На краю моста - beWriter.ru

Публикация участвует в конкурсах:

Регулярный конкурс №3. Июль

Вы можете проголосовать за эту работу, повысив ее рейтинг и шанс на победу.

Закрыть
Шрифт
  • Roboto
  • Serif
-
Размер
+
-
Отступ
+
Сбросить

На краю моста

Мистика/ ужасы/ триллер



                                                 Часть 1

Обожаю эти прекрасные летние дни, когда давно закончилась школа, остались только экзамены. Грех сидеть в такое время дома, но приходится.

За окном глубокая ночь. По тёмно-синему небу медленно плывут чёрные облака, окантованные по краям бледным серебром от света луны. Иногда, вглядываясь, кажется, что в них отражаются огни большого города. Отражаются все эти высокие тёмные здания из бетона и стекла, что сверкают в ночной мгле желтоватым светом. Город наполнен шумом: шумом машин, колесящих по улицам, криками людей где-то у подъезда – иногда мне не хватает тишины.

Я всё ещё любовался огнями ночного города, когда по квартире пронёсся противный скрежет дверного звонка. Я секунду вспоминал, что значит этот звук, но мозг уже машинально заставил тело шагать к двери. Я, недолго думая, открыл её, ведь я знал, кто пришёл. С самого утра по скайпу мы договорились с друзьями встретиться и погулять по городу.

В коридор без предупреждения зашла моя девушка Оксана. Повиснув на моей шее, она пробормотала невнятное: «Привет, Антон»:

- Ну что, ты готов? Женька с Кириллом уже ждут нас.

- Да, идём.

Я быстро схватил куртку с вешалки и ещё полминуты вспоминал, где оставил ключи. Пришлось быстро пробежаться. Они нашлись у меня в комнате. Я был уже в дверях, когда послышался звон стекла. На полу лежала разбитая рамка, что раньше стояла на столе. Осколки от неё разлетелись в разные стороны. Странно, почему она упала? Сквозняк от открытой двери? Ай, ладно, нужно будет новую рамку купить, и когда вернусь, убрать всё. Я быстро заскочил на кухню, чтобы сказать отцу, что иду гулять. Он сначала немного возмущался, мол: «У тебя экзамен завтра, куда ты пойдёшь?», но потом всё-таки разрешил, когда я сказал, что через час вернусь.

У подъезда нас ждали грустные друзья. Кирилл сразу же изменился в лице, когда увидел меня. Расплывшись в улыбке, он проговорил:

- Свершилось чудо! Оксана, тебя только за смертью посылать.

- Так куда мы пойдём? – спросил я, решив не отвечать на шутку Кирилла.

Все трое пожали плечами, а потом по очереди стали перечислять всевозможные места.

- А может, на мост? – предложила Женька. - Оттуда должен открываться прекрасный вид на город.

- Да! Думаю, там сейчас круто, - поддержала Оксана.

Кир лишь молча кивнул в знак согласия. Все ждали моего ответа. В городе всего один мост, и я не очень его любил. Хоть они и мои лучшие друзья, я им всё равно не рассказывал, что, когда мне было четыре, моя мать совершила самоубийство, спрыгнув с этого самого моста. Никто не знает по какой причине. Всё это нагоняло на меня странные чувства какого-то предостережения. Но что может случиться?

- Значит, решено, - подытожил я.

Мы весело шли через весь город. Совсем забыв, что сейчас почти полночь, и люди давно спят, мы громко смеялись и дурачились, словно нам по десять лет. На фонтанах Кирилл от избытка радости чуть не прыгнул прямо в воду, но нам удалось его остановить. До моста мы дошли всё с тем же радостным настроем. Мы залазили на ограждения, в шутку толкая друг друга вниз.

Этой ночью вода была особенно красива, словно расплавленная сталь, она не отражала неба, была спокойная и тёмная. Только иногда, повинуясь дуновению ветра, бросала лёгкую серебристую волну. Я хотел сфотографировать всю эту красоту и ушёл на другую сторону моста. Оперевшись о забор, я на полную вытянутую руку стал фотографировать.

- Помоги мне!

Вдруг услышал я эти слова, словно далёкий крик.

От внезапного появления этого голоса я уронил свой телефон. Он с характерным звуком упал на обратной стороне ограждения экраном вверх.

«Фух, хотя бы не разбился», - подумал я.

Я ещё секунду прислушивался и оглядывался по сторонам. Вокруг никого не было, кроме моих друзей, что бурно обсуждали школьные годы, облокотившись руками о забор, и даже не замечали меня. Должно быть, просто показалось из-за большого количества звуков, да и ночь давно, спать уже пора.

С этой стороны забора мне не удалось достать телефон, он упал почти на самый край метрового уступа. Пришлось перелезть через ограждение. Я аккуратно поднял телефон, чтобы ненароком не уронить его, и засунул обратно в карман.

- Помоги! – вновь повторился тот же самый крик, шедший откуда-то снизу из-под моста.

И дёрнул чёрт меня посмотреть вниз! Голова тут же закружилась. Я машинально вцепился одной рукой в забор и отошёл как можно дальше от края. На секунду мне показалось, что я уже падаю, и был словно парализован этим чувством.

- Эй, Антон! Что ты делаешь? – послышался за спиной взволнованный голос Оксаны.

Я обернулся и только хотел сказать: «Всё нормально», как меня словно что-то толкнуло вперёд, в пропасть. Рука, которой я держался за забор, соскользнула, а ноги не смогли устоять.

Секунда - я просто падаю. Одна секунда, и я чувствую страх, невыносимое желание за что-то ухватиться, желание жить, мне хочется кричать, звать на помощь. Одна секунда, и я вспомнил, что завтра, после экзамена, с папой хотел сходить в бургерную, что, когда поступлю в универ, сделаю Оксане предложение, что осенью, наконец, начну заниматься спортом. Всего секунда! В которой я лечу вниз.

Слышу глухой удар собственного тела о воду. Чувствую невыносимую боль. Пытаюсь вдохнуть, но в лёгких лишь вода. Я вижу небо! Или это лишь толщи воды, что погребают меня заживо на дне…

Когда тьма окутала меня, вновь слышу этот голос, что кричал мне на мосту «помоги», голос ребёнка, что теперь шептал:

- Расплата!



                                                 Часть 2

- Антон! Антон! – сквозь мрак слышу я голос любимой девушки.

В голову резко приходит понимание, что я могу дышать. Лишь через минуту я смог открыть глаза и в расплывчатом изображении увидел перед собой Оксану. Я был в аллее на берегу недалеко от моста, с которого упал. Неподалёку стояла машина скорой помощи, полиции, да и так просто прохожих собралось, как на концерте Баскова.

Несколько следующих дней я провёл в больнице, не знаю зачем, со мной вроде всё в порядке, разве что пара синяков…

Скучать мне эти два дня не пришлось: ко мне то друзья приходят, то полиция заглядывает. А самое интересное здесь то, что все они задают один и тот же вопрос: «Зачем ты прыгнул?».

И вновь воспоминания переносили меня к тому моменту, когда я умирал под силой стихии. Я точно помню то чувство, что меня словно кто-то толкнул вперёд. И я отчётливо помню эти слова, словно прошептанные мне на ухо: «Расплата!». Что это значит? Может, у меня были галлюцинации от нехватки кислорода? Но толчок… Мне не хотелось объяснять всем, что я слышал чей-то голос. Меня бы посчитали сумасшедшим, а это не так. Поэтому раз за разом мне приходилось повторять:

- Я не хотел прыгать, случайно упал.

Спустя три дня меня всё же отпустили из больницы. Но когда я шёл домой, я вновь услышал этот голос, что твердил то же самое слово – «расплата». В большой толпе мало ли что может показаться. Но звук был настолько отчётливым, словно говорил человек, стоящий возле меня. Всё это не могло не наводить ужас, и я поспешил домой.

Дома я вспомнил, что пропустил экзамен, а через несколько дней будет уже другой. Как я мог об этом забыть? Нужно подготовиться, но я сел за компьютер и пропал из мира в очередной игре.

Даже полностью измотав себя перед монитором компьютера, я не мог заснуть. Иногда разносился скрип пола, словно кто-то идёт по моей комнате. 

«Что это? Паранойя? Я схожу с ума?» - крутились в голове лишь эти мысли.

Всё, что было в моей комнате, нагоняло на меня панический страх, выгоняя прочь из дома. И я повиновался этому чувству. Мне не к кому было пойти, друзья меня не поймут, отец? – тоже вряд ли.

Я вышел из дома и остановился у подъезда. Легкие наполнял густой городской воздух, окутанный мнимой прохладой ночи, но всё равно становилось немного легче. Я стоял, наверное, около минуты, наслаждаясь звенящей тишиной. Никакого шёпота, никаких шагов. Единственным, что нарушило это тишину, было противное бульканье телефона, на который пришла СМСка от Кирилла.

«Привет! Приходи в аллею, ну, ты знаешь, что на берегу. Нужно поговорить. Срочно!»

Идти не хотелось, но в квартиру возвращаться не хотелось больше. Довольно странное место он выбрал. Именно аллея около воды, та самая аллея, где я очнулся после того как упал с моста. Хотя Кирилл всегда выбирал странные места.

Я дошёл до назначенного места минут за двадцать. Аллея была пуста. Я решил подождать и молча наблюдал за спокойной водой.

Сколько тайн хранит эта вода, сколько секретов пытались утопить в этой реке десятки людей. Изо дня в день здесь можно найти много «мусора»: просто случайно потерянные подарки, вещи, иногда специально выкинутые букеты цветов. Столько драм видел этот мост. Даже сейчас здесь, у берега, плавала какая-то старая игрушка. Не знаю, что заставило меня залезть рукой в холодную воду - любопытство или безумство, но что-то притягивало в ней. Это был заяц. Синий заяц с очень длинными ушами. Настолько старый, что ткань просто рассыпалась в руках.

За спиной послышались шаги, я быстро обернулся. Передо мной в трёх метрах стоит ребёнок, мальчик, на вид лет трёх-четырёх. Выглядел он так, словно только что вышел из воды. С очень бледной кожей и темными, прилипшими ко лбу волосами. Одет он был в майку и короткие шорты, все испачканные в грязи. Мальчик несколько секунд смотрел на меня красными, наполненными слезами глазами, а потом, быстро сорвавшись с места, побежал. Я было бросился за ним, но он, как тень, проскочил за деревья и растаял бесследно. Словно… призрак.

Я не скоро отошёл от шока увиденного. Я поспешил покинуть аллею, но мозг никак не мог здраво рассудить, что это было. Единственное объяснение, которое он находил, это то, что у меня начались галлюцинации. Либо это был реальный призрак. А кто этот мальчик? Мой мозг не мог создать того, чего я никогда не видел.

Я вернулся домой, забрав с собой зайца, не знаю зачем.

Остаток ночи я просидел, закрывшись в своей комнате, за компьютером. Но на это раз я не собирался играть. Одну за другой я открывал новые страницы браузера, ища всё что можно: «призраки», «смерти на мосту». На нашем мосту было несколько смертей, в их числе и моей мамы. Все совершили самоубийство. Про призраков я нашёл много чего. Что это не упокоенные души, что они приходят отомстить. Одни говорят, чтобы от них избавиться, нужно сходить в церковь, переехать в другой дом, другие – что нужно сжечь их кости, или что избавиться от них невозможно. Штурмуя интернет, я почти ничего не смог найти. Кроме одного. Какой-то статьи, что так и не была опубликована в газете. В ней говорилось, что на берегу реки нашли младенца, предполагают, что его сбросили с моста, но ничего не доказано. Ребёнка определили в детдом, где он прожил четыре года. Мальчик погиб, утонув в реке, во время прогулки. Обстоятельства неизвестны. К статье прилагалась фотография. Это был точно такой же мальчик, которого я видел. А в руке у него - тот самый синий заяц, что сейчас лежит передо мной на столе.

Я вглядывался в картинку, как вдруг экран компьютера погас. Всё бы ничего, если бы в тёмном экране кроме себя я не увидел отражение мальчика. Я вскочил со стула и обернулся, облегченно вздохнув. Никого нет.

Экран вновь включился и послышался характерный звук пришедшего личного сообщения. Наверное, это Кирилл ответил. Я ещё с самого утра написал ему, что это была глупая шутка звать меня в аллею ночью.

«О чём ты?»

«Ха-ха-ха, очень смешно! Зачем ты прислал мне СМС с просьбой прийти в аллею?».

«Какое СМС?»

Я хотел ему написать, чтобы он прекратил издеваться, и убедить его в том, что я понял, что это была шутка. И для верности решил прислать ему фото с СМС, но когда я его открыл на телефоне, оно оказалось совсем другим:

«Антон, привет! Знаешь, я никак не могу отойти от того случая, может, стоит развеяться? Давай сходим куда-нибудь после экзамена».

Вдруг ко мне пришло другое сообщение. Я не понимал от кого оно, ни имени, ни фамилии не было, только непонятный набор знаков и цифр: 1520@16#4

«Р@спл@т@»

«Что? Кто ты?»

«Н@ #в@@ в@н@, н@ #в@@ р@спл@т@»

«Что это? Я не понимаю!»

Вдруг вся переписка пропала, и я никак не смог её восстановить. А в интернете я больше ничего не нашел.

На столе стояла рамка без стекла, которая упала, когда я уходил гулять с друзьями. Я совсем забыл о ней. Должно быть, папа убрал осколки. На фото был я с мамой, на заднем плане мост. Вроде ничего необычного, но когда я пригляделся, то в тени, в белой дымке заметил мальчика, что показывал пальцем на мост. Почему я раньше никогда этого не видел? И было ли это раньше?

Весь день я провёл в поисках по дому каких-нибудь записей. И поиски увенчались успехом. Я нашёл коробку, где когда-то лежали мамины вещи. Там была фотография, где она с младенцем на руках, на обратной стороне подпись: «1996 г.», это не я, я родился в 2000 году. Тогда кто на фотографии?

Вечером я ждал отца. Когда он пришел, я отдал ему фотографию.

- Где ты это нашёл?

- Кто это?

- Я тебя разве не учил, что нельзя рыться в чужих вещах?

- Каждый день я вижу этого мальчика! КАЖДЫЙ ДЕНЬ! ПОЧЕМУ?! Кто это?! Что вы сделали?!

Отец замолчал, опустив глаза в пол. Он заплакал. Чуть позже он рассказал мне страшную историю.

Двадцать два года назад у моей мамы родился первый ребёнок, ей тогда было шестнадцать. У мамы не было семьи, и она скрыла беременность ото всех, о младенце никто не знал. Папа не был рад такому подарку и сгоряча сказал, что ребёнок ему не нужен и пусть она делает с ним, что хочет. Уже потом он узнал, что мама избавилась от ребёнка, скинув его с моста в воду, вместе с его единственной игрушкой - синим зайцем. Через четыре года родился я, но мама всё так же продолжала день за днём оставлять на берегу реки цветы. Она мучила себя за то, что сделала, а ещё через четыре года сбросилась с моста сама.

Отец ничего не знал о том, что ребёнка нашли. Моя мама избавилась от него, и сейчас он требует расплаты. Я больше ничего не хотел спрашивать у отца и просто молча ушел в комнату.

День ото дня становилось всё хуже. Я всё чаще видел в толпе и в одиночестве этого ребёнка, глаза его, хоть и детские, источали злобу.

- Не твоя вина, но твоя расплата! – шептал он всё тем же детским голосом.

Каждый день он приходил ко мне, присылал сообщения всеми возможными способами. Я начал закрываться в комнате, не пришёл ни на один из трёх экзаменов. Прекратил спать. Ко мне приходили люди, а я вновь убеждал их, что со мной всё хорошо.

В один вечер, когда сидеть в одиночестве стало невыносимо, когда буквально каждую секунду был слышен голос этого ребёнка, я тихо ушёл из дома.

Спокойный ночной город, что слепит издалека яркими огнями, я разучился любоваться твоей красотой. Теперь ты - единственный свидетель этого происшествия. Однажды я уже был здесь. Однажды я уже падал отсюда. Но теперь меня некому спасать. Вновь встречу я жёсткую водную гладь, и этот раз уже точно будет последним.

- А ведь можно было этого избежать много лет назад. Но уже поздно, и я стою на краю моста…


        

                                                 Часть 3

Четыре года спустя

Я, как обычно, гуляю с четырёхлетним сыном по мосту, вновь держу в руках цветы и бросаю их в воду.

Прошло уже четыре года, с тех пор как Антон сбросился с этого моста. Мне так и не удалось узнать причину, по которой он это сделал. Но я знаю, что он всегда со мной.

Четыре года назад, когда я узнала, что беременна, хотела сделать аборт. Со смерти Антона тогда прошла всего неделя. Я совершенно не знала, что мне делать. Но в тот день мне на телефон пришло СМС от его имени:

«Не делай этого, Оксана! Не совершай ошибку, за которую я уже расплатился...».

Одно сообщение, двенадцать слов от человека, ушедшего без причин. Но столько надежды.

Антон, ты подарил мне надежду, смысл жизни. Я назвала нашего сына в твою честь. Он очень похож на тебя, он так же сильно любит город...

1
Рейтинг
+ Нравится
23
Просмотры
 Вам нравится эта работа!
?
Отменить
Загрузить комментарии