгости, она считала постыдным попросить у меня хоть что-то. И я взял ситуацию в свои руки – я забрасывал ее дорогими подарками, водил по разным интересным местам, а она все боялась, как бы ее родители не прознали про то, что она связалась с тем, кем ее пугали в детстве. Надо ли говорить, что о близости между нами не могло быть и речи? Когда я намекнул ей об этом в первый раз, она вдруг расплакалась и сказала, что хранит себя до свадьбы.

- Я люблю тебя, - говорила она, - но это очень серьезный шаг и если я сейчас совершу ошибку, то не прощу себе этого никогда и ни за что. Если ты любишь меня, то должен понять.

Я понимал, потому что любил. И любил настолько, что предложил ей стать моей женой. Я был самым счастливым человеком на свете, когда услышал ее ответ. Я был готов на руках нести ее в загс прямо сейчас, но она сказала, что сначала нужно сообщить ее родителям.

- Теперь ты не боишься, что их зятем станет такой как я? – смеясь спрашивал я, я прижимая ее к себе.

- Они примут мое решение, - говорила она, перебирая мягкими пальцами мои длинные волосы, - они увидят какой ты хороший и дадут нам свое благословение.

И вот, в назначенный день я стоял под ее дверью и все не решался нажать на звонок. Когда, наконец, это произошло, и дверь распахнулась, я понял, отчего моя невеста так оттягивала встречу с ее родителями. На пороге стояла женщина лет сорока, такая же невзрачная, как и ее дочь, но выражение ее лица было сродни королевскому. Она смотрела на меня сверху вниз с нескрываемым неудовольствием, словно увидела нечто неприятное. Я поздоровался.

Она сухо ответила на мое приветствие и царственным жестом пригласила войти в квартиру. В гостиной уже был накрыт стол. За столом сидел седовласый мужчина, видимо, мой будущий тесть. Он отреагировал на мое появление так же как и его жена – с плохо скрываемым презрением. Женщина жестом показала мне на стул, а сама устроилась в другом конце стола.

Мы сидели в абсолютной тишине, тяготившиеся нависшей тишиной до тех пор пока в комнату не вошла моя невеста. Она подошла ко мне, улыбнулась и положила руки мне на плечи.

- Мама, папа, - торжественно начала она, - это мой жених и… она сделала паузу, набрала полную грудь воздуха и выдохнула: - отец моего ребенка.

Лица ее родителей вытянулись, глаза горящие адским пламенем впились в меня и, умей они испепелять взглядом, от меня, без сомнения, осталась бы жалкая кучка пепла.

- Хорошая шутка, любимая, - со смехом сказал я, и обернувшись к ней понял по выражению ее лица что она не шутит.

Теперь лицо вытянулось у меня. Какой ребенок? Мы ведь с ней не спали?!!! Или я чего-то не понимаю?

- Прошу нас извинить, - обратился я к ее родителям. – Мы отойдем ненадолго.

Я встал и, взяв ее за руку, потащил из комнаты. Затащил на кухню, запер дверь и усадил ее перед собой.

- Скажи мне, что это шутка! – велел я, - ты хотела пошутить надо родителями? Тебе это удалось – они здорово удивились. А теперь пойдем назад и ты скажешь, что никакого ребенка нет.

- Он есть, - по ее лицу покатились слезы, - только отец не ты…

А кто бы сомневался?! Мир поплыл у меня перед глазами. Моя любимая, моя чистая непорочная девочка… Клявшаяся мне в вечной любви и так желавшая сохранить себя до свадьбы…

- Кто? – только и смог выдавить из себя я, - чувствуя, как мой внутренний волк набрасывается на ласкового пса и в одно мгновение перегрызает ему глотку.

- Ты его не знаешь…

История, рассказанная ею, была настолько нелепой, что мне стало смешно. Смешно от того, каким я стал и все ради того, чтобы мне наставили рога с каким-то ботаном. Все оказалось просто – они давно ходили в одну и ту же библиотеку и в какой-то момент между ними пробежала искра, породив за собою пламя, которое оставило после себя плоды. - Я не люблю его, - она хватала меня за руки, - мне нужен только ты. Это была минутная слабость! Прости меня! Прости! Ну почему ты молчишь?!

А я смотрел в ее глаза и видел в них выжженную пустыню. Такую же серую, тусклую и невзрачную, как и их обладательница.  

Я боялся ударить ее – настолько сильно ярость захлестнула меня. Она говорила мне о любви и о прощении, а я думал о том, как сильно я ее ненавижу. Я не верил, больше не верил ей.

- Родители убьют меня, если узнают правду, ты пой единственный шанс!

- Ты ведь сказала ему о беременности, верно? – вдруг догадался я, - но он отказался признавать ребенка, так?

Она показала головой, но я знал – врет. Сказала. И получила отворот поворот. Оказывается, тихие домашние мальчики тоже умеют удивлять.

- Просто скажи, почему так, а? Зачем устроила весь этот цирк с родителями? Хотела, чтобы я не отвертелся? Решила на жалость надавить? Думала, что у меня не будет выбора и мне придется жениться на тебе и воспитывать чужого ребенка? Почему ты просто не пришла ко мне и не рассказала, как было дело?!!! Я ведь любил тебя!!!

- А ты бы простил?... – с надеждой спросила она и я понял, что снова оказался прав.

Я промолчал. В глубине души понимая, что да, простил бы, будь оно неладно! Тогда. Но не теперь. Раненый пес, поднявший было голову из лужи крови, дернулся и затих навсегда. Последние искры вселенной исчезли из пустынной пустоши.

Я вышел из кухни, громко хлопнув дверью. Она тут же выскочила следом, умоляя меня остаться.

- Дай мне шанс!

Они все просили дать им шанс, все на что-то надеялись. Она такая же как все. Такая же как и все… Ненавижу.

Я прошел мимо ее родителей, стоявших в коридоре и, видимо, слышавших наш разговор. Вышел из квартиры – она не отставала. Проследовала за мной до самого мотоцикла, схватила за руку.

- Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!

Я приобнял ее за талию, привлек к себе и, глядя в ее некрасивые глаза, проговорил четко и отчетливо, по слогам: - А Я ТЕБЯ НЕ-НА-ВИ-ЖУ!

Я поцеловал ее в губы на прощание. Зачем? Я не знаю. Может, хотел сохранить сладость первой и последней любви, а может, горечь самого большого разочарования.

Уезжая, я чувствовал спиной ее взгляд, чувствовал вкус ее губ на своих губах, смешавшийся со вкусом моих слез.

Прощай, моя непорочная.

0
Рейтинг
+ Нравится
35
Просмотры
 Вам нравится эта работа!
Автор
?
Отменить
Загрузить комментарии