Мне просто хорошо, когда я обнимаю тебя. - beWriter.ru
Шрифт
  • Roboto
  • Serif
-
Размер
+
-
Отступ
+
Сбросить

Мне просто хорошо, когда я обнимаю тебя.

Любовное произведение

                                          I

Люблю ли я Эдварда Мунка? 

Конечно, нет, но мне близки его картины. В них так много боли, в них так много правды. Бесконечно много. Столько, сколько ты её сможешь увидеть. Столько, сколько цветов на его палитре.

Люблю ли я Эдварда Мунка?

Конечно, нет, но именно на этой выставке я чувствую себя, как дома. Кажется, что все эти полотна написаны мной, взяты из моей жизни. Это я  болел испанкой, ел голову рыбы, сгорал от ревности в яблоневой роще, танцевал с ней у моря, убивал и убегал.. Это как во сне, когда ты вспоминаешь никогда не существовавшие события, абсолютно убежденный в их реальности. 

Я не один. С Ирой. Вижу её впервые. 

#Мыпознакомилисьвтиндеренуичто.

В ней все хорошо, то есть всё в порядке. Как это ни странно, нет ни неудачных, не в цвет, туфель, ни кривовато накрашенных губ, ни оповещений на мобильный каждые две минуты, ни моего желания отвести её к себе домой.. Всё так, как надо. У неё большие глаза, если сравнивать с грудью, то идеальные - 3,5 размера, губы тоже чуть boosted, для гармонии, щечки, чуть пухлые, должно быть их очень приятно трогать. Все линии круглые и плавные, кто-то долго вылепливал-выглаживал это лицо под ленивые чилл-аут биты, не спеша ставить точку. Поэтому получилось хорошо. Ира лишь со вкусом добавила пирсинг над правой бровью и в левое крыло носа. 

  Вот. 

  Я уже успел прочитать биографию художника, прослушать пару лекций - отрастил себе жабры и чувствую себя как рыба в воде. Жаль, что она не леггинсах - сошли бы за водолазный костюм к моей метафоре. В юбке заниматься дайвингом не очень удобно, но она старается.  Потом я узнал, что это был её первое настоящее погружение. Ира смелая.

Мы останавливаемся напротив картины с неудачным названием “Метаболизм”. На ней Адам и Ева, разделенные древом с запретным плодом. У Адама рука за головой, а глаза прикрыты, он изображен стоя, хотя естественнее бы смотрелся на шезлонге. Ева прекрасна в своем спокойствии, она ещё не видела глаз змея-искусителя. Они пришли в эту рощу отдохнуть от эдемского зноя. 

Я спрашиваю Иру:
       - Как думаешь, они любят друг друга?

- Не знаю, - чуть подумав, отвечает Ира,- но думаю, сейчас им хорошо вместе.


***


Единственная Любовь Иры - это “пивко”. Со своими минутами экстаза, когда она в пьяном угаре угоняет машины или залезает пофоткаться на памятник, и  неизменными похмельными ссорами по утрам. Я знал это заранее, и вот мы уже стоим на мостике со свадебными замочками и злорадствуем над “встрескавшимися лузерами”. Она профессионально стучит ноготком по жестянке Килкени “чтобы не запузырилось”. Раздается характерный пшик и щелчек. Ира довольно улыбается. Мне кажется именно с таким звуком она выскользнула из влагалища на руки затаившей дыхание медсестры.  Мда, брать себе бутылочный сидр было ошибкой. Ах, нет она предлагает мне выбрать открывашку. У неё их собой целых три. Одна на ключах, другая в косметичке. Последняя на ремне, но я не хочу торопить события.. 


II

Мы на балконе 25го этажа. Встречаем рассвет. Ира курит. Я нет, но это не проблема, потому что очень люблю запах прокуренных волос.

- Ты когда-нибудь видела  такой рассвет?

- Какой?

- Ну, такой розовый, нарисованный пастелью. И облака - плоские, будто выведенные кистью на стекле. 

- Не знаю, наверное видела, просто не обращала внимания. А посмотри туда - что ты видишь?

- Ну, синее, уже дневное такое небо..

- Пфффф,- фыркает Ира, выпуская дым, - это же море!

И вы знаете, это и правда выглядело как море на полотне. Стоило мне об этом подумать и “развидеть” обратно стало невозможно. Горизонт превратился в береговую линию и мне захотелось взять такси на ближайший пароход.

- А вот этот лес, что идёт от нас к морю - продолжил я, - отсюда он похож на большой мягкий мох для ноги огромного великана..

Мне стало холодно, я приобнял её за руки сзади.

Мне откровенно плевать на природу, но этим утром она прекрасна.


III


Когда было светло, я вышел из дома выпить с Ирой и её лучшей подругой на лавке в Эрмитаже. Теперь мы сидим на другой лавке, уже в ПГ, и песочек приятно шуршит у меня под ногами. Напротив нас уютные деревянные забегаловки в мягком свете фонарей. Вечер гладит меня по голове, ещё немного, и я, как кот, замурчу от удовольствия. На смену повару пришёл диджей и готовит нам теплый тягучий лаундж. Пятница, все неторопливо общаются. Почти у каждого участника импровизированной вечеринки по пластиковому стакану.  Когда я скрупулезно выбирал футболку, укладывал волосы и размазывал дезодорант, то был абсолютно уверен, что уже через два, ну, три максимум, часа вернусь домой делать свои важные дела. “Не очень то они и важные, раз ты здесь”,- говорит Оля и бьет меня в плечо. Оля в *вно. По дороге сюда она приставала ко всем прохожим, попадавшим в поле её зрения, поздравляя их “С праздником!” или убеждая, что они “Самые лучшие” и ей нужно за это выпить. Потом она захотела писать и мы, как мушкетеры “Один за всех..”, втроем пошли в женский. Это клево.

   Вижу как Оля опять пошла искать новых друзей, Ира обеспокоенно приподнялась, но я её удержал: “Смотри, она напротив нас, они общаются, у них все классно”. Кажется, мы что-то с ней говорим. Кажется, она что-то говорит. Кажется, она уже не говорит. 

Все исчезло. 

Слова расплавились в мягкий комочек между нами. Мы будто продолжаем говорить, просто очень близко.

“Боже, как же она классно целуется”. 

Её рука на моей спине. Она движется нежно и страстно, гладит и царапает одновременно, я чувствую её мягкие ладони и острые ногти. Не рука, а что-то ищущая ящерица. Рисует какие-то безумные иероглифы на моей спине, будто бы говоря мне то, что я когда-то давно хотел услышать.

 И после того, как увидел Иру впервые, я хотел услышать всё это именно от неё.

Она кладет ладонь мне на щеку. Я ей. и Мы замерли. и Всё замерло.


“Лот номер два - Космическое меню!”- мы вернулись. Обнимаемся. И тут я понимаю, что пока нас не было, начался пятничный аукцион, он всё это время жужжал под ухом, но я не ничего слышал.   

“Картина перспективного современного художника Василия Шницкого, начальная цена пять тысяч рублей” - слышу я, уже шлепая по песку к нашему повару-диджею-ведущему. ”Обратите внимание, что картина симметрична”, - говорит он. Действительно, как бы он её ни поворачивал - изображение не менялось. Было чем-то похоже на лабиринты в “Бомбермене” или “Танчиках”. “Пять тысяч рублей раз! Вы можете повесить её на стену и гадать, что же на ней написано на межгалактическом языке”. Картина квадратная, в ширину Ириных плечей. Написана на черном холсте чем-то белым. “Пять тысяч два!”. “Я возьму!”-говорю.. Я. “Пять тысяч три.. Полотно уходит молодому человеку или бородатому мужчине в белой футболке. Вас нынче не разберешь”. 

   Я забираю лот и довольный возвращаюсь к Ире. 

- Ты что её реально купил???!! - спрашивает она ахреневшими глазами.

- Я пока не оплатил, это позднее наверное делается.

- Эээээй, вы что сосались? - кричит нам Оля с лавки напротив.

- Нет! - испугавшись чего-то одновременно выпаливаем мы. 

Минут через десять три мушкетера опять шагали в женский туалет, только теперь с картиной за пазухой. Платить, кстати, за неё не пришлось. 

Ненавижу современное искусство, но эта картина точно чего-то стоит.






P.S.


Нет, и не может быть ни одной неловкости, недосказанности, мы ничего не можем и не хотим скрывать друг от друга. Между нами уже давно нет одежды, кажется, что никогда и не было.  Между медленными нежными поцелуями я вижу в её глазах  озеро под сакурой. Место, где нет никого, кроме меня. Я наклоняюсь над ней. Здесь так тихо и прозрачно,  что я могу различить, как на дне играют маленькие рыбки.


Её сознание покидает орбиту нашей планеты. Мы сцепляем ладони, чтобы она не потеряла связь с Землей.


Не думаю, что мы любим друг друга. Но сейчас нам хорошо вместе.








​​​​​​​













1
Рейтинг
+ Нравится
64
Просмотры
 Вам нравится эта работа!
Автор
?
Отменить
Загрузить комментарии