Герой момента - beWriter.ru
Шрифт
  • Roboto
  • Serif
-
Размер
+
-
Отступ
+
Сбросить

Герой момента

Приключенческая проза
Детектив
Фантастика

ГЕРОЙ МОМЕНТА




ЧАСТЬ 1



ГЛАВА 1


– Ну, рассказывай, что у вас там случилось.

– Слава, помоги. Нам без тебя не справиться, хоть тресни! Опять этот Пухов отличился, зараза. Он, конечно, постоянно хулиганил по-всякому, но такой гадости никто не ожидал даже от него...

– Это какой Пухов? Тот самый? «Герой момента»?

– Да.

– И что он теперь натворил?

– Ты представляешь, он, сука, без вести пропал! Вот ур-род! А нас, естественно, заставили его искать. Это «глухарь», Слава, стопроцентный «глухарь»! Я уже понял, что нам это дело не осилить. Последняя надежда осталась только на тебя!

– Пропал без вести? Во даёт!

Виктор Кириллович Пухов был знаменитостью городского масштаба – самый главный герой светской хроники и скандальной хроники, плейбой, тусовщик и прожигатель жизни, а также миллионер (или, если считать в рублях, то миллиардер). В его биографии имелась одна удивительная загадка, которую до сих пор никому не удалось разгадать. Буквально три года назад он вместе с семьёй жил, что называется, от получки до получки. Тогда Пухов работал на крупном предприятии, попавшем под удар антироссийских санкций. И вдруг, ни с того ни с сего, он круто разбогател непонятно каким образом, после чего кардинально изменил свою жизнь. Он бросил работу, забил на семью и начал развлекаться всеми доступными способами, став постоянным посетителем ночных клубов и разных злачных мест. Так он и сделался знаменитостью. Сначала ему дали неофициальное прозвище «Винни-Пух» (за имя и фамилию), но сам он называл себя «Герой момента», в память о своём моментальном обогащении, и в конце концов эта кличка за ним закрепилась. Но никогда и никому он не рассказывал, как именно ему удалось разбогатеть – об этом его спрашивать было бесполезно. Этого не знали даже его родственники и жена. Пухов отвечал всем одно и то же: «Я участвовал в совершенно секретных разработках, которые являются государственной тайной. Так что не скажу!» Правда, многие были в курсе, что он спекулировал драгоценностями – но никто понятия не имел, откуда у него взялся стартовый капитал...

Раньше Пухов с семьёй жил в двухкомнатной хрущёвке. Разбогатев, он купил новую трёхкомнатную квартиру, потом сразу вторую, а также снял на постоянку самый лучший номер в самой лучшей городской гостинице. Но и этого ему оказалось недостаточно. Он стал строить себе загородную дачу в четыре этажа, по виду напоминающую роскошные дворцы середины восемнадцатого века. Строительство продолжалось два года и закончилось совсем недавно.

– Слава, а ты чего, до сих пор не знал, что он исчез? Об этом же везде говорили!

– Так я за границей отдыхал. Только что вернулся.

– О, круто. А где отдыхал?

– В Черногории.

Слава был частный сыщик, а его приятель Санёк – полицейский оперативник. Они иногда помогали друг другу в работе, но не за деньги, а, что называется, по бартеру: сегодня ты мне, завтра я тебе. Взаимовыгодное сотрудничество. Слава был невысок ростом, но крепкий и мощный, как боровик, и при этом совсем без лишнего веса. Санёк – повыше его и примерно среднего телосложения, не худой, но и не атлетичный. Разговаривали они у Славы в квартире: Санёк позвонил ему и попросил срочно встретиться.

– Из-за этого Пухова у нас реальная жопа началась. Всю полицию на уши поставили! – Тут он преувеличил, но, как известно, своя рубашка ближе к телу. – Все его ищут. Дело находится на особом контроле у руководства, оно теперь нам покою не даёт. Даже обидно: этот Пухов – богатый бездельник, прожигатель жизни, нигде не работает, никаких должностей не занимает... а шума из-за него поднялось столько, как будто сам губернатор без вести пропал.

– Значит, нужный человек.

– Да не то чтобы нужный, просто очень распиаренный. Кому он, на фиг, нужен.

– Да нет, я думаю, что властям от него польза какая-то есть.

– Так ты поможешь?

– Помогу. Рассказывай детали.

– Произошло это четвёртого числа, – начал Санёк. – Пухов отправился отдыхать на свою свежепостроенную дачу. Пока он ехал туда, его сопровождали охранники. Вообще, кстати, он долго не хотел заводить себе охрану, но пришлось, потому что у него появилась масса врагов. Ну, так уж он себя ведёт, ничего странного. И вот, приехав на дачу, он охранников отпустил…

– Погоди-ка, – остановил его Слава. – А раньше он как себя вёл, когда приезжал на дачу? Тоже охранников отпускал?

– Понимаешь, в чём дело: он первый раз приехал туда на постоянку. Ну, может, не на постоянку, но надолго. Раньше он приезжал чисто посмотреть, как идёт строительство, потом контролировал перевозку всяких вещей, мебели… короче, он там ни разу надолго не оставался. А тут первый раз решил остаться ночевать. И отпустил охранников отдыхать.

– В какое время суток он туда приехал?

– Около трёх часов дня. Но я ещё не всё рассказал про охрану. Дача Пухова находится под сигнализацией, и, кроме того, недавно он набрал себе новых охранников конкретно для дачи, чтобы они там всегда находились посменно. Но четвёртого числа их там ещё не было. Первая смена должна была выйти на работу пятого числа, в девять часов утра. Именно они обнаружили исчезновение Пухова. Когда они приехали, Пухов не отвечал на домофонные звонки, а также на звонки по стационарному телефону и по мобильнику. С этого момента все его следы теряются. По идее, покинуть дачу он не мог, так как не снимал её с сигнализации. С другой стороны, когда начались поиски, то его не удалось обнаружить ни на даче, ни во дворе. При этом мобильник Пухова нашли на даче и он был совершенно исправен. Также исправен был и стационарный телефон, и домофон. Короче, полное ощущение, что этот гад просто растворился в воздухе.

– А когда он последний раз разговаривал по мобильнику? Ну, раз уж его мобильник нашли на даче?

– Ещё до трёх часов дня, то есть до приезда на дачу. Кстати, на мобильнике было несколько неотвеченных звонков, и самый ранний из них был сделан в 17:23. То есть в это время Пухов уже не взял трубку.

– В общем, грубо говоря, он исчез в промежутке между 15:00 и 17:23.

– Да, выходит, так.

– А не было ли в его распоряжении какого-нибудь летательного аппарата? Ну, там, дельтаплан, мотодельтаплан, самолёт...

– Насколько мы знаем – нет, – ответил Санёк. – Хотя, даже если и был, это роли не играет: на даче Пухова установлены видеокамеры, причём их там до хрена. И если бы кто-нибудь перелетел через забор, они бы это точно зафиксировали. А они не зафиксировали.

– Понятно. Ну что ж, – сказал Слава, – я, конечно, помогу, но для этого мне понадобится как можно больше информации по делу.

– Я уже подготовился: собрал всё, что мог, на флэшку. Специально для тебя.

Он достал из кармана флэшку, Слава подключил её к ноутбуку и скачал папку с названием «Пухов». Потом вернул флэшку товарищу.

– Ну, посмотрим.

Изучая предоставленную информацию, Слава одновременно начал дедуктировать. Наиболее перспективная версия возникла у него сразу и напрашивалась сама собой – Пухов стал жертвой преступления. Врагов он себе нажил полным-полно, что совершенно неудивительно. Первым делом Слава вспомнил последний скандал с его участием: находясь в ночном клубе и, возможно, будучи под действием наркотиков, Пухов избил девушку. Сначала они сидели вместе и спокойно разговаривали, но неожиданно Пухов рассвирепел и полез в драку. Он нанёс собеседнице удар кулаком в глаз, стащил её со стула и повалил на пол, а затем стал бить ногами. Причём останавливаться он, похоже, не собирался. Всё могло бы закончиться даже убийством, но Пухова обезвредили охранники заведения. Извиняться за свою выходку он отказался. Привлечь его к ответственности не удалось; впрочем, история произошла недавно, так что, может быть, просто не успели. По словам потерпевшей, она познакомилась с Пуховым там же в клубе, примерно за полчаса до инцидента. Он казался совершенно нормальным и адекватным человеком, но моментально пришёл в ярость, как только узнал, в какой организации она работает. «Ну, держись, сучка, – заявил он, – сейчас ты мне за всех сразу и ответишь!»

Санёк, видимо, думал о том же, потому что произнёс:

– Врагов у Пухова немеряно, начиная с его жены. Вот у тебя с твоей бывшей женой отношения... ну, мы знаем, какие. А у Пухова с его женой отношения как минимум в сто раз хуже...

Славе не было ещё и тридцати, однако сейчас он находился в разводе и выплачивал алименты. Не то, чтобы он как-то плохо обращался с женой – она просто не выдержала его работы, часто требующей экстремального риска. Когда связываешь свою жизнь с суперменом, в этом есть и определённые издержки.

– Ничего себе ты сравнил, – поморщился Слава. – Я всё-таки нормальный человек, разве что со специфической работой. А Пухов – неадекват зажравшийся. Слушай, будь другом, сделай чайковского с бутербродами, пока я тут читаю.

– О кей.

Санёк ушёл на кухню готовить чай и бутерброды, а Слава продолжал анализировать информацию.



ГЛАВА 2


– Итак, что мы имеем? – сказал Слава, прочитав последний файл. – Перед нами – две загадки...

– Целых две? – огорчился Санёк.

– Да. Первая загадка: куда пропал Пухов? И вторая: каким образом он разбогател?

– Что-то мне не нравится такой подход. Я тебя попросил решить только одну загадку, а ты вместо этого придумал ещё и вторую! Нам надо найти Пухова, а как он там разбогател – это не наша забота.

– Интуиция мне подсказывает, – возразил Слава, – что эти две загадки напрямую связаны друг с другом. Более того: не исключено, что для поисков Пухова нам сначала придётся узнать, как именно он разбогател – и только тогда мы сможем его найти. Хотя, поживём – увидим. Мы будем двигаться в двух направлениях. Во-первых, мне нужно обследовать дачу Пухова...

– Ну, это понятно. Я тебя туда отвезу.

– ...И во-вторых, я вижу, что вы немного недоработали, составляя список его знакомых.

– Ничего себе! – возмутился Санёк. – «Недоработали»! Да мы столько сил на это ухлопали!

– И тем не менее, вы забыли опросить его дочерей.

– Слава, ты издеваешься?! Его младшей дочери пять лет, о чём с ней вообще разговаривать?

– Да, но старшей-то девять! Уж с ней точно надо поговорить – и, возможно, мы тогда узнаем новые фамилии в списке знакомых Пухова. Давай, кстати, с этого и начнём, если она сейчас в городе. Ну-ка организуй такую встречу, и чем скорее, тем лучше.

– Слава, ерундой занимаешься.

– Саня, ты хочешь Пухова найти? Тогда делай, что тебе говорят!

Санёк тяжело вздохнул и со словами «Ладно, сейчас попробую...» взялся за мобильник. До жены Пухова ему удалось дозвониться с первой попытки.

– Ольга Сергеевна? Здравствуйте, это старший лейтенант Щербаков. Вы знаете, у меня к вам просьба... мы составляем полный список знакомых вашего мужа, и для этого нам надо опросить... вашу старшую дочь. Может, она знает людей, которых ещё нету в списке...

Пауза.

– Да, но она может знать людей, которых не знаете вы...

Пауза.

– Я понимаю, что это полный идиотизм! Но это придумало наше руководство, я тут ни при чём...

Пауза.

– Значит, можно? Прямо сегодня? Большое спасибо! Мы приедем с помощником.

Он нажал «отбой».

– Ну, Слава, я из-за тебя сейчас наслушался! Но она всё-таки согласилась, только ругалась здорово.

– Ладно, при встрече я сам с ней поговорю. Когда мы можем приехать?

– Она сказала, к семи часам вечера.

– Ну и отлично.


* * *


Ольга Сергеевна оказалась довольно симпатичной блондинкой среднего роста, на вид лет тридцати. Когда Санёк и Слава к ней приехали, она всё ещё была не в настроении.

– Вы передайте своему начальству, что они кретины! Надо же такое придумать – допрашивать девятилетнего ребёнка! Что она вообще может знать?!

– Ольга Сергеевна, – ответил Слава, – ну а вдруг это сработает? Вероятность очень маленькая, но есть. Вы же хотите, чтобы ваш муж нашёлся?

Судя по всему, раздражение заставляло её рубить правду-матку, не задумываясь о последствиях. Услышав вопрос сыщика, она с ходу брякнула:

– Да ну его к чёрту! Вы не представляете, до какой степени он меня достал. Я ещё не знаю: может, лучше бы он и не нашёлся. Без него намного спокойнее. Я уже собиралась с ним разводиться, просто не успела.

– Так, Ольга Сергеевна. Будем считать, что мы этого не слышали. И не говорите никому такие вещи, а то вас в подозреваемые запишут. Кроме того, для вас будет лучше, если мы как можно скорее выясним, что случилось с вашим мужем. Возможно, он пострадал за своё богатство, и не исключено, что вы можете пострадать за компанию с ним. Так что я бы на вашем месте изо всех сил помогал следствию.

Ольга Сергеевна изменилась в лице. Кажется, до сих пор ей не приходило в голову, что исчезновение Пухова представляет потенциальную опасность и для неё. Теперь, когда Слава заставил её задуматься об этом, её раздражение превратилось в панику.

– Хорошо-хорошо, – произнесла она. – Идёмте в маленькую комнату, поговорим с Наташей.

Девочка сидела в кресле и выглядела вполне спокойной. Трудно сказать, как ей объяснили исчезновение отца, но сейчас, по крайней мере, она вряд ли сильно переживала по этому поводу. И, наверно, пока не понимала, насколько всё серьёзно.

– Здравствуй, Наташа, – заговорил Слава. – Мы из полиции. Нам нужно у тебя кое-что выяснить. Назови, пожалуйста, всех знакомых твоего папы, которых ты знаешь. Торопиться не надо, но постарайся вспомнить абсолютно всех.

Ольга Сергеевна предложила посетителям сесть. Сыщики расселись на стульях, Санёк вынул записную книжку. Наташа стала называть имена и фамилии, а Санёк сверялся со своим списком и время от времени останавливал её: «Чуть помедленнее». Новых для него имён тут пока не было.

Нервничающая Ольга Сергеевна сидела на кровати. Сначала она сопровождала каждое новое имя утвердительным кивком головы, иногда добавляя фразу «Да» или «Да, есть такой». Но вдруг разговор повернулся в совершенно неожиданном направлении.

– ...Ещё у папы есть один знакомый, которого я не помню, как зовут...

Слава и Санёк заинтересованно переглянулись.

– Это кто? – удивилась Ольга Сергеевна.

– Да ты, мама, его не знаешь.

У Ольги Сергеевны глаза на лоб полезли. Совершенно обалдев, она молча уставилась сначала на дочь, потом на сыщиков. Слава ответил ей невозмутимым взглядом: мол, ничего странного, мы как раз на это и надеялись.

– И что же, – спросил Слава, – ты не помнишь, как его зовут?

– Не помню.

– Тогда нам обязательно понадобятся его приметы. Какого он роста?

– Он очень высокий. Почти на голову выше папы.

Санёк довольно улыбнулся. Неплохая примета: рост Пухова составлял 179 сантиметров, следовательно, этот его приятель был совершенно точно выше ста девяноста. Но не выше двух метров.

– Сколько лет ему?

– Ну, не знаю… лет тридцать.

– Усы, борода у него есть?

– Нету.

– А очки?

– Нет.

– А особые приметы – родинки, бородавки, татуировки, шрамы?

– Не видела.

– А он какой комплекции – худой, толстый или средний?

– Худой. И ходил почти всё время сгорбившись. Вот так вот…

Наташа встала с кресла, ссутулилась, заложила руки за спину, опустила голову и сделала три шага по комнате. Получилось весьма выразительно.

– А волосы у него длинные или короткие?

– Длинные.

– А светлые или тёмные?

– Тёмные.

– А во что он был одет, не помнишь?

Девочка задумалась.

– Пальто… длинное такое, тёмно-серое… белый свитер… ну, брюки чёрные…

– Сколько раз ты его видела?

– Один раз. Он пришёл к нам в гости, когда дома были только мы с папой.

– Очень редкий случай, когда папа дома оказался, – язвительно вставила Ольга Сергеевна.

Слава подумал немного.

– Понятно... понятно. Ну, расскажи подробно, как это происходило. О чём они с папой разговаривали и всё такое. Это вообще давно было?

– Ну, полгода назад, зимой. Я пришла со школы, делала уроки. Потом пришёл этот знакомый. Папа был очень недоволен, что он пришёл. Они закрылись в другой комнате и сильно ругались.

– Ругались?

– Да, кричали друг на друга.

– А из-за чего?

– Это я не расслышала. Они же закрылись! Потом этот тип ушёл, и я его ещё видела через окно. Он шёл по улице, пока не скрылся. А папа мне сказал: «Ни в коем случае никому не рассказывай про этого придурка, даже маме. А то накажу».

– Вот скотина! – взвилась Ольга Сергеевна. – Я его самого накажу, когда он найдётся! Я его так накажу!!

– А как этот тип представился? – спросил Слава.

– Никак не представился.

– А как твой папа к нему обращался? Как его называл?

– Ну-у-у... он его фамилию назвал.

– Понятно, – сказал Слава. – Тогда... постарайся, Наташа, всё-таки вспомнить его фамилию. Приметы, конечно, у него хорошие, ни в какой толпе не затеряется – но его фамилия нам очень поможет.

– Не помню.

– Надо попытаться. Не торопись, подумай как следует...

– Ну, фамилия у него такая... лошадиная.

Санёк включился в разговор и начал подсказывать:

– Конев?

– Нет.

– Кобылин?

– Э-э-э... нет.

– Жеребцов?

– Нет.

– Гиппиус?

– Нет.

– А при чём тут Гиппиус? – спросил Слава.

– Так тоже лошадиная фамилия, только нерусская.

– У этого русская была, – ответила Наташа.

Вдруг Санёк засмеялся:

– Во, кстати! А помнишь, кто у нас в России самая главная лошадь?

– Ну-ка не мешай человеку думать! – рассердился Слава. – Пойдём на кухне посидим, ей сосредоточиться надо. А ты, Наташа, вспоминай, вспоминай... только спокойно, без нервов. Времени у нас полно.

Санёк возмущённо посмотрел на него, но спорить не стал. Правда, оказавшись на кухне, всё-таки заметил:

– Это у тебя времени полно, а вот у меня... Ай, да пошли они все! – и в подкрепление своих слов махнул рукой.

Ольга Сергеевна предложила приятелям чаю. Хотя сначала визит сыщиков ей очень не понравился, но теперь она воспринимала их намного лучше. Как минимум, с уважением. Сначала Слава её изрядно напугал, а затем новая информация просто вышибла её из колеи. Оказывается, у мужа был знакомый, о котором она ничего не знала, а дочка знала! Поразительно.

Когда Слава и Санёк допивали чай, Ольга Сергеевна вошла на кухню вместе с Наташей, и девочка радостно произнесла:

– Я вспомнила. Его звали Копылов!

– По-твоему, это лошадиная фамилия? – удивился Санёк.

– Ну ладно, хватит придираться, – перебил его Слава. – Мы просили её вспомнить фамилию, она вспомнила. Что тебе ещё-то нужно? Спасибо, Наташа, ты нам очень помогла. Но, кроме того, мы с тобой попробуем составить фоторобот этого парня. Ольга Сергеевна, вы не возражаете?

– Не возражаю.

– Давай, Саня, позвони куда надо и организуй.

Санёк вынул мобильник и созвонился с техническим специалистом, договариваясь, когда можно будет составить фоторобот Копылова. Затем переспросил Ольгу Сергеевну:

– Завтра в тринадцать ноль-ноль нормально будет? Приедете?

– Завтра? Да, нормально, приедем.

– Да, – сказал он в трубку, – нормально, они приедут.



ГЛАВА 3


Вечером следующего дня приятели отправились на дачу Пухова: Санёк повёз туда Славу на своей машине. Перед этим они получили только что изготовленный фоторобот Копылова. Самое смешное, что у него оказалась довольно-таки лошадиная физиономия. Если Наташа ничего сильно не перепутала, то он, конечно, был тот ещё «красавец» и узнать его при встрече не представляло ни малейшего труда.

По дороге Слава, пользуясь свободным временем, продолжал изучать с разных сторон дело Пухова. Теперь он заинтересовался, откуда Пухов взял своё прозвище «Герой момента». Сам придумал или где-то позаимствовал?

Некоторое время сыщик читал со смартфона электронные документы по делу, потом залез в интернет. Гуляя по интернету и забивая в поисковик различные выражения (собственно «Герой момента» и всякие похожие фразы), он в конце концов наткнулся на один любопытный текст. Это был роман Валентина Пикуля «Честь имею», который Слава раньше не читал:

«При выходе из ресторана нам случайно встретились армейские офицеры, одетые с нарочитым, но дешёвым шиком, и я не забыл, сколько презрения было вложено в их реплики по нашему адресу.

Фазаны припёрлись! – услышал я за спиной.

Момент паршивый! – добавил кто-то…

Простим их: эти гарнизонные офицеры, конечно, не могли гордиться аксельбантами, их никто не хотел видеть в Баболове, они даже не мечтали ознакомиться с роскошным меню у несравненного гастронома Кюба… Это могли позволить себе только мы, элита армии, офицеры «корпуса генштабистов».»

«Выразительно, – подумал сыщик. – Вполне возможно, что Пухов взял своё прозвище именно отсюда – правда, в этом случае он его сильно подкорректировал. Не мог же он назваться «Момент паршивый»!»

С собой Слава вёз рюкзак с инструментами и некоторым запасом еды. Позднее время не смущало сыщика – он решил заночевать прямо на даче Пухова. Более того, при необходимости он собирался провести там не один день. В сложившихся обстоятельствах дачу следовало изучить по кирпичику от подвала до крыши.

Находилась она в пятидесяти километрах от города, в деревне с названием Приятное. Пухов выбрал это место из-за ностальгии – в детстве он ездил сюда каждое лето к бабушке. Но он не ограничился строительством дачи и одновременно сделал кое-что ещё, за что часть местных была ему благодарна, а другая часть, наоборот, люто возненавидела: открыл тут первый и пока единственный ночной клуб. Прямо на въезде в деревню, по правую сторону шоссе. Эффект от этого получился приблизительно такой же, какой Остап Бендер обещал жителям города Васюки. В Приятное начали ездить из всех окрестностей, чтобы хорошо потусоваться (главным образом молодёжь). А кое-кто, вслед за Пуховым, стал покупать здесь земельные участки для строительства дач.

Однако, хорошую дорогу тут сделать ещё не успели, поэтому Санёк вёл машину медленно и очень аккуратно. Он остановился на парковке сразу после ночного клуба:

– У меня папиросы кончились, пойду куплю.

Слава, в отличие от него, не курил, но тоже стал выбираться из автомобиля.

– Я на улице постою – подышу свежим воздухом.

Санёк направился в магазин, который располагался напротив парковки, на другой стороне шоссе. Слава заложил руки в карманы и стал прогуливаться у машины. Парковка была занята почти полностью – на ней стояло больше двадцати автомобилей. Кажется, её собирались расширять: с дальней стороны к ней примыкал участок, засыпанный щебёнкой, оставалось его только заасфальтировать. Дальше раскинулось широкое поле.

В ночном клубе гремела танцевальная музыка, доносившаяся и сюда. Вдруг из клуба вышли четверо молодых парней, осмотрелись по сторонам и сразу направились к сыщику. Чем ближе они подходили, тем более внушительно выглядели. Двое из них были ростом примерно метр восемьдесят пять, а другая пара – вообще двухметровые. И все стройные, подтянутые, без лишнего веса. По виду они напоминали спортсменов-баскетболистов или волейболистов, хотя и не факт. Мало ли всяких долговязых можно на улице встретить, необязательно каждый из них спортсмен.

Слава почувствовал сильный запах перегара, но, держа в голове расследование, первым делом прикинул, нет ли в этой компании Копылова – тут имелись два кандидата, подходящих по росту. Нет, не годятся, физиономии не те. Парни приблизились к нему, и один из двухметровых спросил:

– Мужик, закурить есть?

– Нету, – ответил Слава и ткнул пальцем в сторону магазина. – Туда обратись.

– А деньги? – насмешливо поинтересовался один из тех, что пониже.

– Не хами, – недоброжелательным тоном произнёс сыщик, вынул руки из карманов и внутренне приготовился к драке. Быстрым взглядом он оценил свою позицию: слева, совсем рядом, передняя часть автомобиля Санька, но справа, спереди и сзади свободное пространство. Могут окружить с трёх сторон.

Вообще, Слава обладал очень крепким телосложением и при своём невысоком росте весил восемьдесят шесть кило. Поэтому иногда ему удавалось напугать потенциального противника одним только внешним видом. Но уж эти-то четверо его точно не боялись – двое из них выглядели заметно внушительней...

– Ты чё борзый такой? – развязным тоном произнёс второй гигант, сделал шаг вперёд, размахнулся и пробил правый боковой издали в голову.

С такого расстояния Слава не смог бы достать его ответным ударом: противник имел явное преимущество в длине рук. Впрочем, сыщик из-за этого не сильно огорчился. Он перехватил руку нападавшего и заломил её за спину. В следующую секунду хулиган, развёрнутый задом к сыщику, получил два молниеносных и точных удара ногой в коленные сгибы, у него подогнулись ноги, и он стал заваливаться на колени, но тут Слава для закрепления своего успеха толкнул его в спину. Лишившись всех точек опоры, верзила грохнулся на асфальт лицом вниз.

С правой стороны на сыщика налетел один из врагов пониже ростом – тот, который спрашивал насчёт денег. Он хотел сграбастать Славу в охапку, но чуть-чуть не успел, и сыщик развернулся к нему с ударом. Получив левой в живот на ближней дистанции, хулиган согнулся пополам. Слава оттолкнул его назад, и парень завалился на спину.

Теперь двум оставшимся противникам пришлось бы наступать, маневрируя между телами своих павших товарищей. Но сыщик не стал ждать, пока они доберутся до него, и напал первым. Сместившись влево, он проскочил между автомобилем Санька и поверженным двухметровым гигантом, чтобы встретиться лицом к лицу со вторым гигантом. Тот сделал попытку остановить его левым прямым издали, промахнулся, двинул приближающегося сыщика правой – и опять промахнулся. Двумя уклонами избежав его кулаков, Слава подошёл на ближнюю дистанцию с ударом.

Противник скрючился, сел на корточки и растянулся на боку: тяжеленный правый прямой попал ему точно по мужскому достоинству. Сыщик повернулся к последнему оставшемуся хулигану, который хотел было зайти ему в тыл, но понял, что явно не успевает. И что драться теперь придётся один на один.

– Я всё, я всё... я больше не буду, – испуганно произнёс хулиган и попятился назад. Потом обратился в бегство. Сначала он кинулся вдоль машин на парковке, затем, добежав до самого конца парковки, сообразил, что ему нужно в другую сторону. Всё время оглядываясь на сыщика, он выскочил на шоссе и помчался по нему обратно в направлении ночного клуба, где и скрылся. Слава его не преследовал, да и остальных больше не трогал, хотя, конечно, держал их под наблюдением.

Тут из магазина вышел Санёк. Он увидел пробегающего мимо хулигана, а затем и трёх других. Двое поднимались на ноги, но очень медленно и осторожно, опасаясь, что иначе их снова изобьют; а третий, охая, лежал на боку. Санёк подошёл к товарищу и коротко поинтересовался:

– Твоя работа?

– Моя, – кивнул Слава.

– Вот... ни на минуту оставить нельзя! – с притворным огорчением констатировал Санёк. – Что им от тебя понадобилось?

– Хотели закурить.

– Понятно. Ну, на самом-то деле им нужно было не закурить – это они искали себе приключений и славы.

Сыщик пожал плечами:

– Славу они нашли.

Приятели засмеялись и сели в машину. Двое бывших противников отошли в сторону и ждали третьего, который теперь встал на колени, опираясь руками на асфальт. Впрочем, он тоже располагался в стороне от автомобиля, не мешая проезду. Санёк выехал с парковки.

Далее они следовали через деревню. Дорога здесь была такая же хреновая, как и раньше. Наверно, Пухов догадался бы её полностью отремонтировать, но пока не успел, а теперь для этого надо было сперва найти самого Пухова.

Его дача располагалась в паре километров от ночного клуба. Когда он только начинал строительство, это был самый конец деревни, но теперь она увеличилась в размерах: некоторые богатенькие граждане, вдохновлённые примером Пухова, тоже стали строить тут дачи.

Дворец Пухова стоял по левую сторону дороги и производил поистине шокирующее впечатление своей крутизной. Первое, что сразу вышибало в осадок неподготовленного человека – это краснокирпичный, разукрашенный колоннами и лепниной забор высотой больше трёх метров и длиной километра два (да, вот такой был периметр его земельного участка). Верхушку забора венчал частокол заострённых металлических прутьев чёрного цвета (чтоб ни одна падла не вздумала перелезть), а в определённых местах, на одинаковых расстояниях друг от друга, находились небольшие скульптурки: каждая из них представляла собой голову тигра с раскрытой пастью и торчащей оттуда видеокамерой. За всем этим великолепием Слава даже не сумел толком рассмотреть сам дворец – забор оказался слишком высокий. Санёк подъехал к воротам, достал мобильник и набрал номер.

– Алё! Здравствуйте, это полиция, старший лейтенант Щербаков. Мы сейчас будем проводить следственные мероприятия на даче. Стоим у ворот, так что открывайте. Нет, не калитку, а ворота: мы на машине.

Створка ворот медленно поползла слева направо, освобождая проезд. Санёк, заруливая во двор, объяснил Славе:

– Сейчас тут работает «дистанционная охрана». То есть, дача на сигнализации и все подступы находятся под видеонаблюдением. Если что – приезжает группа быстрого реагирования. Пухову показалось, что этого мало, и он набрал себе дополнительных охранников, которые должны были посменно дежурить прямо на даче. Но мы их с дачи убрали, чтобы они там не наследили – это могло бы помешать нам в поисках Пухова. В общем, сейчас на даче никого нет.

– Ну и отлично.

Машина остановилась у главного входа во дворец. Приятели вышли. Слава взвалил на спину свой рюкзак и стал внимательно изучать глазами постройку: в отличие от Санька, он приехал сюда первый раз, хоть и видел дворец Пухова на фотографиях.

Здание было построено в стиле «елизаветинское барокко», популярном в России в середине восемнадцатого века. Оно состояло из четырёх этажей, имело красный цвет и длину фасада больше двухсот метров. Его богато украшали белоснежные колонны и лепнина, золотистые узоры и росписи. В самом центре фасада, между первым и вторым этажом, красовалось лепное изображение необычайно привлекательного и мужественного лица в профиль, в круглой рамке. Слава моментально узнал физиономию Пухова, но существенно улучшенную по сравнению с оригиналом.

– Ишь ты, – произнёс сыщик, – натуральный Джеймс Бонд.

– Ну что, – спросил Санёк, – с какой версии начнём?

– Я думаю, имеет смысл поискать секретное помещение или подземный ход, идущий за границу земельного участка. Необязательно они расположены именно во дворце: тут есть ещё гараж и беседка.

– Отпадает, – возразил Санёк. – Когда обнаружилось исчезновение Пухова, гараж и беседка были заперты снаружи. Кроме того, их тоже для порядка обыскали и ничего подозрительного не нашли.

– Но мне бы хотелось осмотреть их самому. Для полной уверенности. Хотя, это можно сделать в последнюю очередь. Сначала – сам дворец.

– Слушай, Слава, а ты не слишком фантазируешь? Вообще-то мы не только изучали план дачи, но и разговаривали со строителями. Строители клянутся, что секретных помещений и подземных ходов тут нет! А уж они этот вопрос лучше всех знают.

– Они могли наврать, – возразил Слава. – Или этими секретными работами занималась другая бригада, неофициально.

– Другая бригада? Так мы можем её найти?

– Ну, не знаю... попробовать стоит. Естественно, на плане дачи никакие потайные помещения не отражены, изучай его, не изучай... Но я почти уверен, что они тут есть. Пошли!

Приятели направились во дворец. Санёк сорвал печать (здание было опечатано полицией), открыл входную дверь одним из ключей, и они поднялись на первый этаж. Внутри всё оказалось разукрашено так же пышно, как и главный фасад. Особенно впечатляли декоративные колонны на лестнице, собранные группами-пучками по несколько штук: они были покрыты тонкой и частой винтовой резьбой золотистого цвета на белом фоне. Парень, который это придумал, без сомнения обладал отменной фантазией.

– А как ты считаешь, – спросил Санёк, – Пухов сам скрылся или его похитили?

– Это как раз самое интересное. Не знаю, пока не знаю... Может быть и какой-то третий вариант. Например: Пухов зашёл в потайную комнату, плохо себя почувствовал, упал в обморок и там же в комнате остался. Или ещё: он зашёл в потайную комнату и дверь захлопнулась, а на двери стоял самозащёлкивающийся замок, а ключ он с собой не взял... Ну, тут разные ситуации могли возникнуть.

– Ясно. А с чего ты начнёшь поиски?

– Внимательно осмотрю все четыре этажа, подвал, чердак, крышу... Ключевой момент состоит в следующем: суммарные размеры внутренних помещений на всех этажах должны соответствовать внешним размерам здания. Если где-то что-то не соответствует – значит, там находится потайная комната.

Они остановились в коридоре первого этажа. Закончив разъяснения, Слава зашёл в ближайшую комнату, снял рюкзак и поставил на стул. Мебель тут, кстати, тоже была сделана с закосом под восемнадцатый век. Вероятно, по индивидуальному заказу.

– А чем ты собрался измерять внутренние помещения?

– Я взял с собой десятиметровую рулетку. Этого должно хватить.

– Понятно, – сказал Санёк. – Ну что, я тебе ещё нужен или буду только мешать?

– Мешать, наверно, не будешь, но и не нужен. Оставь мне все ключи от дворца, какие есть, и дай номер этой «удалённой охраны» – вдруг мне понадобится выйти за ворота.

– А, хорошо.

Когда Слава провожал Санька до его машины, на улице ярко горели прожектора, хотя никто их не включал. Санёк удивился и позвонил в охрану, но там ему объяснили, что эти прожектора включаются автоматически, через фотореле, если на улице темнеет.

– Понятно. Ну, я сейчас выезжаю, открывайте ворота. А мой товарищ остаётся здесь для полного осмотра здания, так что если он попадёт на камеры – не беспокойтесь.

Он попрощался со Славой, сел в машину и уехал.


* * *


Едва получив от Санька – вместе с другими материалами по делу – план дачи Пухова в электронном виде, Слава предусмотрительно скачал его себе на смартфон. Был тут и отдельный план здания, и план земельного участка, и планы вспомогательных сооружений – гаража и беседки... В общем, всё, что нужно. Но сыщик был почти уверен: дачу построили не совсем по плану. Это ему и предстояло проверять.

Оставшись один, Слава начал с того, что обошёл весь дворец снаружи и пересчитал количество окон на каждом этаже (четыре номерных этажа, подвал и чердак). Полученные данные он занёс в «записную книжку» смартфона, чтоб не забыть. Затем стал ходить по этажам дворца и считать окна изнутри. Логика у него была простая: если при внутреннем осмотре окон будет меньше, значит, где-то находится потайная комната.

На четырёх номерных этажах количество окон совпало тютелька в тютельку.

«Дальше идём в подвал».

Для этого сыщику пришлось снова выйти на улицу и частично обойти дворец – вход в подвал был в другом месте, со стороны правого бокового фасада. Вообще, здание имело форму буквы «П», перекладиной вперёд. Подвал тоже оказался оформлен в стиле барокко, хотя и скромней, чем номерные этажи. Уж его-то могли бы сделать попроще, всё равно ведь сюда обычно никто не заходил – ан нет.

Слава прошёлся по подвалу, включая везде освещение, и тоже сосчитал количество окон (здесь они были небольшие, под самым потолком). Полученные данные опять совпали с результатом наружного осмотра.

«А теперь займёмся чердаком».

Согласно плану здания, лестница на чердак начиналась в одной из комнат четвёртого этажа. Слава поднялся туда. Отыскав нужную комнату, он сначала не заметил никакой лестницы, но увидел, что комната имеет шестиугольную форму: в дальнем углу от неё был отгорожен кусок размером с большой шкаф. Могло показаться, что этот кусок «захватила» соседняя комната, но нет: она-то была правильной четырёхугольной формы. В отгороженную часть вела малозаметная дверь без ручки, по цвету полностью совпадающая с ближайшей стеной и снабжённая таким же малозаметным врезным замком – видна была только его скважина.

«Ничего себе, вот это секретность! А чердак вообще обследовали или нет?»

Слава подошёл, достал связку ключей и попытался открыть замок, но оказалось, что ни один ключ к нему не подходит. Правда, сыщика это мало обеспокоило. Он привёз с собой целый набор отмычек, с которыми умел обращаться на уровне профессионального взломщика. Пришлось только сбегать на первый этаж, где лежал его рюкзак. Вернувшись с отмычками, Слава приступил к делу, и после непродолжительного сопротивления замок был вынужден капитулировать. За дверью располагалась крутая лестница, идущая вверх.

Сыщик поднялся на чердак, включая по пути освещение. Что любопытно, чердак оказался буквально утыкан многочисленными колоннами. Во всём дворце он имел наиболее скромную отделку, хотя стилистика «галантного века» явственно ощущалась и здесь. Слава для порядка опять пересчитал окна (на чердаке их было всего несколько), но вскоре пришёл к выводу, что разместить тут потайную комнату весьма проблематично. По сути, чердак представлял собой одно-единственное громадное помещение без перегородок, а внутри этого помещения выстроился лес тонких изящных колонн.

Обследовав чердак самым тщательным образом, сыщик не нашёл ни потайных комнат, ни самого Пухова. Он больше рассчитывал найти Пухова, так как заподозрил, что охрана и полиция вообще забыли сюда подняться. Ведь и дверь на чердак оказалась заперта, и ключей от неё Санёк не дал... Но нет: Пухова тут не было, ни живого, ни мёртвого.

Для очистки совести Слава решил выбраться на крышу. Вообще-то крышу осматривали сверху с помощью беспилотника, и всё же лучше было проверить: а вдруг, например, Пухов переместился (или его труп переместили) с чердака на крышу, но не сразу? Когда пустили беспилотник – его там не было, а сейчас, может, и есть.

Небольшая лестница, ведущая на крышу, заканчивалась железной дверью с висящим на ней П-образным замком. Сыщик поискал подходящий ключ, но его в связке опять не оказалось. Слава ещё раз воспользовался отмычками, и снова успешно. Сняв замок, он взял его с собой (из предосторожности: чтобы никто другой даже теоретически не смог им воспользоваться) и выбрался на крышу. К этому времени на улице как раз более-менее рассвело – наступило раннее утро.

Но Пухова не оказалось и на крыше.

«Ясно, халява не прокатила. Придётся взять рулетку и провести более тщательные измерения. Только не сейчас: сперва нужно отдохнуть».

Слава устал и чувствовал, что его клонит в сон. Он посмотрел время на экране смартфона.

«Без двадцати семь. Всю ночь отпахал! Да, теперь точно надо поспать. Дворец большой, работы ещё много – тут за один подход не справиться».

Кроме того, сыщик сильно проголодался. Он ушёл с крыши, повесил замок на место (правда, незащёлкнутым), спустился на первый этаж и съел все свои запасы продовольствия, состоявшие из нескольких бутербродов с копчёной колбасой, а также запил их чаем из термоса. Теперь ему захотелось спать ещё сильнее, и он стал думать, где лучше разместиться.

«Днём спать неудобно – надо найти какое-нибудь тёмное помещение... А что, если расположиться прямо на чердаке? Вот там действительно темно, и вообще довольно уютное место. Только мебели там нет. Надо принести: я ж не буду устраиваться прямо на полу...»

Сыщик почистил зубы после еды, взял с первого этажа пару навороченных стульев и отнёс на чердак. Потом вернулся, взял третий стул и, на всякий случай, прихватил с собой рюкзак. Хотя во дворце никого, кроме него, не было, но подсознательно Слава забеспокоился: а вдруг рюкзак украдут? Глупость, конечно, но чем чёрт не шутит, так что для спокойствия душевного лучше уж его держать при себе.

Поставив все три стула в ряд, сыщик устроился на них, прикинул, не упадёт ли на пол, и заснул.


* * *


Проснулся он вечером.

«Так, теперь нужно ещё разок как следует поесть, а потом ударно поработать. Только из еды у меня остался один чай – значит, надо сгонять в магазин. Чёрт, время-то уже позднее, вдруг магазин закроется? А, можно же купить в ночном клубе. Конечно, там всё дорого, но я пока на бедность не жалуюсь...»

Слава нацепил рюкзак и отправился за продовольствием. Стулья оставил на чердаке: могли ещё пригодиться, спать ему там понравилось. Весело посвистывая, он подошёл ко входной двери и остановился в недоумении.

Дверь была заперта на второй замок, который без ключа не открывался.

«Кто это сделал?!»



ГЛАВА 4


На двери было два замка и ещё засов. Снаружи оба замка открывались только ключами, но изнутри один из них открывался вручную, а второй, опять же, только ключом. Так вот, до сих пор Слава пользовался засовом и первым замком, а ко второму вообще не прикасался. Выходил на улицу – прикрывал дверь, оставляя её незапертой, а заходил обратно во дворец – закрывал вручную засов и первый замок. Сейчас он увидел, что всё изменилось с точностью до наоборот: засов и первый замок открыты, а второй – закрыт!

Сыщик насторожился.

«Значит, кроме меня, во дворце есть кто-то ещё! Неужели Пухов?!»

Ему пришло в голову, что второй замок оставался в открытом состоянии даже до его приезда. Слава хорошо запомнил: Санёк открывал ключом один замок – первый. Очевидно, вторым замком полицейские не пользовались. Может, им было лень, или у них не было соответствующего ключа... Или они исходили из того, что Пухов всё ещё жив и находится во дворце – тогда могла возникнуть ситуация, при которой он, плохо себя чувствуя и при этом потеряв ключи, не сумел бы покинуть здание, наткнувшись на закрытый второй замок. Маловероятно, но возможно.

«В любом случае, первое, что мне надо сейчас сделать – открыть дверь и выйти на улицу. А дальше посмотрим».

Сыщик полез в карман за связкой ключей, но тут его ждал новый сюрприз. Внезапно перестало работать освещение, и Слава оказался в полной темноте.

Теперь он понял, что неизвестный, или неизвестные, кем бы они ни были, настроены враждебно по отношению к нему. Выхватив из левого кармана куртки связку ключей, а из правого смартфон, сыщик хотел включить его фонарик, чтобы видеть замочную скважину. Кстати, поскольку он ещё не пользовался этим замком, то не знал, который из ключей подходит – а в связке их было больше десяти. А если вообще ни один не подойдёт?!

Но включить фонарик Слава не успел, потому что услышал приближающийся звук торопливых шагов на первом этаже. Кто-то бежал сюда, и не один человек, а как минимум двое. Если не больше.

Слава запихал обратно в карманы и смартфон, и ключи. Затем переместился в угол помещения (правда, тут пришлось действовать по памяти, так как зрение не работало). Шаги продолжали быстро и неотвратимо приближаться, не спотыкаясь и не останавливаясь.

Поразившись способности неизвестных видеть в темноте, сыщик сделал попытку их обдурить. Он с шумом сбросил на пол рюкзак со спины, а потом максимально бесшумно отбежал в другой угол, действуя, опять же, по памяти. Операция была проделана просто ювелирно, без единого лишнего звука. Тем не менее шаги, простучав по лестнице, безошибочно направились прямо к нему и приблизились вплотную. Слава почувствовал, как его схватили под руки.

Секунда промедления, и ему бы заломили руки за спину. Сыщик рванулся вперёд, пытаясь освободиться. Тут же выяснилось, что на него напали больше двух человек: это стало понятно, когда он получил в челюсть. Ноги подогнулись, Слава зашатался, но собрался с силами и, как следует оттолкнувшись от пола, вслепую нанёс удар в прыжке двумя ногами, повиснув на руках державших его противников. Он почувствовал мощное столкновение, после которого третий враг отлетел назад и, судя по звукам, с грохотом вплющился в стену. Затем Слава приземлился на ноги и стал энергично выкручиваться из захвата.

На помощь пришли огромный опыт рукопашных схваток и дедукция. Вместе с двумя вцепившимися в него злодеями сыщик бешено метался по площадке у двери. Один раз он, кажется, наступил на третьего противника, но тот никак не отреагировал – очевидно, валялся в нокауте.

«Только бы их оказалось не больше трёх! Тогда справлюсь!»

Враги попались крепкие, мощные. Каждый из них двоих, по ощущениям, был потяжелее сыщика, зато он явно превосходил каждого из них в грубой физической силе – иначе бы они его всё-таки заломали. Также он превосходил их в подвижности, хитрости и навыках рукопашного боя. Вдобавок его глаза попривыкли к темноте, и теперь он мог чуть-чуть разглядеть хоть что-то.

Выбрав подходящий момент, Слава как можно жёстче наступил пяткой на ногу одному из противников, державшему его справа. Тот разразился матюгами и, хоть и не выпустил сыщика, но немного ослабил хватку. Слава тут же рванулся изо всех сил, освободил правое плечо и с разворота нанёс тяжеленный удар кулаком второму противнику. Бил он практически наугад, однако попал, видимо, очень метко: враг выпустил его и отлетел назад. Затем сыщика потряс удар в правое ухо, но Слава устоял на ногах. Повернувшись, он кинулся вперёд и успел схватить злодея, а потом сделал ему подсечку. Раздался грохот падающего тела и крик.

Больше на сыщика никто не нападал. Он решил убраться отсюда подальше и позвонить в охрану, опасаясь, что ещё не все противники нейтрализованы – а воевать с ними без освещения было крайне неудобно. Но едва он успел сделать шаг в сторону лестницы, как кто-то гаркнул с пола:

– Стоять! Застрелю!

Можно было бы попробовать бежать, но одновременно Слава услышал щелчок предохранителя и, вспомнив невероятную способность врагов видеть в темноте, поднял руки вверх:

– Ладно, сдаюсь.

Очевидно, его взял на прицел тот парень, который пострадал вторым. Эх, жаль, не получилось наглухо его вырубить – то ли ударной мощи не хватило, то ли всё-таки меткости.

Другой противник, жертва подсечки, подошёл сзади, завернул сыщику руки за спину и чем-то стянул. Судя по ощущениям, это была пластиковая стяжка-хомут.

Затем раздался щелчок замка и открылась дверь на улицу. В помещении стало гораздо светлее. Слава увидел мужика, сидящего на полу и направившего на него пистолет. Ещё один мужик валялся в отключке. Третий стоял у двери. Все трое были в униформе чёрного цвета и, вдобавок, ещё и в навороченных очках.

«Ух ты! Это же очки ночного видения!»

Сыщика развернули и вывели на улицу. Его враги сняли очки. Тот, что не вынимал оружия, остался с пострадавшим. Мужик с пистолетом, держа Славу на мушке, скомандовал: «Иди к беседке!» Вдвоём они спустились с крыльца, пересекли заасфальтированную площадь и по дорожке направились к беседке. Рядом с ней стоял легковой автомобиль.

Из беседки вышел навстречу ещё один мужик в униформе и с пистолетом в кобуре, но, конечно, без очков ночного видения. Он был явно старше тех троих. Сыщик остановился перед ним. Конвоир, оставаясь сзади, доложил:

– Ну вот, взяли нарушителя. – Ударение он сделал на слове «взяли». – Валерка пострадал, Митя ему там первую помощь оказывает и «Скорую» вызывает.

– Как пострадал?

– Он его ногами толкнул, а Валерка отлетел и головой об стену ударился.

– Понятно. Ты кто такой?

– Частный сыщик, – ответил Слава, – помогаю полиции. Приехал обследовать дворец Пухова. Можете моё удостоверение посмотреть – оно в рубашке, в нагрудном кармане. В правом.

– Ни хрена себе... – произнёс старший. – А чего в драку полез?

– Так это же они полезли. Отключили свет, напали на меня... Я в темноте и не понял, кто такие.

– Ладно...

Старший расстегнул правый карман рубашки сыщика и вынул его удостоверение, для сохранности упакованное в прозрачную обложку. Прочитал:

– Фомин... Вячеслав... Петрович. Да, действительно... частный детектив. А чего ты от нас-то прятался?

– Так я и не прятался, я на чердаке находился.

– Чего, весь день, что ли?!

– Весь день. Ночью работал, днём отсыпался...

Старший задумался.

– Кстати, а нам ведь никто не показывал, как тут на чердак попасть. А когда ты вообще сюда приехал?

– Вчера вечером, с полицейским, на его машине. Потом он уехал, а я остался.

– Во, чёрт. Вчера же тут как раз охраны не было, кто угодно мог приехать. Похоже, действительно накладка вышла! Толя, развяжи его.

– Вы уверены?

– Уверен, уверен! Давай развязывай.

Толя убрал в кобуру пистолет, заскочил в беседку, вышел оттуда с кусачками и чикнул пластиковый хомут. Слава вытащил руки из-за спины. Старший вернул ему удостоверение и, усмехнувшись, произнёс:

– Ну, а мы – охрана здешняя, четвёртая смена. Приятно познакомиться!

– Как охрана? А вас разве полиция отсюда не сняла?

– Да нет. Третью смену сняла, а нам ничего не говорили.

– Они же должны были все смены снять! – удивился Слава. – Тем более что дворец находится на удалённой... точнее, дистанционной охране.

– Первый раз слышу про дистанционную охрану.

– Да как же... ну ни фига себе!! – обалдел сыщик, начиная понемножку осознавать, какой бардак здесь творится. – Они нас и пропустили сюда. Они тут всё отслеживают через камеры, да и сигнализация к ним идёт. Кстати, не исключено, что они сейчас приедут – они, наверно, видели через камеры, как меня вели под дулом пистолета и с руками за спиной.

– А как им позвонить, чтоб не приезжали? – спросил Толя.

– У меня есть их номер, я позвоню.

Слава достал смартфон и набрал номер службы «дистанционной охраны». Как выяснилось, очень вовремя: сюда уже ехал отряд быстрого реагирования.

– Дай-ка я тоже сохраню у себя их номер, – сказал старший, когда Слава закончил разговор. – Кстати, забыл представиться. Вот, смотри – чтоб видел, что мы настоящие охранники, а не самозванцы какие-нибудь.

Он продемонстрировал в раскрытом виде удостоверение на имя Семёнова Василия Васильевича. Слава посмотрел на него, потом на фотографию в удостоверении и кивнул.

– Хорошо. Записывайте номер «дистанционной охраны», – ответил он и продиктовал номер, а Василий Васильевич сохранил у себя на мобильнике. – А всё-таки, как получилось, что вы узнали о моём появлении и решили устроить засаду?

История вышла захватывающая. Всему виной оказался бардак в охране дворца, наступивший после (то есть вследствие) исчезновения Пухова. Он решил создать две службы охраны, независимых друг от друга: дистанционную и, так сказать, местную. Начал он с дистанционной, а потом уже стал набирать местную и набрал четыре смены по четыре человека. В каждой смене был старший, но Пухов не успел назначить начальника всей местной охраны, потому что исчез. При этом, как выяснилось, не все представители местной охраны знали о том, что существует ещё и дистанционная. Понятно, что в дистанционной-то охране про местную знали, иначе бы уже давно возникли недоразумения и накладки, а может, и разборки.

Но этим дело не ограничилось. Когда полиция решила убрать отсюда местную охрану, какой-то дятел забыл оповестить четвёртую смену и оповестил только первые три. Утром четвёртая смена явилась на дежурство. Охранники с удивлением обнаружили, что третьей смены нет на месте и их никто не встречает. Василий Васильевич позвонил старшему третьей смены и узнал, что полицейские сняли её с дежурства. Однако, насчёт четвёртой смены никто ничего не говорил. Старший смены – в данном случае Василий Васильевич – имел при себе электронные ключи от въездных ворот и калитки. Он дождался троих подчинённых, проехал вместе с ними на территорию и приступил к дежурству.

Служебным помещением для местной охраны была беседка. Там находились телевизоры, показывающие данные с камер наблюдения, но без архивирования информации (у дистанционной охраны было всё то же самое, но с архивированием). Там же висели и ключи от различных дверей во дворце. Василий Васильевич решил для порядка осмотреть пустующий дворец – вдруг удастся найти Пухова! – но не смог открыть входную дверь, потому что Слава закрыл её на засов.

Охранники встревожились и побежали к чёрному выходу. На нём, как и в прошлое дежурство, висел снаружи большой навесной замок. Все окна тоже были закрыты. Стало ясно: в здании кто-то есть!

Трое охранников сняли замок на двери чёрного выхода, зашли во дворец и начали его прочёсывать, а Василий Васильевич расположился в беседке и занялся просмотром данных видеонаблюдения в режиме онлайн, опасаясь, что нарушитель покинет здание. К счастью, это было не так просто сделать. Все окна первого этажа (и подвала) закрывали железные решётки исключительно красивой формы, а окна второго этажа находились на высоте семи-восьми метров от земли. Но охранники во дворце никак не могли найти нарушителя – малозаметная дверь на чердак была закрыта, поэтому они её и не заметили. Они просто не знали о её существовании. Наконец они сделали однозначный вывод: раз нарушителя не удаётся найти, значит, он от них прячется! Это их чрезвычайно разозлило. Тем временем Слава преспокойно спал на чердаке, не подозревая, что над ним сгущаются тучи.

Тогда было принято решение организовать во дворце засаду. Главную дверь заперли на второй замок (который без ключа не открывался), а дверь чёрного выхода Василий Васильевич снова запер навесным замком снаружи. Потом он вернулся в беседку смотреть телевизоры, а его подчинённые устроились в одной из комнат первого этажа и, стараясь не производить шума, стали ждать. В той же комнате находился специальный электрический автомат, отключающий освещение сразу во всём дворце. Как назло, охранники об этом знали. А у них в экипировке, по распоряжению Пухова, имелись очки ночного видения. Так они додумались устроить нарушителю «тёмную»...

– Всё ясно, – сказал Слава. – Покажите-ка мне этот автомат, отключающий всё освещение – авось пригодится.

Тут подошёл Митя и попросил у Василия Васильевича электронный ключ от ворот, чтобы впустить «Скорую». На Славу он смотрел с большой опаской, удивляясь, что сыщику освободили руки.

– Всё в порядке, это свой, – объяснил Василий Васильевич. – Частный детектив, Пухова ищет. Толя, покажи ему, где этот автомат находится.

Слава и Толик отправились во дворец. Теперь уже Толик не стал выделываться с очками ночного видения, а вынул смартфон и включил фонарик на входе. Валерка всё-таки очнулся и сейчас находился в сидячем положении. Толик на ходу сообщил ему: «всё нормально, это свой», вместе с сыщиком поднялся на первый этаж и прошёл в одну из комнат.

– Вот, смотри, щиток вот здесь. Самый нижний автомат. Чик! – и готово.

Он врубил освещение и выключил фонарик.

– Слушай, а мне интересно: как тут у вас с зарплатой? Пухов же исчез.

– Он нам заплатил за два месяца вперёд, так что пока всё нормально. Но если его не найдут и никто этот вопрос не решит, придётся уволиться.

– Понятно...


* * *


Когда приехала «Скорая», Валерка заявил, что уже чувствует себя хорошо. Тем не менее, его увезли в больницу: нокаут с сотрясением мозга – вещь коварная, может иметь непредсказуемые последствия. Слава проскочил через ворота во время отъезда «Скорой», чтоб не надо было их лишний раз открывать, и наконец-то отправился за продуктами. Пришлось всё-таки идти в ночной клуб, магазин уже закрылся. С другой стороны, в ночном клубе продукты были хоть и дороже, зато вкуснее. Сыщик наелся до отвала прямо там, но, конечно, набрал еды и про запас. Потом вернулся на дачу Пухова.

Несмотря на очень позднее время, он приступил к розыскным мероприятиям. Заодно припахал и охранников. Заставлять их вовсе не требовалось – им оказалась чрезвычайно интересна детективная сторона исчезновения Пухова, поэтому они охотно стали помогать сыщику по первой его просьбе.

Суммарные размеры внутренних помещений на каждом этаже должны были соответствовать внешним размерам здания. Именно это и начал проверять Слава, пользуясь рулеткой. Собственно, охранники ему понадобились в основном для того, чтобы держать второй конец размотанной рулетки. Длина её составляла десять метров, но дворец Пухова был настолько огромен, что при проверке его внешних размеров всё равно возникли определённые неудобства. Слава старался не сбиться со счёта, отмеряя эти десятиметровки. Измерения происходили в тёмное время суток, но это никого не беспокоило: освещение тут было отличное. На месте Пухова сыщик пожадничал бы устанавливать на улице столько прожекторов.

Когда определились внешние размеры здания (они соответствовали плану, так что в этом компоненте он оказался точен), Слава и Василий Васильевич переместились в подвал и стали измерять его помещения. Слава время от времени сверялся с планом дворца у себя на смартфоне. Больше всего сыщика беспокоила возможность, что потайная комната находится ниже подвала, то есть, например, в одном из подвальных помещений имеется секретная дверь в полу. Эти варианты он отслеживал особенно тщательно, и, хотя ничего такого не заметил, но всё же опасался, что где-то прозевал подобный тайник. Кроме того, Слава не забывал смотреть и вверх, под потолок: существовала вероятность, что потайная комната расположена между подвалом и первым этажом. Короче говоря, нужно было не только измерить длину и ширину помещений, но, по возможности, отследить и их высоту.

Работа очень затянулась: помещений было чрезвычайно много. Наконец, измерив их все, сыщик сложил полученные данные и вслух сделал вывод:

– Ну, если я ничего не прозевал – в подвале потайные комнаты отсутствуют.

– А может, их вообще тут нет ни на каком этаже? – сказал Василий Васильевич.

– Может, и нет, но надо проверить. Сейчас перекусим и пойдём на первый этаж.

– Так у нас смена кончается. Уже утро.

– Чёрт. Да, действительно. Забыл! Ладно, там я продолжу один, но сначала надо поесть...


* * *


После завтрака Слава, уже без охранников, стал делать аналогичные измерения на первом этаже. Но вскоре его отвлёк зазвонивший смартфон. «На проводе» оказался Санёк.

– Слава, привет! У меня есть свежая информация насчёт Копылова.

– Привет, – отозвался сыщик. – У меня тоже есть свежая информация. Скажи-ка мне, кто у вас там работал с местной охраной дачи Пухова?

– В каком смысле?

– Ну, кто их снял отсюда, чтобы они тут больше не дежурили?

– А, ты про это... Ну, я их снял, по приказу начальства. А что не так?

– Сколько смен было в охране? – поинтересовался Слава вкрадчивым голосом, не предвещавшим ничего хорошего.

– Три смены. Работают сутки через трое. Я их всех обзвонил...

– Три смены, работают сутки через трое. Нет ли тут... нестыковки?

– Да вроде нет, – удивился Санёк, ещё не сообразив, где он прокололся.

– А я считаю, что есть. На самом деле у них четыре смены. И одну из них ты забыл предупредить!

– Ох, ё... Точно. Слушай, а ты откуда знаешь?

– Оттуда! Они приехали на смену, обнаружили меня и попытались задержать. Причём напали на меня в темноте, так что я и не понял, кто это такие. В результате я одному из них сотрясение мозга сделал. Его в больницу увезли.

– О чёрт... Старик, извини, это я забегался совсем, вот и накосячил! Да у них там единого начальника нет, только старшие по сменам...

– Да мне-то что... хотя и я там тоже пару раз по морде получил. В общем, нехорошо вышло, сам понимаешь.

– Понимаю, – вздохнул Санёк. – Ладно, расскажу всё-таки про Копылова.

– Да, давай, чего вы там нарыли?

– Короче, информация такая. Наши стали проверять всех Копыловых, подходящих по возрасту, и наконец им попался Копылов Юрий Александрович. Позвонили ему домой, на городской телефон. Трубку сняла его мать. Попросили позвать его к телефону – оказалось, он находится на лечении в дурдоме! А попал он туда шестого числа, то есть сразу после исчезновения Пухова!

– Вот это да! Ну, а по другим признакам он подходит?

– Ещё как подходит! Слушай дальше. Её спрашивают: не был ли ваш сын знаком с Пуховым? Она говорит: да я и сама была знакома с Пуховым, правда, давно, когда он ещё в школе учился. Оказалось, этот Юрий Александрович – ровесник Пухова и они учились в одной школе!

– Одноклассники?

– Не, в параллельных классах. После этого её на всякий случай спросили: а как выглядит ваш сын? И представляешь, всё совпало тютелька в тютельку! Худощавое телосложение, сутулится, волосы длинные, усов и бороды не имеет, рост – метр девяносто восемь.

– Отлично!

– И теперь мне поручили подробно побеседовать с Копыловым и его матерью. Я решил начать с неё, учитывая, где находится сам Копылов. Договорился с ней на завтра, встретимся в два часа у неё дома. Хочешь поприсутствовать?

– А как же! Обязательно.

– Зовут её Фёдорова Виктория Ивановна, не стала менять фамилию после свадьбы. В общем, завтра я за тобой заеду...

Поговорив с товарищем, Слава продолжил обследование первого этажа. Без помощи охранников работа явно замедлилась: некому было держать рулетку за второй конец, пришлось использовать для этого всякие подручные предметы потяжелее. В итоге, всё подсчитав и перепроверив, сыщик пришёл к выводу, что и на первом этаже потайной комнаты быть не может. Тогда он перекусил, принял душ, снова поднялся на чердак и завалился спать.



ГЛАВА 5


На следующий день приятели ехали в лифте, поднимаясь на одиннадцатый этаж.

– Слушай, Санёк, а у тебя ордер на обыск есть?

– Нет. А что, нужно?

– А чёрт его знает. Неизвестно, как дело повернётся!

Дверь открыла женщина лет шестидесяти, высокого роста (Слава, имея рост метр семьдесят, оказался вынужден смотреть на неё снизу вверх) и исключительно крепкого телосложения. Её лицо, несомненно, было очень красивым в молодости, да и сейчас отлично сохранилось, но при этом вид она имела чрезвычайно мрачный.

«Неудивительно, – подумал сыщик, – сначала сын попал в психушку, а теперь приходится иметь дело ещё и с полицией. Весёлого тут мало. Надо сказать, по росту она похожа на Копылова, но, судя по его приметам и фотороботу, на этом всё сходство кончается. Лицо, телосложение – ничего общего».

Поздоровавшись, она пригласила посетителей в одну из комнат, большую и просторную. По обстановке в квартире Слава определил уровень жизни хозяев как достаточно высокий.

Санёк начал разговор:

– Виктория Ивановна, расскажите, что вам известно об исчезновении Пухова.

– На самом деле я об исчезновении Пухова узнала только от вас. То есть, от полиции. Возможно, я раньше где-то что-то слышала, но не обратила внимания: из-за проблем с сыном мне было просто не до этого.

Голос у неё был низкий, мощный и весьма приятный для уха. Санёк продолжил:

– Вот... понимаете, в чём дело: проблемы с вашим сыном по времени как раз примерно совпали с исчезновением Пухова.

– Может быть. Но я понятия не имею, как эти события связаны друг с другом.

– А из-за чего ваш сын... это самое... ну, из-за чего пришлось отправить его в больницу?

– У него началась мания преследования.

– И как это случилось? При каких обстоятельствах?

– Он сидел вечером в своей комнате и, скорее всего, гулял по интернету. Внезапно что-то вызвало у него нервный срыв. Что именно, я не знаю. Я услышала грохот в его комнате, прибежала и увидела, что он разбил вдребезги ноутбук. Сам он бегал по комнате, схватившись за голову, и громко кричал: «Мне конец, мне конец!» Вернее, он кричал не совсем так, а... нецензурно. Все мои попытки его успокоить или выяснить причину нервного срыва ни к чему не привели. Тогда пришлось вызвать «Скорую», и его увезли в больницу...

– Вероятно, – вступил в беседу Слава, – ваш сын увидел в интернете новость об исчезновении Пухова. Именно это и привело его к нервному срыву. А в каком он состоянии сейчас? Мы сможем с ним поговорить?

– Не знаю. Это как повезёт.

– А вот раньше... – сыщик взял небольшую паузу, подбирая слова, – ...ему уже приходилось лечиться у психиатров?

Виктория Ивановна тяжело вздохнула:

– Приходилось. У него дурная наследственность. Некоторые его родственники по отцовской линии были сумасшедшими. К сожалению, я слишком поздно об этом узнала: вышла замуж не за того человека. Отец Юры, когда мы с ним познакомились, выглядел абсолютно нормальным, но в тридцать лет у него начались постоянные депрессии, а в тридцать пять он покончил с собой. С Юрой всё оказалось даже хуже – у него психические отклонения обнаружились ещё в детстве.

– Понятно. Ну... ничего не поделаешь, придётся нам попробовать поговорить с вашим сыном. Возможно, он единственный знает, что произошло с Пуховым. Сообщите нам, пожалуйста, точный адрес, где он сейчас находится...

Виктория Ивановна продиктовала необходимые данные вплоть до номера палаты, Слава их записал. Потом задал следующий вопрос:

– Скажите, а чем ваш сын интересуется? Может, нам понадобится его как-то разговорить.

– В основном он интересуется религией и эзотерикой...

– Чем? – не понял Санёк.

– Эзотерикой, это всякие сверхъестественные штучки, – объяснил Слава.

– Да. И ещё поэзией, но больше всё-таки эзотерикой. Главным образом он у меня, можно сказать, фанат Распутина.

– Какого? – решил уточнить Слава.

– А что, их много, что ли? Того самого.

– Ну, мало ли: вот есть ещё, например, Валентин Распутин, писатель.

– Да, действительно. Нет, он фанат самого известного, Григория Распутина. Собирал о нём всю доступную информацию и в бумажном виде, и в электронном.

– А вот если не секрет, – спросил Слава, – откуда у него такие увлечения? Это вы его научили?

Впервые за время разговора Виктория Ивановна развеселилась. Мрачное выражение исчезло с её лица, сменившись улыбкой.

– Ну что вы, при чём тут я. Я – атеистка, в бога не верю, в церковь не хожу и даже сверхъестественными штучками не интересуюсь. Юру научил мой друг, причём совершенно случайно, неумышленно. Видите ли, мой друг – большой знаток русской народной медицины и вообще нетрадиционной медицины, и он иногда интересуется сверхъестественными явлениями. Ну, так, понемножку, в пределах разумного. И вот он как-то раз побеседовал об этом с Юрой. Юре тогда лет двенадцать было. И он тоже увлёкся сверхъестественным, но, в отличие от моего друга, ушёл в это дело с головой: стал собирать всю информацию, какая только есть. А потом, чуть позже, он ещё и религией заинтересовался. Вот это произошло вообще без нашего участия...

– Какой именно религией он заинтересовался? Ну, православие, католичество или, может быть, ислам?

– Вы знаете... я точно не уверена, но, по-моему, всеми сразу.

Слава попытался это представить и не смог.

– Виктория Ивановна, – сказал он, – а можно нам осмотреть комнату вашего сына? Правда, ордера на обыск у нас нет, но если вы позволите... Может, мы найдём что-нибудь, связанное с Пуховым.

Она не стала возражать:

– Проходите.

Сыщики последовали за ней в комнату Копылова. Вообще, квартира была трёхкомнатная и в целом весьма ухоженная, но в комнате Копылова всё-таки наблюдался некоторый беспорядок. Виктория Ивановна подвела их к отдельной книжной полке, закреплённой на стене:

– Вот его главный интерес. Не исключено, что это вам поможет с ним беседовать.

На полке стояло больше десяти книг. Все они были посвящены Распутину. Тут расположились такие бестселлеры, как «Нечистая сила» авторства Валентина Пикуля, «Распутин. Жизнь и смерть» Эдварда Радзинского, «Григорий Распутин: тайный и явный» Коцюбинских, и менее известные произведения. Слава просмотрел их по названиям и спросил:

– А ноутбук вашего сына остался?

– Да нет, я его выбросила. Он же разбил его вдребезги!

– Жаль, мы могли бы попробовать его восстановить. А давно выбросили?

– Сразу, как только Юру в больницу увезли.

– Плохо, теперь уже не найти. Ещё нам хотелось бы посмотреть, что Юрий писал в соцсетях, а также его дневник, если он вёл дневник. Электронный, бумажный – всё равно.

– К сожалению, Юра не вёл дневников, или мне о них ничего не известно. Кроме того, он вообще не регистрировался в соцсетях и никогда не писал комментариев в интернете. Так он сам говорил. При том, что интернетом пользовался очень широко, иногда гулял там целые сутки напролёт. Но специально не оставлял никаких своих следов, ни одного комментария.

– Но хотя бы почта электронная у него есть?

– Почта есть, но я паролей не знаю. Разве только если он сам скажет.

– А вот диски стоят... что у него тут на дисках записано?

– Фильмы, музыка... Хотя, может, и ещё что-нибудь, не знаю.

– А есть у него ещё какие-нибудь электронные носители информации? – спросил Слава.

– Да вроде флэшка есть. Только поискать нужно...

Виктория Ивановна стала открывать ящики стола, и в самом нижнем ящике обнаружила флэшку. Там же Слава заметил стопку тетрадей и обратил на них внимание:

– А вот это, случайно, не дневник его?

– Нет, туда он стихи записывал. Ну и ещё всякие молитвы, заклинания… ну, вы поняли.

Она достала тетради и положила на стол.

– Скажите, – спросил Санёк, – а можно нам забрать для изучения тетради, диски и флэшку?

Виктория Ивановна покачала головой:

– Этого я разрешить не могу. По двум причинам. С одной стороны, у вас нет ордера на обыск. С другой стороны, мой сын – крайне неуравновешенный человек. Представьте, он вернётся из больницы и увидит, что кто-то забрал его тетради, диски и флэшку! Тогда у него может произойти ещё один нервный срыв.

– Да, тяжело вам с ним, – сочувствующим тоном произнёс Санёк.

– Не то слово. Но вы можете изучить всё здесь. Тетради, естественно, так прочитаете, а диски и флэшку – на моём ноутбуке. Или вы куда-нибудь торопитесь?

– Я – нет, – ответил Слава. – Никуда не тороплюсь. А ты?

– И меня тоже пока никто не дёргает, – сказал Санёк. – Значит, задержимся тут. Давай, ты начинай с тетрадей, а я на ноутбуке посмотрю.

Они вернулись в предыдущую комнату, где стоял ноутбук Виктории Ивановны. Слава погрузился в изучение тетрадей, а Санёк с Викторией Ивановной сели за ноутбук.

В тетрадях ничего полезного не оказалось. Часть из них была заполнена стихами, а другая часть – какими-то сложными математическими расчётами вперемешку с заклинаниями и молитвами. Слава справился со своей работой быстрее, чем Санёк, но тут же придумал себе новое занятие: он опять пошёл в комнату Копылова и стал бегло просматривать его книги (не только про Распутина, а все, какие там были). Чтобы лучше представлять себе систему жизненных ценностей «объекта».

По ходу дела сыщику вспомнилось высказывание юмориста Михаила Задорнова: «Наш человек – верующий и суеверный одновременно». Копылов, похоже, именно таким и был, причём совершенно зацикленным на религии и сверхъестественных штучках. В его домашней библиотеке православная литература соседствовала с сайентологической и даже с какими-то наставлениями по белой и чёрной магии. Художественных произведений здесь было минимальное количество, да и то они все оказались строго тематическими (о Распутине, о религии, о сверхъестественном...)

«Поразительно. Ну и каша у него в голове!»

Слава вернулся в другую комнату и тоже подсел к ноутбуку, за которым трудился Санёк. С дисками он уже разобрался и теперь изучал, что записано на флэшке.

– Ну как, – спросил Санёк, – нашёл что-нибудь полезное?

– Про Пухова ничего, – ответил Слава, – но личность самого Юрия Александровича я, кажется, хорошо понял. Будет о чём с ним поговорить.

– И у меня тоже про Пухова пока ничего. Кстати, приколол один из фильмов, которые тут на дисках записаны. Я про него раньше слышал, хотя сам не смотрел. Фильм Мела Гибсона «Страсти Христовы». Кажется, редкостная чернуха.

– Смотри-ка, эти названия файлов я уже видел в тетрадях. Наверно, на флэшке он дублировал информацию.

– Да, похоже. Вот тут и фотографии у него – это на одном из дисков уже было. Те же снимки.

– А давай-ка я тоже фотографии посмотрю, – заинтересовался Слава. – Вдруг там найдётся что-то необычное.

– Что именно?

– Ну, например, снимки с дачи Пухова... Да чего гадать, давай открывай.

Поначалу они отсмотрели несколько десятков старых семейных фотографий, сканированных с бумаги. Санёк уже всё это видел, и Виктория Ивановна успела объяснить ему, кто на какой фотографии. Больше всего тут было фоток самого Копылова (детских и школьных).

Один раз Санёк задержался: на экране появился снимок молодой женщины совершенно фантастической красоты, на морском берегу, с волейбольным мячом на ладони и в купальном костюме времён позднего СССР. Наблюдательный Слава тут же сообразил, что это Виктория Ивановна, но внешне никак не отреагировал. Благодаря своей комплекции она казалась на этом снимке невысокой, приземистой: сравнить её по росту было не с кем – в кадре она находилась одна. По такой фотографии сыщикам было бы трудно догадаться, что в действительности она выше их обоих. Сама она сейчас сидела с другой стороны от Санька и сделала ему замечание:

– Ладно, прекращайте меня рассматривать, а то мне уже становится неловко.

– Извините, – произнёс он и сменил фото. Дальше последовали ещё снимки с участием Виктории Ивановны, но поскромнее, в другой обстановке. Несколько раз засветился и отец Копылова – этакий утончённый плейбой аристократической внешности. Затем пошли всякие более дальние родственники и просто «друзья семьи».

Потом старые отсканированные фотографии закончились и их сменили более новые, сделанные на цифровые аппараты. Сам Копылов, повзрослев, стал весьма похож на свой фоторобот. Вообще, лицом и телосложением он напоминал отца, только тот был явно красивее.

Снова Виктория Ивановна, но теперь уже в возрасте за пятьдесят... Фотки ближайших окрестностей... парк... дача...

– Стоп! – сказал Слава, и Санёк остановился. – А это что такое?

На фотографии была запечатлена какая-то местность, нетипичная для здешних краёв, да и вообще, пожалуй, для России. Что-то среднее между степью и пустыней, со скудной растительностью. Поля, холмы, много камней... И ни одного человека в кадре. И ни одной постройки.

– Это он из интернета скачал, – ответил Санёк.

– Ты уверен? – засомневался Слава. – А может, он где-то путешествовал!

– Исключено, – возразила Виктория Ивановна.

– Почему? Он не любит путешествовать?

– Ну, можно и так сказать. На самом деле он просто ненавидит дальние путешествия. До истерики. Я это поняла ещё во времена его детства, когда решила свозить его во Францию. Тогда были девяностые годы, россияне как раз активно осваивали зарубежный туризм, у кого денег хватало. У меня хватало. Я хотела поехать с Юрой во Францию, но он начал так скандалить... до сих пор с ужасом вспоминаю. Понимаете, одна из его проблем заключается в том, что он не может выдержать слишком большого количества новой информации: он сам говорил, что тогда у него перегружаются мозги, и он начинает вести себя неадекватно. Первое знакомство с психиатрами у него состоялось именно из-за этого. Я побывала за границей несколько раз, но без него. Он из России не выезжал. У него и загранпаспорта никогда не было.

– А может, это в России снято, – заспорил Слава. – Не исключено, что это Северный Кавказ... хотя я его не так хорошо знаю, но там вроде бы есть похожие места.

– Его отвращение к путешествиям, – продолжала объяснять Виктория Ивановна, – вызвано тем, что он очень плохо чувствовал себя, отъехав далеко от дома: у него тогда начиналась депрессия. Юра может путешествовать только в радиусе ста километров отсюда. Северный Кавказ находится гораздо дальше. Да и потом, учитывая состояние Юры, я была вынуждена довольно плотно за ним наблюдать. Если бы он уехал в дальнее путешествие, я не могла бы этого не заметить.

– Понятно... вопросов нет.

Следующие несколько фоток были сделаны там же. По всей видимости, кто-то стоял на одном месте и снимал, поворачиваясь туда-сюда. В результате одни и те же предметы местности попали на разные фотографии. На двух снимках Слава заметил вдалеке очертания города. Как ему показалось, это был древний город – ни одной постройки современного типа. Впрочем, с такого расстояния было трудно всё чётко разглядеть.

«Ни одного человека, ни одной машины в кадре, ни одной вышки мобильной связи. Пустынный какой-то район. Только дорога виднеется, да и то не асфальтированная. Выглядит как фрагмент исторического фильма: ни одного признака современности!»

Слава повспоминал похожие исторические фильмы. Первым делом в голову почему-то пришла старинная советская картина «Дон Кихот». Сыщик видел её в гостях у знакомого, который был фанатом и коллекционером советского кино.

«Наверно, есть и более похожее что-нибудь, но сразу не вспомнить. А в «Дон Кихоте», да, примерно такая же была местность».

– В общем, – подытожил он вслух, – вы уверены, что эти снимки делал не ваш сын.

– Абсолютно уверена.

Они просмотрели все оставшиеся фотографии, но там уже не оказалось ничего примечательного. Хотя, с другой стороны... Слава как раз заметил именно отсутствие кое-чего. Кое-кого.

– Тут нет ни одной фотографии Пухова, – сказал он.

– Они с Юрой не так уж долго дружили. Только в старших классах. После школы их дороги разошлись. Кроме того, они учились в параллельных классах, поэтому у них не было общих школьных снимков.

– Понятно. А я думал, у вашего сына были фотографии Пухова, но он их все поудалял.

– Ну... в принципе, не исключено. Не знаю.

– А при каких обстоятельствах они вообще подружились? Из-за чего?

– Юра по этому поводу ничего не говорил, а Пухов говорил, что Юра оказывает ему очень полезную помощь по учёбе. Юра хорошо учился, но только в школе. В институте у него у самого вся учёба посыпалась. Высшего образования он так и не получил...

Санёк стал проверять ещё неисследованные документы на флэшке, но они были копиями того, что приятели уже видели на дисках и в тетрадях – молитвы и заклинания в текстовом формате, музыка, фильмы... Проверив всю флэшку, он предложил:

– Ну что, Слава, поехали дальше? Тут мы вроде бы уже выяснили всё, что могли.

Сыщик немного подумал, посмотрел по сторонам и кивнул:

– Да, поехали.

Приятели в сопровождении Виктории Ивановны направились к выходу.

– Виктория Ивановна, – сказал Слава в прихожей, – если вы узнаете что-нибудь про Пухова, обязательно позвоните моему товарищу. Если он по какой-то причине не ответит, тогда звоните мне.

Он достал свою визитку и приписал туда номер мобильника и имя-отчество Санька. Затем отдал визитку Виктории Ивановне:

– Вот это его координаты, а это – мои.

– Хорошо.

Между тем, Санёк не особо утруждал себя напряжённой работой мозга (за него сейчас в основном думал Слава), поэтому немного отвлёкся от расследования: его мысли развернулись в другом направлении. Уже подходя к двери, он остановился и произнёс:

– Виктория Ивановна, я хотел вам сказать... ну, если вам понадобится какая-то помощь – тоже звоните мне. Я вижу, у вас сейчас большие проблемы. Но вы... это самое... держитесь.

– Спасибо, – неожиданно изменившимся голосом произнесла она, и в её глазах появились слёзы.


* * *


Копылов сидел на койке. В профиль он смотрелся как шахматный конь: сильная сутулость, наклонённая вперёд голова, вытянутая худощавая физиономия… Приятели подошли к нему, но начать разговор не успели – Копылов неожиданно заговорил первым.

– Здравствуйте, мужики! – произнёс он. – Представляете, я тут недавно видел одного российского боксёра, который выглядит точь-в-точь как Распутин. Честное слово, один к одному! И эта борода, и этот пронзительный взгляд киллера, который не выдерживали даже журналисты на интервью… Сходство буквально стопроцентное! Выступает он, как выяснилось, в первом тяжёлом весе. А зовут его…

– Так, подождите, – перебил Копылова потерявший терпение Санёк. – Мы к вам по другому вопросу. Куда делся ваш товарищ Виктор Кириллович Пухов?

– Какой он мне, на х..., товарищ?! – моментально рассвирепел Копылов. – Сволочь он, ворюга! Тамбовский волк ему товарищ!

Дальше последовала целая серия непечатных выражений. Приятели с интересом слушали, дожидаясь какой-нибудь полезной информации, но, к сожалению, не дождались. Наконец Копылов остановился перевести дух, и тут Слава осторожно поинтересовался:

– Скажите, а что он у вас украл?

– Кто украл?

– Пухов. Вы утверждаете, что он ворюга.

Копылов подумал несколько секунд и ответил:

– У меня он украл очень важное изобретение, которое я сделал.

– Какое изобретение?

– Я не буду вам объяснять, вы всё равно не поймёте.

– Ну, мы уж как-нибудь постараемся…

– Не-а. Не поймёте.

Слава пожал плечами:

– Хорошо. Куда исчез Пухов?

– И этого вы тоже не поймёте.

– Что вы нас, совсем за дурачков держите? Объясните своими словами, как умеете. А дальше будет видно, поймём мы или не поймём.

Копылов ещё подумал и объяснил так:

– Я сделал научное изобретение, а Пухов его использовал в своих корыстных целях. Сначала он обогащался с помощью моего изобретения, безнаказанно совершая грабежи. Потом ему этого показалось недостаточно, и он украл моё изобретение. То, что Пухов украл моё изобретение, доказывает его исчезновение: по-другому он никак исчезнуть не мог...

Копылов снова замолчал. Слава и Санёк тоже молчали, переваривая полученную информацию. Следующий вопрос они задать не успели, потому что Копылов внезапно схватился за голову и в ужасе завопил:

– О боже!! Они взяли Пухова – значит, теперь они доберутся и до меня!! Спасите меня, спасите!!

– А вы-то им на что сдались? – спросил Слава.

– Как вы не понимаете?! Это же я всё изобрёл! Ой, страшно мне!

С перепугу его буквально затрясло.

– Спасите меня, спасите!!

– Спасём, обязательно спасём! – с готовностью откликнулся Слава. – Вы только объясните хорошенько, от кого вас нужно спасать. И что они сделали с Пуховым.

– Не называйте при мне эту фамилию! – орал Копылов. – Я не хочу иметь с ним ничего общего! Я уничтожил его фотографии, удалил номера его телефонов! Его настигла божья кара! Я не хочу последовать за ним!!

– Ладно, ладно. Только объясните, какая опасность вам угрожает.

– За мной придут... за мной скоро придут...

Вдруг Копылов разрыдался. Приятели попытались привести его в нормальное состояние, но у них ничего не получилось: он продолжал рыдать и не мог дальше беседовать. Кончилось это тем, что разговор пришлось завершить, а к Копылову явился медицинский персонал с успокоительными препаратами.

Слава и Санёк покинули больницу. И тут, на улице, Санёк двинул идею:

– Слушай, Слава! А тебе не кажется, что Копылов только притворяется ненормальным? А на самом деле он всё отлично соображает и свалил в дурдом исключительно для того, чтобы спрятаться от опасности?

– Хм. Но раньше-то он имел проблемы с головой?

– Имел.

– Вот видишь. Кстати, раз Копылов не захотел рассказать нам о своём изобретении, надо спросить Викторию Ивановну. По идее, она должна знать, что он там изобрёл.

– Спрошу, обязательно спрошу...

Приятели разделились. Санёк поехал домой, а Слава, прикупив побольше продуктов, вернулся на дачу Пухова – продолжать поиски.



ГЛАВА 6


Работая на даче Пухова в одиночку, Слава не всегда обращал внимание на время суток. Вот и теперь, приехав поздно вечером, он стал проводить измерения на втором этаже. Цель была прежней: найти потайную комнату.

За этим занятием сыщик провёл всю ночь. Наконец, к утру, он сумел установить, что и на втором этаже потайной комнаты тоже нет. Потом он позавтракал и, по привычке, отправился спать на чердак.

Около трёх часов дня пришлось проснуться – позвонил Санёк.

– Слава, привет.

– Привет.

– Я поговорил с Викторией Ивановной. Передал ей наш разговор с Копыловым и спросил, о каком изобретении идёт речь. Она сначала сильно застеснялась, мол, вы же понимаете, у него проблемы с головой... Я говорю: я всё понимаю, но мне эта информация для дела нужна! В общем, объяснила. Оказывается, Копылов в своё время изготовил какой-то аппарат и заявил, что это установка для связи с высшими силами...

– Ха-ха-ха, ничего себе!

– Самое смешное было дальше. Естественно, всерьёз его болтовню никто не воспринимал. Но в конце концов их дачу обокрали, и этот аппарат тоже оказался в числе похищенного! Тут я как следует подумал, сравнил рассказ Виктории Ивановны и самого Копылова и спросил её: «Это что же получается: вашу дачу обокрал Пухов?» Она очень удивилась и ответила: «Да ну, не может быть. Ему-то зачем?» Я напомнил ей, что, по словам Копылова, его изобретение украл именно Пухов. Она сказала: «Да бросьте, это несерьёзно. Пухов – нормальный человек, так что установка для связи с высшими силами ему совершенно ни к чему! Опять Юра фантазирует». Вот так и поболтали.

– Спасибо. Полезная информация.

– Чего ж тут полезного? Оказывается, никакого изобретения-то и не было...

– Ну, отрицательный результат – тоже результат. У тебя всё?

– Всё. А как у тебя?

– Обыскал второй этаж, потайную комнату не нашёл, сейчас отсыпаюсь.

– А, так я тебя разбудил? Ну извини, старик.

– Да ничего, ничего...

Слава продолжил работы следующей ночью, теперь на третьем этаже. Он тщательнейшим образом исследовал чуть больше половины этажа, но опять ничего не обнаружил. Затем, проголодавшись, решил перекусить.

На столике из красного мрамора сыщик разложил газету. Расставил на ней литровую упаковку вишнёвого сока и большой кусок копчёной колбасы, которые он держал в холодильнике, и пару бубликов. Потом уселся в роскошное кресло и задумался.

Ему портила настроение одна мысль:

«Допустим, я не смогу найти никаких потайных помещений на даче Пухова. Не только во дворце, но и на всей территории. Что же тогда предпринять?»

Он начал жевать один из бубликов, запивая соком.

Собственно говоря, кроме версии с потайным помещением – которую Слава считал наиболее вероятной – он не исключал и некоторых других сценариев исчезновения Пухова. Один из этих сценариев предполагал, что Пухов почувствовал какую-то опасность и сам решил скрыться, а затем, возможно, начать новую жизнь. Второй вариант был гораздо интереснее: исчезновение Пухова могли организовать его же собственные охранники. В обоих случаях большую роль играл тот факт, что Пухов имел огромное количество недоброжелателей. Согласно первой версии, он попытался сбежать от них; согласно второй – они, наоборот, сумели до него добраться.

И всё бы хорошо, только полиция уже давно отрабатывала эти версии. Причём, кажется, безрезультатно...

«Нет, надо отвлечься от упаднических мыслей. Лучше уж решать проблемы по мере их возникновения. Сейчас наше дело – прочёсывать дачу».

Слава достал смартфон, открыл интернет и нашёл ещё одну неисследованную видеозапись с участием Пухова. И, установив смартфон на столе внаклонку, стал смотреть. «Объект» нужно изучить со всех сторон: чем больше информации – тем лучше.

Здесь Пухов выступал в ночном клубе. Он решил исполнить песню и даже специально собрал под это дело музыкантов (так он сам сказал в начале видео). И надо отдать ему должное, он пел вживую, без фонограммы. Но, с другой стороны, голос у него был, мягко говоря, не очень. Кроме того, судя по голосу и поведению, Пухов явно как следует напился перед концертом. Вот что он исполнил:


Осенним вечером, вечером, вечером,

Когда пилотам, прямо скажем, делать нечего,

Мы выпьем раз и выпьем два,

И закружится голова,

И в вытрезвителе проснёмся мы с утра.


Потому-у, потому, что мы пилоты,

Небо наш, небо наш родимый дом,

Первым делом мы испортим самолёты!

Ну, а девушек – а девушек потом.

Первым делом мы испортим самолёты!

Ну, а девушек – а девушек потом.


Мы парни бравые, бравые, бравые,

А чтоб не сглазили подруги нас кудрявые,

Мы выпьем раз и выпьем два,

И закружится голова,

И в вытрезвителе проснёмся мы с утра.


Потому-у, потому, что мы пилоты,

Небо наш, небо наш родимый дом,

Первым делом мы испортим самолёты!

Ну, а девушек – а девушек потом.

Первым делом мы испортим самолёты!

Ну, а девушек – а девушек потом.


Нам нынче весело, весело, весело,

Так чё ты, милая, курносый нос повесила?

Мы выпьем раз и выпьем два,

И закружится голова,

И в вытрезвителе проснёмся мы с утра.


Потому-у, потому, что мы пилоты,

Небо наш, небо наш родимый дом,

Первым делом мы испортим самолёты!

Ну, а девушек – а девушек потом.

Первым делом мы испортим самолёты!

Ну, а девушек – а девушек потом.


Слава уже достаточно хорошо изучил Пухова, так что заранее от него ожидал чего-то подобного. Тем не менее, он в очередной раз удивился.

«Какой потрясающий талант наживать себе врагов на ровном месте! На этот раз – по профессиональному признаку. Граничит с гениальностью, честное слово. Хорошо, что сами обстоятельства исчезновения Пухова позволяют резко уменьшить круг подозреваемых, и их не очень много. Потому что, в принципе, его врагом можно назвать каждого второго в нашем городе, не считая каждого первого. Так уж он себя ведёт...»

Закончив с едой, сыщик двинулся дальше. Все операции он успел отработать до автоматизма. Измеряем рулеткой расстояние внутри комнаты от двери до стены, потом измеряем расстояние в коридоре между дверями соседних комнат и расстояние от двери до стены в следующей комнате...

И вдруг он нашёл то, что искал с самого начала.

Именно в этих двух комнатах (той, где Слава решил перекусить, и соседней) данные измерений не совпадали метра на полтора! Снаружи расстояние между дверями комнат оказалось на полтора метра больше!

«Ничего себе!!! Так я сейчас отдыхал рядом с потайным помещением?!»

Сыщик заторопился. Пухов, скорее всего, находился там и мог быть ещё жив. Возможно, ему требовалась срочная медицинская помощь.

Слава стал искать вход в потайное помещение, исследуя стены обеих соседних комнат и коридора. На всякий случай он время от времени простукивал стены (вернее, лупил по ним кулаком или ногой) и кричал: «Пухов, вы здесь? Отзовитесь!» Но ответом неизменно было гробовое молчание...

Наконец, несмотря на ночное время, Слава позвонил Саньку. Чёрт с ним, пусть не выспится – тут речь шла о спасении человека.

– Саня, привет. Кажется, я нашёл потайную комнату, но мне не найти вход в неё. Вероятно, Пухов там и может быть ещё жив! Надо ломать стену!

Санёк проснулся не сразу. Судя по звуку, он зевнул, после чего произнёс:

– И что делать будем?

– Срочно докладывай начальству! Надо организовать, чтобы здесь сломали одну из стен помещения!

– Э... слушай, Слава, а ты не ошибаешься? Если получится «ложная тревога», меня потом начальство так вздрючит!

– Да тут нельзя ошибиться, у него стена между двумя комнатами – полтора метра толщиной! Ну что там внутри может быть? Соображай сам...

– Ну-у... да. Так и что, мне прямо сейчас начальству звонить? Ночью?

– Прямо сейчас! Так и скажи: речь идёт о спасении Пухова! Ты же сам говорил, что дело сверхважнейшее!

– Ладно...

Нажав «отбой», Слава продолжил искать вход в потайное помещение, никого не дожидаясь. Комнаты, между которыми оно располагалось, были достаточно большими, каждая примерно десять на десять метров; следовательно, потайное помещение, по всей видимости, обладало размерами десять метров на... метр тридцать (учитывая толщину стен). Сыщик выбежал на улицу осмотреть этот участок снаружи, но он ничем не выделялся на фоне других. Расстояния между окнами чётко выдерживались без изменений по всей длине фасада, и снаружи, на месте предполагаемого потайного помещения, Слава увидел на фасаде колонну. А колонны там были понатыканы везде.

Сыщик вернулся на третий этаж, прикидывая, как должен выглядеть вход в потайное помещение и как оно запирается. И обе комнаты, и коридор ослепляли роскошью: мрамор, колонны, лепнина, зеркала, позолота... При мысли о том, что придётся ломать одну из стен, Слава чувствовал себя фашистом, уничтожающим Янтарную комнату. Но, с другой стороны, человеческая жизнь в любом случае дороже технических сооружений.

«Никаких замочных скважин, петель, кодовых замков с кнопками тут не видно. Значит, что остаётся? Скорее всего, замаскированный электромагнитный замок. Ему нужно питание. Отключить электричество на этаже? Или лучше во всём доме? Да, лучше во всём доме. А где потайная дверь? А вот это придётся поискать...»

Стены обеих комнат, а также коридора, чисто визуально состояли из множества секций. Каждая такая секция могла оказаться потайной дверью, открывающейся внутрь или наружу. Это могло быть и зеркало, и колонна, и просто участок стены – что угодно. Слава стал внимательнейшим образом изучать все щели в местах соединения секций.

«Может, лучше сначала обесточить дворец? Тогда электромагнитный замок должен отключиться, но, с другой стороны, дальше мне придётся работать в темноте. Хотя, скоро уже утро, рассветёт. Нет, пока ещё так покопаюсь...»

Наконец, после напряжённых исследований, сыщику показалось, что одна из секций в комнате (не в той, где он отдыхал, а в другой) имеет на стыках щели чуть-чуть побольше, чем остальные секции. Это было огромное, до потолка, зеркало в золотистой оправе.

Среди своих инструментов Слава выбрал небольшую узкую отвёртку и, воткнув её в стыковую щель справа от зеркала, попробовал сдвинуть с места предполагаемую потайную дверь. Не вышло. Тогда он засунул отвёртку в другую щель, слева от зеркала, и повторил опыт – снова безрезультатно.

«Понятно. Теперь отрубаем электричество...»

Сыщик отправился на первый этаж, где находился главный автомат. Отключив всё электричество, он включил фонарик смартфона, заметил через окно подъезжающий автомобиль Санька и вышел встретить товарища. Тот прибыл один.

– Что это у тебя с освещением? – спросил Санёк. – Весь дворец в темноте. Скоро сюда начальство приедет, ну и бригада с инструментами тоже должна появиться. Будут стену ломать. Показывай, где.

– Погоди, может, стену ломать ещё и не придётся. По-моему, там стоит электромагнитный замок. Чтобы его отключить, я только что обесточил всё здание. Сейчас попробуем открыть...

Слава повёл Санька на третий этаж.

– Вот здесь потайная комната.

– А дверь?

– Сейчас, сейчас. А вот и дверь...

– Зеркало, что ли?

– Ага, зеркало... если я ничего не перепутал.

Слава нажал руками на левую часть зеркала, пытаясь открыть потайную дверь вовнутрь. Она не поддалась. Тогда сыщик точно так же нажал на правую часть зеркала – результат аналогичный. После этого он повторил манипуляции с отвёрткой, загоняя её в щели справа и слева от зеркала и пробуя открыть потайную дверь наружу. Но всё впустую.

Слава начал усиленно дедуктировать, одновременно повторяя все вышеперечисленные операции в том же порядке. Санёк, глядя на него, предложил:

– Да ладно, слушай, давай лучше подождём специалистов, пускай стену ломают.

– Погоди, дай сосредоточиться.

Не добившись успеха, Слава остановился и больше пока ничего не делал, но продолжал дедуктировать. Санёк подошёл к окну и стал глядеть на улицу. Тут сыщику пришла в голову свежая идея: он начал ходить взад-вперёд и нажимать руками на стену то слева, то справа от зеркала, в разных местах.

– Здесь может быть два замка, – на ходу объяснил он товарищу. – Один – электромагнитный, а второй – механический. Хотя, в принципе, хватит и одного механического. Нажал на стену в определённом месте – дверька открывается. Главное только хорошо запомнить, в каком месте нажимать. Поэтому лучше не торопиться...

– О! Майор Дубков едет, – заметил Санёк. – Пойду встречу начальство. Слушай, включи обратно электричество, а то неудобно тут будет по лестницам и коридорам с фонариками ходить.

– Подожди, дай я опыты до конца доведу...

Санёк пошёл на улицу, а Слава продолжал нажимать разные участки стены. И вдруг...

...когда он нажал на стену в сорока сантиметрах правее зеркала, на высоте около двух метров – при своём невысоком росте он уже с трудом дотянулся дотуда! – зеркало отъехало наружу и остановилось в положении наискосок, под углом градусов тридцать к стене.

Прямо перед сыщиком распахнулся вход в потайную комнату. Слава нацелил туда фонарик смартфона и сам заглянул внутрь...

Недалеко от входа располагался невысокий узкий прямоугольный столик, а ещё ближе, перед столиком – табуретка с круглым мягким сиденьем. На столике лежал ноутбук, рядом с ним пульт дистанционного управления чем-то. В дальнем конце помещения стояло большое кресло на подставке, без ножек. Кресло имело нестандартный вид: казалось, его украли из кабинета стоматолога. Не исключено, что так и было.

И никаких следов Пухова – ни живого, ни мёртвого...


Конец первой части






ЧАСТЬ 2



ГЛАВА 7


В очередной раз Слава понял, насколько важной фигурой был Пухов, когда во дворец приехал сам начальник ГУВД. Вообще полиции тут собралось полным-полно.

Комната не имела окон, но отлично освещалась лампами, стилизованными под старинные свечи. Правда, для этого пришлось включить электричество во дворце, предварительно заблокировав в открытом состоянии потайную дверь: сыщик положил в проходе стул. Потайная дверь действительно запиралась на два замка, установленных внутри комнаты – механический и электромагнитный. Изнутри они открывались по-простому, без всяких хитростей: механический – с помощью поворотной защёлки, электромагнитный – с помощью кнопки, установленной на стене. Снаружи механический замок открывался путём нажатия на один из участков стены, а электромагнитный – скорее всего, пультом дистанционного управления, который сейчас лежал в потайной комнате на столике. Пока не собрались полицейские, Слава успел рассмотреть этот пульт. На нём было десять кнопок с цифрами (от «нуля» до «девяти», серого цвета, как и сам пульт) и ещё две: «Вкл.» (зелёная) и «Выкл.» (красная). Сыщик предположил, что для дистанционного включения-выключения электромагнитного замка, кроме нажатия кнопок «Вкл.» и «Выкл.», требуется ещё набрать определённый цифровой код.

Дальнейшее изучение потайной комнаты Слава предоставил полицейским – раз уж они тут появились, ему не следовало делать ничего лишнего. Полицейские включили ноутбук, но он оказался запаролен. Ноутбук изъяли и увезли. Кроме того, в комнате обнаружился второй пульт дистанционного управления. Он был прикреплён двумя металлическими хомутами к этому подозрительному креслу, а точнее, к его правому подлокотнику. Нажимать кнопки на пультах никто не рискнул: все присутствующие знали, что Пухов – мужик с заскоками, а раз здесь потайная комната, значит, посторонних тут быть не должно. Он легко мог заминировать помещение, или поставить капканы, или предусмотреть какую-нибудь другую пакость.

Полицейские решили, что в комнате могут находиться тайники, и стали их искать. Особое внимание привлекло подозрительное кресло (в первую очередь его подставка) и пол под ним. Один из полицейских хотел отодвинуть кресло, но почему-то не смог этого сделать. Казалось, оно прикреплено к полу. Эта странность только раззадорила присутствующих, и они навалились на кресло уже втроём. Кое-как его удалось оттащить в сторону, не отрывая от пола. Выяснилось, что у кресла невероятно тяжёлая подставка – судя по всему, цельнометаллическая. Она имела форму куба и была окрашена в тёмно-серый цвет.

Тем временем со Славой беседовал майор Дубков, крепкий грузный мужик среднего роста с пышными усами. Надо отметить, что, когда Санёк пригласил сыщика участвовать в розысках Пухова, это вовсе не было его самодеятельностью – вернее, Санёк додумался до этого сам, но не забыл спросить разрешения у начальства. Так что сейчас майор Дубков оценивал действия Славы однозначно положительно и благодарил за помощь.

– ...Огромное вам спасибо. Пухова ещё не нашли, но хоть дело с мёртвой точки сдвинулось. А то мы уже не знали, за что хвататься. Как будете дальше действовать?

– Я планировал обыскать весь дворец. Поскольку Пухова не нашли, собираюсь продолжить поиски. Мне осталась часть третьего этажа и весь четвёртый этаж.

– А вы думаете, тут есть ещё одна потайная комната?

Слава пожал плечами:

– Поживём – увидим. Кстати, тут и чердак оформлен почти как потайная комната: если бы у меня не было плана здания, я бы долго искал, как туда попасть. Но на чердаке Пухова нет, я проверил.

– Ясно. А как вы думаете, что это за кресло такое?

– Сам не пойму. Полиция заберёт его отсюда?

– Смотря что начальство скажет. Да не, вряд ли. Скорее всего, оно не представляет интереса для следствия, да и тяжёлое к тому же.

– Но ведь зачем-то Пухов его здесь поставил!

– Наверно, вместо диванчика, отдыхать тут. Не забывайте, что он часто вёл себя неадекватно. Если уж его жена регулярно видела его обкуренным... ну, сами понимаете. Главное – взломать пароль и изучить его ноутбук.

– Ладно, – сказал Слава, – кажется, мне тоже надо отдохнуть, а то я совсем заработался. Я вам пока не нужен?

– Да вроде нет.

– Ну и отлично, пойду посплю. Если что – я на чердаке, мне там понравилось. Ну, на чердак ходить не надо, звоните по мобильнику. Номер Саня знает.


* * *


Слава как следует выспался. Никто его не потревожил: очевидно, в потайной комнате больше не нашли ничего полезного для следствия. Проснулся он поздно вечером, поужинал и стал изучать оставшуюся часть третьего этажа. Заглянув в потайную комнату, он увидел, что это загадочное кресло по-прежнему там стоит. Судя по всему, полиция сочла его не заслуживающим внимания. Сама полиция давно уехала, и сыщик снова оказался во дворце один.

К утру он исследовал третий этаж до конца и убедился, что других потайных комнат здесь нет. Потом отвлёкся от работы: надо было пополнить запасы продовольствия. Кроме того, Слава решил пойти искупаться. Поблизости отсюда находились как минимум два озера, а ещё река под названием Рыбница. Купайся – не хочу.

«После этого займёмся четвёртым этажом. Но если я там ничего не найду, то нужно будет изучить кресло. По-моему, Пухов его не просто так поставил в потайную комнату...»

Сыщик взял с собой рюкзак и двинул в магазин. Набрав там побольше продуктов, он отправился на ближайшее озеро и долго купался, но, выходя на берег, заметил, что небо затянуло мощными тучами, а все отдыхающие уже смотались с пляжа. Слава побежал обратно на дачу Пухова, но немного не успел, и его накрыло ливнем. Вернувшись во дворец, он стал по очереди снимать и выжимать промокшую насквозь одежду. Потом занялся измерениями на четвёртом этаже.

Около пяти часов вечера ему позвонил Санёк.

– Слава, привет. Чем занимаешься?

– Привет. Да так, всем понемножку. Прошёл полностью третий этаж и частично четвёртый, ничего существенного не обнаружил. Ещё купаться ходил...

– Ишь ты, хорошо устроился! Сколько раз купался?

– Два. Первый раз в озере, второй раз под ливень попал, когда возвращался.

– А у меня для тебя новости, тоже две: одна плохая, вторая совсем плохая.

– Чего это вдруг? Ну, давай с совсем плохой.

– Копылов умер.

– Ни хрена себе!!!

– Причину смерти пока определили как инфаркт. Хотя, сам понимаешь, это всё крайне подозрительно. Мы видели, что он кого-то очень сильно боялся. И теперь он помер. Явно же не просто так это случилось.

– Расскажи подробности.

– Умер он в больнице, там же, где мы с ним разговаривали. Следов насильственной смерти пока не обнаружено. Хотя физиономия у него жуткая, перекосило так, что родная мать не узнает. Ну, насчёт матери – Виктория Ивановна просто в шоке. Говорит, Юра умер в том же возрасте, как и его отец. Только отец повесился, а с этим ещё непонятно, что случилось...

– Слушай, тут тоже нельзя исключать самоубийство. Например, украл каких-нибудь таблеток и наелся их, как один из вариантов. Ты там с Викторией Ивановной, кажется, подружился, так спроси её: не пытался ли раньше Копылов покончить с собой? Не было ли у него мыслей о самоубийстве?

– Это я уже спросил. Она ответила так: серьёзных попыток самоубийства он не делал, но неоднократно, начиная ещё с детского возраста, шантажировал её. А именно, угрожал покончить с собой, если она ещё раз официально выйдет замуж или родит ещё детей.

– Да, тяжёлый случай.

– Он её напугал очень сильно. Из-за этого Виктория Ивановна больше никогда официально не была замужем, и детей других у неё тоже нет, кроме Копылова. Вот такой фрукт.

– Понятно. В общем, причину его смерти надо установить максимально точно! Есть три версии: первая – самоубийство, вторая – смерть от естественных причин, и третья – что ему помогли. Для нас наиболее интересна версия номер три, так что проверяйте её особенно тщательно.

Санёк сменил тему:

– Теперь вторая новость. Наш компьютерщик взломал пароль на ноутбуке...

– Но ты ж говорил, это плохая новость. И что тут плохого?

– Он сказал, там нет никакой полезной информации! Правда, знатно поржал, когда читал. Там два файла: первый – это дневник Пухова, а второй – описание работы этого кресла, которое в потайной комнате стоит. Компьютерщик говорит, такое в трезвом виде сочинить вообще невозможно, это написано или пьяным, или «под веществами», или и то и другое сразу. Мол, читал и ухохатывался.

– Ну, ты подожди расстраиваться. Компьютерщику дедукция не нужна, он вообще не по этому делу. Это мы с тобой будем решать, есть там полезная информация или нет. Ты сам-то эти файлы читал?

– Нет, конечно, мне некогда было! Погнали в больницу из-за Копылова. Я только что освободился. Сейчас прочитаю...

Слава почувствовал охотничий азарт:

– Давай читать вместе. Скинь мне эти два файла на электронную почту! Когда прочитаем – созвонимся и решим, что дальше делать. О кей?

– О кей.

– Ну, я жду...

Слава прекратил исследование четвёртого этажа, уселся на мягкий навороченный стул, вышел в интернет со смартфона и стал ждать, читая для развлечения всякие мировые новости. Через несколько минут пришло сообщение от Санька, с двумя прикреплёнными файлами. Один из них назывался «Дневник», а второй – «Кресло».

Сыщик начал с «Дневника». Это оказался довольно длинный текст, изобилующий грамматическими ошибками и нецензурными выражениями. Даже непонятно, чего там было больше. Без ошибок и в очень смягчённом виде этот текст выглядел так...



ГЛАВА 8


Дневник Пухова (начало)


«Надо признать, что своими несметными богатствами я обязан исключительно Юрке Копылову (хоть он и полный идиот). А ведь с чего всё начиналось! Вспоминаю, и даже смешно становится. Я с ним познакомился только для того, чтобы трахнуть одну тёлку, да и то обломался. Зато теперь, благодаря ему, сумел стать миллиардером. Расскажи кому – не поверят. Вот и решил записать пока чисто для себя, а там, глядишь, и опубликую. Это ж невероятная сенсация, а сенсации народ любит...

Как-то раз в нашей школе случилось одно серьёзное происшествие. Мы с Копыловым тогда учились в параллельных классах. Был он парень заметный: длинный такой, как каланча, но при этом дурак дураком. Правда, учился он хорошо, но имел большие проблемы в общении с окружающими. Из-за этого балансировал на грани между учёбой в школе и учёбой на дому, то есть учёбу в школе едва-едва выдерживал. Мы все его шпыняли. Но это ещё мелочи, а гораздо хуже, что его стал шпынять Колька Спиридонов, 15-летний второгодник из третьего параллельного класса. (Копылов учился в классе «А», я – в классе «Б», а Спиридонов – в классе «В»). Спиридонова боялась до усрачки вся школа. Он бил морды и отбирал деньги у кого захочет, и в конце концов обратил своё внимание на Копылова. И вот, он стал его регулярно поколачивать, отрабатывая на нём приёмы различных единоборств (ну, как бы, тренировался). Копылов плакал и вообще сильно паниковал, но молчал в тряпочку. То ли он просто не догадывался пожаловаться взрослым, то ли боялся, как бы хуже не вышло. Потом выяснилось, что и учителя, и его мать долгое время ничего не знали. Мы им тоже не сказали, и уж тем более не стали заступаться за Копылова. Во-первых, он никому из нас не нравился, и, во-вторых, никто не хотел ссориться со Спиридоновым. Короче, как говорит русская народная пословица, спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Кончилось это тем, что Спиридонов просто зарвался. Он поставил Копылову большой фонарь на глаз, отобрал у него бабки (ну, всё, что было при себе) и сказал: «Завтра принесёшь ещё столько же». Может, это он пошутил, но Копылов был парень тупой, потому исполнительный. Вечером, когда его мать вернулась с работы, он, красуясь своим фонарём, попросил её: «Мама, дай мне, пожалуйста, столько-то денег, у меня их требует Колька Спиридонов из «В» класса». Дальше выяснилось, что Спиридонов его постоянно бил, и кроме этого фонаря, у него обнаружились ещё другие синяки.

На следующий день, во время большой перемены, я гулял на улице, и тут во двор зашла высокая плечистая тётка в спортивном костюме. Я сначала думал, это какая-нибудь новая училка по физкультуре, но потом по ходу дела сообразил, что это мать Копылова. Наверно, я её раньше-то видел, но у меня хреновая память на лица, да и не ходят обычно родители в такой одежде. Короче, она прошла через школьный двор, внимательно осматриваясь по сторонам, и свернула за угол, где тусовались Спиридонов и двое корешей. Тут меня торкнуло: я сообразил, что сейчас что-то будет. Из любопытства я решил за ней последить и встал так, чтобы всё видеть, но не очень близко. Те трое курили и ни на кого внимания не обращали.

Тётка подошла к ним и, ориентируясь по каким-то приметам, остановилась напротив Спиридонова. И спросила:

– Ты Спиридонов?

– Ну, я. И чё?

Едва ли он понял, с кем разговаривает, но всё равно вёл себя очень уверенно и нагло, потому что не боялся ни учителей, ни родителей. Зря.

Тётка размахнулась и въехала ему правой по скуле. Не пощёчиной – кому нужны эти гнилые интеллигентские заморочки – а именно кулаком, со всей дури. Мне показалось, что она медленно замахивается (это из-за того, что смотрел со стороны), и я успел подумать: «Сейчас сдачи получит». Но не угадал. От удара башку Спиридонова отвернуло в сторону, он выронил изо рта папиросу (жаль, не проглотил, было бы ещё веселее) и рухнул как подкошенный. Его кореша застыли в полном остолбенении, не зная, что делать. Баба схватила Спиридонова за грудки, подняла обратно на ноги и силой потащила во двор. Причём держаться на ногах без посторонней помощи он явно не мог: его болтало и вихляло туда-сюда.

Так они вдвоём добрались до середины школьного двора. Ученики уже стали собираться вокруг них, привлечённые невиданным зрелищем. Тётка последний раз как следует рванула его на себя и отошла вбок, а Спиридонов от этого рывка свалился мордой вниз на асфальт около клумбы. Несколько секунд он лежал, не двигаясь. За это время тётка наступила ему кроссовкой на ногу повыше колена, чтоб не смог удрать, и достала из кармана спортивной кофты свёрнутый кольцами ремень.

Тут Спиридонов очнулся и попробовал вырваться, но у него ничего не вышло. Ремень засвистел в воздухе и обрушился ему на спину. Потом ещё раз, и ещё раз, и ещё много, много раз. На улицу стали выскакивать учителя. Они требовали прекратить избиение, но сделать никто ничего не решался, а тётка, судя по её поведению, плевать на них хотела. Я сообразил, что она умышленно выбрала для экзекуции самое людное место, чтобы все видели. Под градом сыплющихся на него ударов Спиридонов сначала орал и матерился, потом стал рыдать и просить о пощаде. Но не тут-то было. Расправа продолжалась нескончаемо долго, и только когда я уже стал подумывать, что Спиридонова забьют до смерти, тётка наконец остановилась. Затем она схватила его за ухо (кстати, у него была короткая стрижка, за волосы не взять), повернула мордой к себе и произнесла вторую по счёту фразу:

– Ещё раз тронешь моего сына – протянешь ноги.

У Спиридонова текла кровь из обеих ноздрей: видимо, неудачно приложился к асфальту при падении. Тётка неторопливо свернула ремень кольцами, засунула в карман и, ни с кем не разговаривая, так же неторопливо покинула школьный двор. Спиридонов кое-как поднялся и, хромая на одну ногу и постоянно вытирая нос, тоже двинулся к выходу со двора, но в другую сторону. Наконец он скрылся за поворотом. Два его приятеля куда-то сдристнули ещё раньше.

А на асфальте осталась лужа крови, как напоминание о произошедшей экзекуции.

Этот случай привёл к тому, что Спиридонов вообще исчез из школы. По крайней мере, я его больше никогда не видел – ни в школе, нигде. Я был очень доволен, хотя побаивался, что он ещё вернётся. Но он не вернулся. Вся школа долго обсуждала его крушение. Правда, одним это понравилось, а другим нет. Не потому, что им было жалко Спиридонова – жалеть его дураков не нашлось: во-первых, он реально достал всю школу, и во-вторых, по-другому с ним было не справиться. А я, наоборот, жалел, что его не ухайдокали насовсем: нет человека – нет проблемы. Но некоторые, и особенно учителя, были недовольны тем, что мать Копылова устроила самосуд. Не положено! Надо, типа, действовать по закону, жаловаться в милицию. Кстати, пришлось ли ей понести какую-то ответственность за свою выходку – я не в курсах.

Ну и конечно, все охренели из-за того, что раньше эта тётка ничем не выделялась среди других родителей. Разве что своими габаритами, но вела себя тихо-спокойно. И ладно бы она служила где-нибудь в спецназе или хотя бы в ментуре, так нет же! В общем, ничто не предвещало. Да, после этого случая никто уже не рискнул задирать Копылова, как раньше.

И тут мне пришла в голову классная идея. Вообще у меня голова работала лучше, чем у других. Пока они там спорили, правильно поступила эта тётка или неправильно, я подумал:

«А если мне попробовать её... натянуть?»

Как я понимаю, это называется «первая любовь» или что-то типа того. В самом деле, я заметил в ней много интересного! У неё была обалденная физиономия, и ещё обалденные жопа и сиськи, чего не смог скрыть даже спортивный костюм. Бывают ведь тёлки, у которых красота распределяется неравномерно: допустим, физиономия обалденная, а всё остальное – так себе. А тут прямо какое-то всестороннее совершенство. Правда, с одной оговоркой: хотя рост у неё был чисто фотомодельный (182 сантиметра, как она потом сама сказала), но по комплекции она очень сильно отличалась от всех этих дистрофичных фотомоделей в лучшую сторону, потому что была нереально здоровая и мощная. Какие там 90-60-90! У неё жопа в обхвате, я думаю, на метр двадцать тянула, да и сиськи уж точно больше метра, как минимум пятый размер. Ну, вот насчёт талии не знаю, но талия, такая, стройная, без лишнего веса. Короче, всё вместе смотрелось просто охренительно. Такие фигуристые тёлки достаточно редко встречаются, и обычно они гораздо меньше ростом.

Одно только плохо: эта идея пришла мне в голову, когда учебный год уже кончился и меня отвезли на дачу. Ну, мы там с корешами порнухи по видику насмотрелись, вот я и додумался.

Сначала я засомневался – стоит ли это делать? Ведь разница в возрасте отчаянная: мне тогда было 14 лет, а ей под сороковник. То есть мне, конечно, на разницу в возрасте насрать, но ей-то будет не насрать, вот в чём проблема. И всё-таки я решил попробовать, попытка не пытка. Тем более, мне стали постоянно сниться эротические сны с её участием. Не то чтобы меня это огорчало, совсем наоборот – но от этого только усиливалось желание впендюрить ей как следует. Сука, первый раз в жизни (и последний) я с таким нетерпением ждал, когда учебный год начнётся. Прямо извёлся весь. Я же с Юркой Копыловым не общался, не знал ни адреса его, ни телефона, да к тому же меня на дачу увезли. А интернета тогда, можно считать, не было – дело ведь происходило в 1997 году. Так что я не мог ничего предпринять, пока не кончатся летние каникулы.

И вот, когда учебный год начался, я первым делом специально «подружился» с Копыловым. По-моему, до этого у него друзей-то и не было. Он, дурак, не сообразил, что мне нужно, и почти сразу меня пригласил в гости. Там я задержался до вечера и познакомился с его матерью, как только она пришла с работы. Оказалось, зовут её Виктория Ивановна (тоже прикол: я – Виктор, она – Виктория...). Я стал втираться ей в доверие, изучать, как она живёт и чем дышит, чтоб было удобнее к ней подкатиться. Конечно, зашёл к ним в гости ещё раз, и ещё, и ещё...

По ходу дела обнаружилось, что она вдова – её муж, отец Юрки, покончил самоубийством. Я обрадовался: одной помехой меньше. Потом выяснилось, что она настоящая фанатка здорового образа жизни – каждый день делает зарядку и каждый день взвешивается. Она так говорила: «Для меня идеальный вес – 94 килограмма. Больше мне ни к чему, а меньше у меня и не получится». При этом лишнего веса у неё не было совсем. Вообще, мне особенно нравятся тёлки именно с такой комплекцией, как у неё, только насчёт роста я не привередливый: роста они могут быть любого, без разницы.

Ещё она играла в волейбол – на таком, среднем уровне, за сборную предприятия. Нашла чем заниматься. Ей бы пойти в единоборства, там бы она, наверно, всех вынесла. Хотя, может, она и единоборствами занималась, только я не успел об этом узнать. Ещё оказалось, что у неё есть любимая песня, старинная такая... вернее, это сейчас она старинная, хотя и тогда была уже устаревшая. Чё-то такое: «Вместе мы не случайно... (дальше забыл строчку)... но после нашей встречи всё будет всерьёз». Ну такая, типа, аристократическая попса.

Общаться с ней было приятно, даже очень. Правда, с одной оговоркой: уж слишком она тряслась над Копыловым. И у меня тоже так ненавязчиво выясняла, при каких обстоятельствах мы с ним подружились. Но это я заранее предусмотрел. Я не очень хорошо учился, а Копылов гораздо лучше, и я попросил, чтобы он мне помогал по учёбе. В результате у меня ещё и оценки улучшились (хотя я и так не жаловался, подумаешь, на тройки учился, тоже мне проблема). Естественно, я выдал ей заготовленный ответ, что Юра помогает мне по учёбе. Не мог же я ей прямо сказать: «Я подружился с вашим сыном для того, чтобы вам засадить».:)))

Потом случился ржачный прикол. К Виктории в гости пришёл какой-то её сотрудник по работе, ну и мы с Копыловым тоже там тусовались. Виктория решила накормить нас всех ужином. И вот во время ужина этот дяденька в ходе разговора произнёс: «Ничего, Юра, через несколько лет ты женишься, и тогда...» Что он дальше сказал, я уже не помню, но Копылов, услышав фразу «ты женишься...», блеванул прямо на скатерть. Оказалось, это он с таким отвращением относится к семейной жизни, что не смог удержаться. Короче, у него были реальные проблемы с головой, хотя малознакомые люди, типа того дяденьки, могли ничего и не подозревать. Но тут правда восторжествовала самым неаппетитным образом.

Тем временем наше знакомство с Викторией набирало обороты. Два раза, приходя в гости, я ей дарил цветы (красные тюльпаны, с газона украл). Трахнуть я её собирался на третий раз, но уже во второй раз мне чуть не подвернулся удобный случай. Копылов ушёл в свою комнату делать уроки, а я остался с ней и заявил, что все уроки уже сделал. Наврал, конечно. Мы стали пить чай с пирожками и болтать. Она, походу, уже считала меня совсем своим человеком, и у неё довольно сильно развязался язык. Сначала, когда я вспомнил её расправу со Спиридоновым (типа, выразил ей за это большой респект) – выяснилось, что она умеет даже «отливать в граните». Она пожала плечами и философски произнесла:

– Чтобы окружающие обратили на тебя внимание и хорошо запомнили, нужно сделать то, чего не делает никто.

Дальше она сказала ещё кое-что интересное:

– Наверно, у вас в школе все удивляются: почему мне пришлось спасать своего сына от малолетнего уголовника? Почему Юра сам не смог сделать то, что я сделала? А как же воспитание, как же наследственность? Увы, у него всё так плохо с наследственностью, что никаким воспитанием не исправить. От меня его наследственность зависит только на пятьдесят процентов, а если взять другие пятьдесят процентов, то там всё печально...

И ещё одно её высказывание я хорошо запомнил:

– Вот считается, что детей – по крайней мере, сыновей – должен обязательно воспитывать отец, чтобы они были правильно воспитаны. Теоретически это верно, в общем случае. Но на практике бывают такие ситуации, когда... лучше уж совсем никакого отца, чем вот такой! Я знаю, о чём говорю.

Я внимательно за ней наблюдал и в конце концов решил: девушка созрела. Нафиг я буду ждать следующего раза – натяну её прямо сейчас! А у неё комната, между прочим, закрывалась на засов изнутри. Закрою, и никто нам не помешает...

И тут в самый неподходящий момент припёрся этот придурок Копылов. Он, оказывается, все уроки сделал. Вот козёл!!!

Пришлось мне перенести основное мероприятие на следующий раз, на понедельник. Но следующий раз так и не состоялся.

Иду я по улице в воскресенье, а навстречу мне – она. Но не одна, а под ручку с каким-то мужиком. Плюгавый такой мужичонка, ростом не то что меньше её, а даже меньше меня тогдашнего. Где-то метр шестьдесят четыре, наверно. И старше её лет на десять. А Виктория, такая, поздоровалась со мной и говорит:

– Витя, познакомься, это Михаил. Мой лучший друг и знаток народной медицины...

И вся сияет от счастья. И мужик этот тоже улыбается – надо же, говорит, вы с ним тёзки! А я посмотрел на них и понял: он её трахает! Стою перед ними и не знаю, что делать. А Виктория продолжает:

– ...К тому же ещё и гипнотизёр. Так что, если у тебя возникнут какие-нибудь проблемы со здоровьем, можешь через меня обращаться к нему. Иногда он справляется с такими заболеваниями, с которыми официальная медицина ничего сделать не может.

Так вот он чем её взял – он, сука, гипнотизёр! Да, с таким в постели кувыркаться особенно приятно, он же всё что угодно может внушить.

Обиделся я и говорю:

– Да не, у меня-то здоровье нормальное, лучше уж Юрке помочь.

Это я её подколоть решил, забыв, что всякие шуточки над её сыном могут дорого обойтись. Но она, кажется, подколку не заметила, по крайней мере, не разозлилась на меня. Зато настроение у неё мигом испортилось. Погрустнела она и отвечает:

– Пробовали... не получилось.

Я уже сообразил, что мне ничего не светит – достаточно было эту пару увидеть вместе. Но мои неприятности ещё не кончились. Вдруг Михаил уставился на меня, и я... вот до сих пор не понимаю, что это было... но я совершенно чётко почувствовал, что он хочет мне сказать. Всё до последнего слова. Он передал мне информацию ВЗГЛЯДОМ!!!

«Как тебе не стыдно, парень? Ты кого соблазнить хотел, она же на двадцать пять лет тебя старше! Имей совесть!»

Вот так. Виктория ещё и догадаться не успела, что мне от неё нужно – а он уже догадался. Причём сразу.

В общем, дело сорвалось. До сих пор жалею. По внешности это была самая крутая секс-бомба, которую я когда-нибудь видел, что в реале, что в интернете, где угодно. Вне конкуренции. Но – никуда не денешься, пришлось отъехать назад. Тогда я переключился на девиц из нашей школы и там добился больших успехов...»


На этом месте Слава был вынужден остановиться: у него включилась дедукция.

«А может быть такое, что исчезновение Пухова организовала... Виктория Ивановна?

Конечно, если бы она прочитала его дневник, она бы его точно убила. Ну а серьёзно?

Мотив у неё был? Какой-никакой, но был: Копылов очень сильно поссорился с Пуховым. После этого он мог пожаловаться матери, и тогда, вполне возможно, она решила сама выяснить отношения. Правда, между тем конфликтом и исчезновением Пухова прошло примерно полгода, но учитывая особенности Копылова, он мог пожаловаться с большим опозданием. Кроме того, Копылов очень бурно отреагировал на исчезновение Пухова; следовательно, если всё устроила Виктория Ивановна, то сына она не поставила в известность. Правильно сделала: Копылов – человек неуравновешенный, поэтому ненадёжный. Начнут его допрашивать – может сразу и расколоться. В общем, мотив у неё был.

Теперь рассмотрим эту версию, исходя из психологического портрета Виктории Ивановны. Могла она пойти на такое? В том-то и дело, что могла. Из дневника Пухова мы видим: она решилась на поступок, который не по зубам среднему человеку. Да, наполовину этот поступок зависел от физической силы, но наполовину и от психологии. Таким образом, психологический портрет у неё самый подходящий.

Ещё важный момент. Виктория Ивановна очень соблазнительна в качестве подозреваемой, потому что могла справиться с Пуховым в одиночку, без оружия и без подельников. Ей сейчас около шестидесяти лет, но выглядит она почти как профессиональная спортсменка. Ну, не совсем, конечно... но где-то близко. Совершенно ясно, что ей под силу одолеть Пухова в драке и, если понадобится, вынести с места преступления его труп. Пухов, правда, парнишка упитанный, но всё равно...

Стоп, это меня уже понесло. Чтобы напасть на Пухова, ей надо было прийти к нему на дачу, а там видеокамеры. Она бы обязательно засветилась! Нет, сама она никак не могла с ним разобраться – могла только заказать его, причём, скорее всего, только охранникам Пухова. Которые у нас и так на подозрении.

Нельзя сбрасывать со счетов и другую возможность: что дневник Пухова представляет собой частичное или даже стопроцентное враньё. Пока мне не удалось точно заметить, что он где-то врёт. Но посмотрим дальше...»

И Слава стал читать дальше.



ГЛАВА 9


Дневник Пухова (продолжение)


«С Копыловым после этого было уже незачем дружить. Но он, думая, что мы лучшие друзья, продолжал со мной вовсю общаться, и я не рискнул его сразу выкинуть из своего окружения – а вдруг Виктория рассвирепеет? Нет, я стал отшивать его аккуратно, вежливо. Разговаривал с ним, только если он первый начнёт, в гости к нему ходить перестал, к себе в гости тоже не приглашал, отмазываясь тем, что у меня всякие важные дела. Дела, кстати, у меня и правда появились, баб клеил. Но совсем оборвать контакты с Копыловым мне ещё долго не удавалось – мало того, что мы в школе пересекались, так он мне постоянно звонил.

У него были две любимые темы для разговора: во-первых, он увлекался религией, и во-вторых, писал стихи. Меня не интересовало ни то, ни другое. Самым главным религиозным деятелем он считал Гришку Распутина. Я как-то решил поприкалываться и сказал, что самый главный религиозный деятель – Фёдор Конюхов. Юрка обиделся и больше недели со мной не общался, потом, правда, опять начал. Чтобы его надёжно отшить, я снова стал повторять эту шутку, но больше она на него уже не действовала и он не обижался.

Стихи у него получались совершенно отстойные, хотя иногда поднимали настроение: он был просто очарователен в своей бездарности. То есть можно послушать, чисто чтоб поржать. Правда, один раз он вдруг сочинил такое, что мне реально понравилось, и я даже запомнил первые 8 строчек. Его тогда сильно беспокоило предстоящее поступление в институт и вообще жизнь после школы – и вот он, наслушавшись кого-то из старших, расписал по их словам учёбу в институте:


Забудь о жарком лете –

Нас дрючат круглый год.

Сижу я в кабинете,

Пытаюсь сдать зачёт.

Пришёл экзаменатор,

Шпаргалки все отнял,

Грозил сослать в солдаты

И взятку вымогал…


Конечно, самому Копылову можно было не бояться, что его «сошлют в солдаты» – с его-то психическими отклонениями! Уж у него отмазка от армии была стопроцентная. Но не факт, что он сам это осознавал.

И всё-таки в конце концов мне удалось с ним разосраться, причём достаточно случайно. Однажды он мне позвонил и на полном серьёзе стал хвастаться, что чего-то там такое изобретает.

– Я собираюсь объединить науку и религию! – заявил он. – Моё изобретение перевернёт весь мир! Я сделаю устройство для связи с высшими силами!

Ну, конечно, из его болтовни я запомнил в лучшем случае процентов десять. Короче, дотрынделся он до того, что я не выдержал и стал громко смеяться. Тут наша дружба и закончилась. Копылов обиделся, сразу швырнул трубку и больше мне не звонил. И в школе со мной разговаривать перестал. Ну и отлично, наконец-то я избавился от этого балласта.

После школы Копылов пропал из моего поля зрения лет на пятнадцать: мы с ним вообще нигде не пересекались. За это время я поступил в институт, получил высшее образование, женился, сумел устроиться на работу по специальности, отпахал там несколько лет и вдруг оказался в полной жопе. Всё из-за этих грёбаных антироссийских санкций. Наш завод пострадал от них очень сильно. Зарплата поубавилась (потому что мы перешли на четырёхдневную рабочую неделю), потом её стали ещё и задерживать, а у меня уже двое детей...

И вот когда я реально почувствовал себя в полной заднице, мне неожиданно позвонил Копылов.

– Привет, – говорит, – Витёк. У меня к тебе дело есть. Хочешь заработать?

– Конечно, хочу. Сколько?

– Пятьсот тысяч рублей.

– Сколько??! Я согласен! Что делать нужно?

Он говорит:

– А помнишь, я тебе рассказывал, что изобретаю установку для связи с высшими силами? Так вот, я её сделал. Теперь надо её испытать.

– Я готов! Где установка?

– У меня на даче стоит.

Конечно, всю эту ерунду про «высшие силы» я всерьёз не воспринимал. Но пятьсот тысяч!!! Тогда мне бабки нужны были как воздух, и тогда для меня это была огромная сумма. Это сейчас я даже на карманные расходы могу больше потратить.

– Но ты точно дашь мне пятьсот тысяч? Не обжулишь?

– Точно, не сомневайся.

Мы встретились у него на даче. Он повёл меня в большую комнату и показал, что «изобрёл». Это была жесть вообще. Если бы дело не касалось пятисот тысяч, я бы прямо там помер от смеха. Короче, он добыл где-то стоматологическое кресло, прикрепил к его подлокотнику большой пульт, вроде как от телевизора... (Я сначала так и подумал, что от телевизора, но увидел там под кнопками какие-то странные надписи, явно не те, что надо). Правда, в комплекте к этому креслу должна была быть ещё и сверлильная установка, зубы сверлить, но её почему-то не оказалось.:)))

– Сейчас будем испытывать, – говорит. – Садись в кресло.

Я, никакого подвоха не заподозрив, уселся в кресло и спрашиваю: что дальше делать?

– А дальше, – говорит, – от тебя потребуется нажать по очереди две кнопки на пульте. Только не сразу, я сначала должен отойти...

Вот тут я уже мог бы забеспокоиться – что ещё этому дураку в голову пришло? Но очень хотелось денег, поэтому я и теперь ничего не заподозрил. Спрашиваю его: какие кнопки нажимать?

Он показывает:

– Сначала вот эту зелёную – «Старт». Потом, если что-нибудь произойдёт, нажмёшь вот эту красную – «Возврат».

А все кнопки на пульте, кстати, подписаны на русском языке. Я пожал плечами и говорю: ну ладно, мол, отходи.

Он отошёл и командует:

– Давай!

Я нажал кнопку «Старт», и...

...в следующую секунду комната исчезла, и я оказался на улице!!! Только не во дворе у Копылова, как сначала подумал, а вообще где-то в пустыне!!! Даже жарко стало!!!

Я был в шоке и с перепугу сразу нажал вторую кнопку, «Возврат». И снова оказался на даче Копылова, в той же комнате.

Юрка подбежал:

– Ты как? С тобой всё в порядке?

Я ему отвечаю:

– Давай деньги, сколько обещал.

Он пошёл в другую комнату, покопался там, замком щёлкнул, потом выходит с пачкой пятитысячных. Я, тем временем, с кресла слез и отвалил подальше, потому что вся эта фигня от неожиданности здорово меня напугала. Беру бабки, пересчитываю... Нормально, и вправду дал пятьсот тысяч, не обжулил. Жаль, конечно, что в рублях, лучше бы в евриках.

Ну, теперь у меня к нему пара вопросов возникла.

– Слушай, Юрка, а кем ты работаешь, если вот так вот взял и выкинул пятьсот тысяч?

Он смутился.

– Да я, это... дворником сейчас работаю. А деньгами мне мама помогает. Каждый месяц выдаёт понемножку, ну и накопилось...

Я опять пожалел, что не удалось мне в молодости Викторию склеить. У неё, походу, бабок просто дохрена, вот и жил бы за её счёт. Правда, всё, конечно, относительно, и сейчас я уже богаче её как минимум раз в сто. Но тогда до этого ещё далеко было.

– А чего ты дворником работаешь? Специальность-то у тебя какая?

– А нет у меня специальности, я же из института вылетел. Всё свободное время занимался вот этим своим изобретением, вместо того, чтобы учиться. О чём не жалею.

– Ладно, – говорю, – а что это за глюки у меня такие были? Очень, знаешь, убедительно, я по-настоящему запаниковал.

– Это не глюки. Это ты в другое измерение попал. Главное, что опыт завершился благополучно. А то, видишь, я сам боялся проверить эту установку, вот и пригласил тебя. А теперь и сам проверю...

Я развеселился (бабки-то уже при мне были):

– Ха-ха-ха! В другое измерение?! Ври больше!

А он в кресло садится:

– Следи за мной. Только отойди в сторону.

Я отошёл, он нажал кнопку «Старт» и... исчез. Вместе с креслом.

Я едва в обморок не упал. Потом сел на пол в уголке и стал осмысливать происходящее. А Копылов, сволочь, так и не возвращается. Я ведь на все опыты потратил буквально 5 секунд, а этот... минута прошла, другая, третья – а его нет!!

У меня от избытка информации чуть мозги не взорвались. Сначала я пытался как-то уложить в голове, что, похоже, всякие сверхъестественные штучки действительно существуют. Потом осознал другую проблему: а если Копылов вообще не вернётся, что мне делать?! Я тут сижу на его даче, один, с большими бабками... меня, наверно, видели его односельчане. А если ещё не видели, то увидят при попытке свалить отсюда. И тогда на меня повесят подозрение, что я убил Копылова и ограбил, а от трупа как-то избавился...

Я решил сбежать с дачи, когда стемнеет, и стал вспоминать, где оставил свои отпечатки пальцев: надо было их стереть. Но вдруг у меня перед глазами появилось кресло с сидящим в нём Копыловым. Возникло оно буквально из ниоткуда и совершенно бесшумно. Вернее, само кресло не производило шума, но пол под ним скрипнул и прогнулся.

Юрка соскочил с кресла и говорит:

– Извини, я немного задержался, очень там интересно было. В следующий раз возьму с собой хороший фотоаппарат.

Ну, думаю, слава богу, меня хотя бы не обвинят в его исчезновении. Правда, то, что существуют всякие сверхъестественные штучки, меня очень сильно напрягло. Ну и ещё один вопрос к нему появился:

– Слушай, Юрка. А если бы этот опыт закончился неудачно? В смысле, не тогда, когда ты полетел, а ещё когда я полетел?

– Но ведь я заплатил тебе 500 тысяч! Да ты не волнуйся, всё же обошлось.

Мне захотелось надавать ему по морде (считаю, я бы с ним справился: зверскую силищу Виктории он не унаследовал). Но, во-первых, на сумасшедших не обижаются, и, во-вторых, я уже начал обдумывать, какую пользу могу извлечь из этого кресла.

– Ладно, – говорю, – а как вообще твоё изобретение работает?

Он стал объяснять.

– Из курса физики известно, что существует четыре типа фундаментальных взаимодействий – гравитационное, электромагнитное, слабое и сильное...

Я на всякий случай уточнил:

– Они что, так и называются, «слабое» и «сильное»?

– Да, прямо так и называются, «слабое» и «сильное». Так вот, я сумел открыть пятый тип взаимодействий, который назвал «ОЧЕНЬ сильное»...

Мне стало смешно, но пришлось сдержаться – сейчас нельзя было ссориться с Копыловым, я должен был вытащить из него всю полезную информацию. Он рассказывал дальше:

– Этот тип взаимодействий заключается в том, что предмет может мгновенно перемещаться из одной точки в другую. «Нуль-транспортировка». Для этого предмет нужно освятить специальной молитвой, причём эта молитва воздействует только на определённый материал...

– Что за материал, как называется?

– Э нет, Витёк, не так быстро... Хоть я и доверяю тебе, но не настолько. Тебе этого знать ещё нельзя, много бед натворишь.

– Понятно... доверяй, но проверяй. А что за молитва?

– А этого я тем более не скажу. И потом, ты что думаешь, её достаточно просто по шпаргалке прочитать? Ага, щас. Ты в бога веришь?

– А чё такого? Если надо будет – поверю.

– Всё, лучше молчи, не разочаровывай меня. Расскажу то, что можно. Значит, я освящаю два куска этого материала, и один из них закладываю в пульт управления. А другой кусок – основание кресла, вот эта подставка под сиденьем. С помощью пульта регулируются мощность воздействия и координаты перемещения – левее, правее и так далее. Но однажды при испытаниях установки я обнаружил нечто невероятное: постепенно увеличивая мощность воздействия, я добился того, что установка внезапно... исчезла!!

– То есть тебе этот фокус уже удавался? А на хрена ж ты тогда меня припахал?

– Нет, нет, ты не понял. Это была другая установка с другим пультом управления. И самое главное, она была беспилотная – я испытывал её без участия каких-либо «подопытных кроликов»... ну, так же, как, к примеру, отправляют беспилотные аппараты на Марс. Вообще, я сделал по очереди несколько таких установок, постепенно улучшая и совершенствуя их конструкцию...

– А с чего всё началось? Почему ты этим занялся?

– Я знал, что существуют высшие силы, и уже давно пытался сделать устройство для связи с ними. С этой целью я проверял, насколько эффективно действуют разные молитвы в разных случаях. И вот, в ходе таких проверок, открыл новый тип фундаментальных взаимодействий. То есть, сперва я опытным путём открыл данное физическое явление, а потом уже стал изготавливать технические устройства, работающие под действием этих сил...

Я бы не удивился тому, что говорит Копылов: ведь он был с приветом и постоянно нёс всякую ерунду. Но то, что я видел своими глазами, меня просто убило. Наверно, так же себя чувствовали африканские дикари, первый раз в жизни увидевшие самолёт. Копылов между тем продолжал мне объяснять:

– Недавно я сумел создать автоматически возвращающийся аппарат – собственно, вот он, – и показал на кресло. – Да, я сделал так, что оно будет автоматически возвращаться сюда же, на место старта, ровно через трое суток. И уже проверил: работает! Но это тоже были беспилотные перемещения. Отправиться туда сам я побоялся. Вот и пригласил тебя...

– Спасибо за доверие.:)))

– Но сейчас у меня появилась новая задача – научиться управлять координатами приземления в другом мире. Научиться их точно задавать на пульте. Этим я и займусь! Ну, здесь твоя помощь уже не понадобится. А, стоп: сейчас я покажу тебе пару фокусов. Ну-ка, пошли на улицу, на задний двор...

Мы отправились на улицу, наполовину обошли дом и остановились в самом укромном месте, среди кустов крыжовника. Тут Юрка как следует сконцентрировался, сосредоточился и произнёс:

– Встань передо мной, как лист перед травой!

И вдруг это кресло оказалось прямо перед ним!!!

Я охренел ещё больше. Юрка говорит:

– Вообще-то оно управляется усилием мысли – необязательно было это произносить вслух, но я хотел продемонстрировать тебе кодовую фразу. Пошли обратно в дом...

Мы вернулись в дом, в ту же самую комнату. Копылов опять как следует сконцентрировался, сосредоточился (но на этот раз молча, не произнося ни слова)... и кресло опять оказалось прямо перед ним!

– А теперь, Пухов, я тебе покажу беспилотное путешествие.

Тут он принёс отвёртку и стал отсоединять пульт управления. Вообще, пульт был присоединён к подлокотнику двумя металлическими хомутами (ну, это крепёжные изделия такие). Юрка их развинтил, взял пульт, отошёл с ним подальше от кресла, нажал на пульте кнопочку – и кресло исчезло.

– Всё, – говорит, – теперь оно автоматически вернётся обратно через трое суток.

– А если не вернётся?

– Должно вернуться, я ведь так уже делал. Ну, в крайнем случае, изготовлю новый аппарат. Всё, Витёк, спасибо за помощь, если хочешь – можешь ехать домой. Понравилось моё изобретение?

– Да, ещё как!!!

– Ну вот, буду его совершенствовать и держать тебя в курсе дела.

Мы распрощались, и я поехал домой, прикидывая, как можно разбогатеть с помощью этой штуки. Ну, я и так уже заработал 500 тысяч, но хотелось ещё...



ГЛАВА 10


Дневник Пухова (продолжение)


Полученные бабки я разделил по-честному – 100 тысяч отдал жене, остальные 400 тысяч утаил от неё и оставил себе. На вопрос жены, откуда деньги, ответил: я, мол, начал у себя на работе заниматься совершенно секретными разработками, связанными с государственной тайной, больше сказать не могу. Эту отмазку я придумал заранее и впоследствии, когда разбогател по-настоящему, тоже её использовал, если требовалось объяснить происхождение моего богатства. Не только жене, а кому угодно. Если кто не верил, мне было насрать. Тут главное иметь уверенный вид, стоять на своём и не путаться. Я так и делал.

Но пока я ещё ломал голову над вопросом, как мне максимально обогатиться на изобретении Копылова. Для этого, естественно, нужно было его хорошенько изучить. И вот через неделю после моего первого знакомства с креслом я сам позвонил Копылову.

– Юрка, привет. Ну чё, как там продвигается твоё общение с высшими силами?

– Ты знаешь, пока никак. Что-то они не идут на контакт.

Настроение у него было не слишком хорошее – это я заметил по голосу.

– А можно мне ещё попутешествовать на твоём кресле?

– А зачем тебе? – напрягся он.

Вот тут надо было грузить его убедительно, чтоб поверил... Ну, этот разговор я заранее продумывал.

– Я хочу помочь тебе в научной деятельности. Ты совершаешь великие открытия, занимаешься очень полезным делом... Я тоже хочу принести пользу для науки! Одна голова – хорошо, а полторы – ещё лучше...

Мои слова произвели на него такое впечатление, что он даже прослезился. Я слышал по мобильнику, как он всхлипывает.

– Спасибо, Пухов, – сказал он, – я этого никогда не забуду. Меня даже мать родная не понимает, а ты понял.

Да уж, я его отлично понял. Просчитал, как с ним нужно разговаривать с поправкой на его ненормальность.

– Так я приеду?

– Приезжай.

Собираясь путешествовать с помощью кресла, я сделал кое-какие приготовления, о которых Копылову знать не следовало. У себя на работе я взял здоровенный болт и обрезал его по длине, чтобы он соответствовал размеру моего кулака. Получился отличный утяжелитель, удар которым приводил к гарантированному нокауту. Затем я купил выкидной нож. С этим набором я и приехал к Копылову на дачу.

Юрка до сих пор был не в духе. Я попробовал его расспросить, что он там видел во время своих путешествий. Для меня это могла бы быть очень полезная информация. Но он чего-то упёрся и не захотел отвечать.

– Да что я тебе буду рассказывать, сам увидишь. Только, кажется, моя установка попадает куда-то не туда. Никакими высшими силами там и не пахнет.

– Это мы ещё посмотрим! Не вешай нос. Вот я сам сейчас попробую...

(Тут я вспомнил один весёлый анекдот и чуть не заржал, чем мог бы испортить всё дело – Юрке было явно не до смеха. Анекдот такой: заходит Вовочка ночью к родителям в спальню, а они там любовью занимаются. Ну, папа не растерялся и говорит: «Ну что, Вовочка, кого ты хочешь – братика или сестричку?» Вовочка отвечает: «Бегемотика!» – «Да не, Вовочка, это невозможно...» – «Слезай, дай я попробую».

Рассказать такое Копылову – и он со мной вообще разговаривать перестанет, грёбаный религиозный фанатик. Нет, с ним надо вести себя аккуратно).

– Юрка, ты мне покажи, как нужно менять координаты приземления с помощью пульта. А дальше я сам.

– Ладно. Значит, сейчас кресло работает на максимальной мощности, «девять». Мощность менять не надо, потому что, если уменьшить её даже до «восьми», ты уже не сможешь попасть в другое измерение – будешь перемещаться только в этом. Так что кнопки с цифрами от «нуля» до «девяти» не трогай: как настроено, так пусть и остаётся. А маневрировать ты будешь вот этими кнопками...

Он показал четыре кнопки: «Вперёд», «Назад», «Влево» и «Вправо».

– Я уже сам всё это испробовал. Рекомендую тебе делать какие-то отметки в местах приземления. Короче, действуешь так: нажимаешь кнопку «Старт», приземляешься там, делаешь отметку на земле. Потом нажимаешь кнопку «Возврат», приземляешься здесь. Потом нажимаешь одну из этих четырёх кнопок. Снова нажимаешь «Старт», приземляешься там и смотришь, куда и на сколько метров переместился...

– Я понял. Ну всё, приступаю к научным опытам!

Я уселся в кресло, нажал кнопку «Старт» и приземлился в пустыне – примерно там же, где и в первый раз. Но теперь, в отличие от первого раза, решил получше осмотреться. Правда, на всякий случай не слезая с кресла и в любой момент готовый нажать кнопку «Возврат».

Здесь было жарко, по ощущениям – градусов тридцать. Кругом ни души, только песок, камни и скудная растительность. Вообще, я в географии не силён, но это, пожалуй, была не совсем пустыня, а что-то среднее между пустыней и степью. И ещё я заметил, что тут немножко другое время суток. У нас – ну, на даче у Копылова – около трёх часов дня, а здесь уже вечер, то есть три-четыре часа разницы с нашим временем. Я был в лёгкой куртке, в которой приехал на дачу: по здешней погоде следовало бы её снять, но она имела большое количество карманов, поэтому я никак не мог без неё обойтись.

«Кстати, интересно, какое тут время года. У нас-то осень, а здесь?»

Я вылез из кресла, нашёл камень покрупнее и поставил его рядом с местом приземления. Потом сел в кресло, нажал кнопку «Возврат» и оказался на даче Копылова. Затем, не тратя времени на лишнюю болтовню с Юркой, нажал один раз кнопку «Вперёд» и «Старт». Приземлившись в пустыне, поискал глазами тот камень и заметил его в нескольких метрах позади кресла.

«Работает. Работает!!! Сейчас натренируемся маневрировать в разные стороны и будем искать ближайший населённый пункт...»

С помощью кнопки «Возврат» я попал на дачу Копылова, потом точно таким же способом проверил, как работают кнопки «Назад», «Влево» и «Вправо». После этого начал отрабатывать более дальние перемещения: нажал одну из кнопок несколько раз – и оказался метрах в пятидесяти от предыдущего места приземления.

Копылов мне пока не мешал, всякой трепотнёй не отвлекал и вскоре вообще ушёл из комнаты. И очень хорошо: ведь мои мысли уже давно развернулись в криминальном направлении, а Юрка ни в коем случае не должен был об этом узнать. Я решил заняться грабежами и воровством драгоценностей. Конечно, для начала надо было их ещё найти, а я даже толком не понимал, куда путешествую, но всё равно практически не сомневался в успехе. Наглость – второе счастье.

Я опять осмотрелся и отыскал самый высокий холм. Затем, маневрируя путём многократного нажатия кнопок «Назад» и «Вправо», попал на вершину этого холма и осмотрелся уже с него. Населённых пунктов поблизости не оказалось, зато я заметил с одной стороны дорогу.

«Ну вот, это уже что-то», – подумал я и в несколько приёмов переместился на эту дорогу. Она была просёлочная, неасфальтированная. Дальше, соответственно, нужно было следовать по ней. В какую сторону – я, конечно, не знал и выбрал методом тыка. Я искал ближайший населённый пункт и в нём самый богатый дом.

Для удобства я вручную развернул кресло вправо (а то оно стояло боком, поперёк дороги). Правда, оно было жутко тяжёлое: я смог его развернуть только волоком, не отрывая от земли, да и то с большим трудом. На улице стали сгущаться сумерки. Тоже хорошо, темнота – друг хулиганов, а если мне всё же понадобится освещение, так у меня фонарик есть на смартфоне.

Ещё один манёвр – пятнадцать нажатий кнопки «Вперёд» – и я переместился вдоль дороги метров на сто, почти не сбившись с неё (так, совсем чуть-чуть, на метр за обочину). Затем я осмелел и одним махом сделал перемещение в три раза больше, метров на триста. И тут первый раз наткнулся на туземцев.

Нажав 45 раз кнопку «Вперёд» и один раз «Влево», я чётко угадал и приземлился на дороге. Прямо передо мной оказались двое мужиков, идущих навстречу – мы столкнулись лицом к лицу! Пару секунд мы обалдело пялились друг на друга (они-то, конечно, обалдели больше), потом я нажал «Возврат» и попал на дачу Копылова. Там мне пришлось некоторое время переваривать новую информацию.

Это были именно настоящие мужики. Крестьяне. Причём в такой одежде, что сейчас, по-моему, никто так не одевается. В общем, они были одеты по-старинному. Естественно, грабить их не имело смысла – это беднота. Следовало поискать кого-то другого.

Ну что ж, я стал продвигаться дальше по дороге. Она, правда, иногда поворачивала, но я приспособился и делал перемещения метров по двести. И вот, после нескольких таких перемещений, впереди появилась развилка: от главной дороги отходила вправо другая. Интуиция мне подсказала, что надо следовать по ней. И, действительно, повернув кресло вручную и сделав четыре перемещения, я увидел впереди большой двухэтажный дом. Тогда я сделал ещё одно перемещение (метров на пятьдесят) и остановился почти под его окнами. В окнах первого этажа горел свет, а на втором этаже было темно. И на улице порядком стемнело. Кстати, сейчас уже стало не жарко, теперь я и в куртке нормально себя чувствовал.

«Эх, – подумал я, – вот бы попасть сразу на второй этаж!»

И тут мне пришло в голову, что если переместиться ещё на двадцать метров вперёд, то я окажусь... прямо в доме? Но где именно, на первом этаже или на втором? Или вообще в подвале? Есть ли у этого кресла регулировка приземления по высоте?

Я нажал «Возврат» и очутился на даче Копылова. В это время он зашёл в комнату и сказал:

– И чего ты всё прыгаешь на кресле туда-сюда? Сойди с кресла и погуляй своими ногами, не здесь, конечно, а там. Это же гораздо удобнее!

«Вот придурок, он мне сейчас насоветует. Я пойду гулять и оставлю кресло без присмотра, а кто-нибудь в моё отсутствие его сломает. Например, оторвёт пульт и украдёт. Как я тогда обратно вернусь? Да и просто могут напасть на меня...»

Я задумался, нужно ли спросить его о перемещениях по высоте. Ведь тогда и у него может появиться вопрос ко мне, очень нежелательный: «А зачем тебе?» Нет, я решил выкручиваться своими силами и стал внимательно изучать пульт. А там были и другие кнопки, о которых Копылов не рассказывал – то ли он мне не совсем доверял, то ли не хотел сразу перегружать информацией. Это, вообще, правильно: голова-то у меня не резиновая.

И вот я нашёл две кнопки, подписанные как «Подъём» и «Спуск». Надо было поэкспериментировать – и я, один раз нажав кнопку «Подъём», после этого нажал «Старт».

Я оказался на прежнем месте перед тем домом, но на какой-то высоте над землёй. Однако, поскольку кресло летать не умело, я тут же рухнул на землю вместе с ним. К счастью, сиденье было мягкое, а падать пришлось невысоко, где-то около метра. Но всё равно я больно ушибся и с трудом удержался от криков и ругани: нельзя было привлекать внимание местных. Я нажал «Возврат» и на даче Копылова стал продумывать следующий шаг.

«На двадцать метров вперёд... и ещё на пять метров вверх... и окажусь на втором этаже. Чёрт, только бы ничего не перепутать!»

Я нажал три раза кнопку «Вперёд», пять раз кнопку «Подъём» и, наконец, «Старт». В ту же секунду я оказался где-то в темноте и почувствовал, что падаю на бок вместе с креслом. Раздался грохот. Охренев с перепугу, я вывалился из кресла, выхватил смартфон и включил фонарик.

Осмотревшись, я понял, что нахожусь в комнате, а упал из-за того, что кресло не совсем удачно приземлилось – не на пол, а на табуретку. В результате опрокинулись и табуретка, и кресло, и я вместе с ним.

Я поднялся на ноги и хотел начать обыскивать комнату, но услышал приближающиеся шаги: кто-то поднимался по лестнице. Я выключил фонарик смартфона и, одной рукой запихивая его в карман, другой рукой уже вытаскивал из другого кармана кастет-утяжелитель.

Ко мне приближался мужик со свечой. Благодаря этой горящей свече я успел разглядеть его, а он меня – нет, так как я вовремя спрятался за угол. Он вошёл в комнату и тут же получил сбоку удар в ухо. Утяжелитель сработал как надо: мужик уронил свечу на пол и отправился в нокаут.

Я сразу погасил свечу, опасаясь пожара. Потом снова вынул смартфон, включил фонарик и стал дальше рассматривать окружающую обстановку. Нокаутированный чувак был похож на графа (внешность, бородка, одежда...), а больше всего меня заинтересовали два перстня с камнями у него на пальцах. Я стащил оба перстня и забрал себе. Затем прошёлся фонариком по стенам и увидел на одной из них кинжал в ножнах, причём его рукоятка тоже была отделана камнями, скорее всего, драгоценными. Я снял кинжал со стены прямо в ножнах и сунул за пазуху куртки. Самое главное – у меня не будет никаких проблем с нашим Уголовным Кодексом! Мой девиз простой: чтобы всё было и чтоб ничего за это не было.

Тут мужик зашевелился и что-то негромко сказал, но я ни хрена не понял. Едва он замолчал, как раздался женский голос на первом этаже. Я решил, что для первого раза награбил уже достаточно и пора уносить ноги. Кресло лежало на боку, я попробовал поднять его, но оно, сука, было чересчур тяжёлое, и у меня ничего не вышло. Тогда я сам принял лежачее положение в кресле, тоже устроившись на боку, и, подсвечивая фонариком смартфона, нажал «Возврат».

И вернулся на дачу Копылова. При этом кресло приняло нормальное положение, и я тоже оказался в нормальном, сидячем положении. Юрка сразу возник над душой:

– Будешь ужинать?

– Буду, буду.

– Ну так иди, всё готово.

– Сейчас, иду...

Я срочно нажал шесть раз кнопку «Спуск», а затем, ещё несколько десятков раз (не считая), кнопку «Назад». В следующий раз нужно было переместиться подальше от этого дома: мне там появляться больше не стоило, а уж Копылову тем более не стоило. Не дай бог, он как-нибудь узнает, чем я там занимался!

Юрка ушёл на кухню, я переложил в рюкзак награбленное и тоже отправился на кухню – ужинать.



ГЛАВА 11


Дневник Пухова (продолжение)


Сразу после ужина я объявил, что на сегодня хватит научных опытов, и поехал домой. И то сказать, время было позднее.

Драгоценности я спрятал в одном из стенных шкафов. Туда, кроме меня, никто не лазил, потому что там хранились в коробках разные технические запчасти и инструменты. Электрические розетки и вилки, водопроводные краны, отвёртки, плоскогубцы и всё такое. Там же, на одной из двух верхних полок, я при необходимости делал заначки от жены.

Толкнуть награбленное я решил в ближайшую пятницу (у нас на работе была четырёхдневка). Ну и кроме того, я стал серьёзно задумываться над вопросом, как стырить кресло у Копылова. Правда, пока мне ещё казалось, что это необязательно. Но всё-таки очень желательно – чтоб была возможность спокойно работать. Однако, после очередного разговора с Юркой я понял, что кресло у него придётся забрать по-любому: он просто не оставил мне другого выхода. Позвонил я ему вечером в четверг.

– Ну как, ты продолжаешь опыты?

В ответ этот придурок печальным голосом произнёс:

– Ты знаешь, я думаю, пора мне разобрать эту установку. Никакой пользы от неё нет...

– Ты чё, совсем сдурел??! Что значит «разобрать»?! Что значит «пользы нет»?! Да как тебе такая херня вообще в голову пришла?! Есть от неё польза, есть!!

– Какая?

– Ну-у-у...

(Тут мне пришлось хорошенько задуматься. Не мог же я открытым текстом сказать, для чего мне требуется его установка!)

– Ну ты же открыл совершенно новое... как его... физическое явление. Его надо как следует изучить! Глядишь, и Нобелевскую премию получим...

– Очень мне нужна твоя Нобелевская премия.

– А что тебе нужно?

– Мне нужно выйти на контакт с высшими силами.

Я потихоньку повернул разговор в правильную сторону:

– Так и в чём проблема?

– В том, что они не идут на контакт.

– Пойдут! Я этим делом тоже занимаюсь, и у меня в конце концов получится.

– Почему же у меня не получается?

– Потому что ты невнимательный, да ещё и сдаёшься сразу. Искать надо уметь! Короче, я собираюсь приехать к тебе на опыты послезавтра. В субботу.

– Приезжай.

Так я получил передышку, но угроза Копылова разобрать кресло меня очень напугала. Нужно было его опередить.

В пятницу я отправился в антикварный магазин. И первым делом, не заморачиваясь, предъявил там кинжал с драгоценными камнями на рукоятке. Оценщик рассмотрел его как следует (особенно камни) и с ходу предложил мне за эту штуку пятнадцать миллионов рублей прямо сейчас. При этом у него как-то подозрительно забегали глаза. Думаю, он меня сильно обжулил. Но я согласился на его предложение, потому что рассчитывал награбить ещё, да и суммы такой раньше никогда не видел.

Затем я выложил оба перстня. Оценщик изучил их и сказал, что один перстень стоит два миллиона рублей, а второй – три. На этот раз он вёл себя естественно, не вызывая подозрений. Видимо, только на кинжале меня нагрел. По ходу дела мы с ним поболтали, и я заявил, что все эти штучки мне достались по наследству.

Короче, я разбогател на двадцать миллионов рублей, но мне срочно надо было провернуть ещё одно важное дело. Я поехал в деревню и снял себе дачу, оплатив её сразу на целый год. О её местонахождении не знал (и до сих пор не знает) никто из моего окружения. Словом, секретная дача. Главное, я успел найти и снять её в тот же день, в пятницу: время было дорого.

Ну, а в субботу я опять явился на дачу Копылова. Похоже, мне удалось его взбодрить – настроение у него оказалось нормальное, явно лучше, чем позавчера. Как обычно, я уселся в кресло и нажал «Старт».

И очутился метрах в трёхстах-четырёхстах от дома, который я грабанул в прошлый раз. Правда, не сразу узнал местность, так как сейчас было светло, а тогда – темно. Но всё-таки узнал и решил двигаться по основной дороге, с которой в прошлый раз свернул. Мне нужно было попасть в какой-нибудь город, желательно самый крупный. Там я мог разгуляться как следует.

Я выбрался на основную дорогу и махнул по ней, делая уже привычные двухсотметровые перемещения. В очередной раз нажав «Возврат», я из любопытства поинтересовался у Копылова:

– Слушай, а я сегодня начал путешествие примерно с того же места, на котором закончил в прошлый раз. Такое впечатление, как будто ты в моё отсутствие креслом не пользовался, никаких опытов не делал.

– Так правильно, потому что мне больше нравится гулять там не на кресле, а на своих двоих. Я прыгаю один раз туда, потом оставляю кресло и ухожу. Когда нагуляюсь как следует, то возвращаюсь к креслу и прыгаю сюда.

– Понятно. А что это я ни разу не видел у тебя на даче Викторию Ивановну? Она здесь вообще бывает?

– Не-а. Она всю дачу оставила в моё полное распоряжение. Сама здесь не появляется.

«Это важно», – мысленно отметил я, обдумывая, как забрать кресло у Копылова. Затем отсчитал очередные двести метров, нажал «Старт» и...

...и, точно приземлившись на дороге, тут же увидел несущуюся прямо на меня карету. Если б я не успел нажать «Возврат», она бы меня сбила и переехала. Кажется, там было запряжено шесть лошадей, хотя точно я разглядеть не успел, не до того было. Ну, мне бы хватило, затоптали бы как нефиг делать.

«Во, чёрт, неприятный эксцесс, не ожидал! Надо, наверно, приземляться не прямо на дорогу, а чуточку в стороне».

Несколько часов я продолжал свои перемещения. За это время Копылов успел накормить меня обедом – сначала-то я не хотел отвлекаться, но потом проголодался и как следует пожрал. Между прочим, окружающая обстановка постепенно менялась: из полупустыни я попал в какую-то местность с буйной растительностью. Хотя меня вся эта природа мало интересовала – я там находился исключительно с целью разбогатеть.

И вот наконец поздно вечером по туземному времени, когда уже стемнело, я приблизился к городу, обнесённому внушительными стенами и даже рвом с водой. Просчитав и сделав ещё одно перемещение, я оказался за стеной, на городской улице.

Я мало что мог разглядеть, но запахи здешние мне не понравились – возникло впечатление, будто я попал то ли в сортир, то ли на помойку. По ходу, это был бедный квартал, местное гетто. Но и богатые кварталы должны были находиться неподалёку отсюда: старинные города намного меньше наших.

Я стал перемещаться вправо по этой улице, но небольшими шажками, потому что она, зараза, была узкая и всё время изгибалась, да ещё в этом квартале имелись большие проблемы с освещением. Народу на улицах оказалось немного из-за темноты, и тем не менее раза четыре я сталкивался с местными. Они, естественно, охреневали, но я без промедления нажимал «Возврат» и на даче Копылова просчитывал следующий шаг. Думаю, теперь туземцы порасскажут друг другу массу историй про нечистую силу.

Вдруг я увидел впереди контрольно-пропускной пункт, очевидно, границу между бедным районом и богатым. Там была каменная стена, а в ней проход с калиткой из железных прутьев. Этот участок освещали факелы, и там тусовался вооружённый отряд в доспехах. Кажется, я успел исчезнуть и оказаться на даче Копылова раньше, чем они меня заметили. Я просчитал следующее перемещение и, нажав «Старт», очутился уже с другой стороны КПП, в богатом районе.

Теперь я стал искать самый крутой и навороченный дом – резиденцию мэра города или что-нибудь типа того. Правда, меня напрягало, что в этом районе было неплохое освещение. Даже сейчас, поздно вечером, когда большинство людишек уже сидели по домам, я, наверно, многим попался на глаза, хоть и соблюдал максимальную осторожность.

Наконец, погуляв по улицам, я выскочил на площадь перед каким-то дворцом – это реально было самое большое и роскошное здание из того, что я здесь видел. Но тут, после очередного «Возврата», придурок Копылов вдруг заявил, что на сегодня пора бы закругляться. Ведь и у нас тоже вечер наступил, несмотря на разницу во времени суток.

Я чуть не послал Копылова открытым текстом: интуиция мне подсказывала, что я уже в двух шагах от несметного богатства!!! Но нельзя было вызывать подозрений, поэтому я как можно спокойнее ответил:

– Не волнуйся, старик, я никуда не тороплюсь. В крайнем случае могу прямо здесь и заночевать. Обещаю тебе не мешать.

– Но что скажет твоя жена, если ты сегодня домой не вернёшься?

Я поморщился. Вот кретин, какое ему дело до моей жены!

– Ничего страшного, с женой я сам договорюсь. Я ставлю научные опыты... она меня поймёт.

– Правда?

– Ну конечно!

Он на время успокоился и отстал от меня, а я стал высчитывать, на сколько мне нужно переместиться, чтобы попасть во дворец. И переместился вперёд метров на сто пятьдесят, не включая регулировку по высоте.

Я попал в подвал, в полную темноту. Достав смартфон, я включил фонарик и осветил помещение. Тут никого не было, зато в большом количестве стояли сундуки.

«ЗОЛОТО?!»

Окон в подвале не имелось, так что с улицы меня заметить не могли. Попытка открыть сундуки голыми руками ни к чему не привела. Можно было бы взять топор на даче у Копылова (я видел, где он лежит), но если этот придурок застукает меня с топором, то сразу начнутся расспросы... Нет уж, лучше обойтись подручными средствами. Я достал выкидной нож и начал разрезать крышку сундука, отделяя ту часть, которую держал замок. При этом я стучал по рукоятке ножа кастетом-утяжелителем. Удобнее, конечно, было бы иметь под рукой молоток и зубило... учтём на будущее. Смартфон пришлось положить так, чтобы его фонарик мне подсвечивал.

Не знаю, сколько времени потратил, но вскоре сундук удалось раскурочить и открыть. К моему огорчению, там лежала одежда. Шмотки мне были не нужны. Я собрал свои приспособления, сел в кресло, нажал «Возврат» и, вернувшись на дачу Копылова, нажал три раза кнопку «Вправо», чтобы попасть в соседнюю подвальную комнату. И «Старт».

В соседней комнате тоже было темно (правда, я так и не выключал фонарик смартфона, держа его в руке). Но прежде, чем мне удалось что-то рассмотреть, раздался деревянный треск, и кресло вместе со мной стало падать вниз. Я услышал звук льющейся жидкости, тут же меня самого окатило этой жидкостью, и в воздухе запахло спиртным. Стараясь уберечь смартфон от повреждений, я стукнулся обо что-то плечом...

...Когда падение закончилось и я пришёл в себя, то осмотрелся с помощью фонарика. Почти всё помещение было заставлено огромными бочками с бухлом – они стояли вплотную друг к другу! Кресло приземлилось прямо на одну из них, причём тяжеленное основание кресла, усиленное моим весом, проломило бочку, и разлилось бухло. А я вдобавок стукнулся о соседнюю бочку. В общем, посадка получилась достаточно жёсткой. Хорошо хоть на бок не опрокинулся.

Захотелось выпить, но золотая лихорадка была сильнее. Снова «Возврат», три раза «Вправо» и «Старт».

Я попал в освещённую комнату, и тут же меня оглушил истошный женский визг. Тьфу, твою мать, это гарем! Наложницы! Может, я бы трахнул кого-то из них, если бы они так не орали. И их было дохрена, штук десять, а то и больше. Пришлось срочно уносить ноги, в смысле, нажимать «Возврат».

Теперь я шесть раз нажал кнопку «Вправо»: предыдущая комната оказалась очень большая. «Старт»...

В этом помещении было темно. За стеной продолжали орать перепуганные шлюхи, потом до меня донеслись и мужские голоса. Не иначе, охрана. Я прошёлся по комнате фонариком.

Здесь тоже стояло много сундуков. Я выбрался из кресла и направился в дальний угол, как можно дальше и от двери, и от бабской комнаты. Присмотрел там один сундук, положил смартфон рядом с ним, чтоб было освещение. Вынул нож и кастет. Уже отработанным способом, но стараясь не шуметь, стал курочить крышку.

Наконец мне удалось её открыть, и я заглянул в сундук...

«ЗОЛОТО!!!»

Первое, что я там заметил – это был золотой шлем. Потеряв от восторга способность соображать, я схватил его и нацепил на голову, но, к счастью, вовремя одумался.

«Ага, вот в таком виде – и прямо на глаза Копылову. Молодец!»

Я вздохнул и положил шлем на место. Надо было брать что-то более компактное. Впрочем, сундук оказался набит драгоценностями доверху, и это в основном были золотые монеты. Я стал складывать их в карман куртки, сколько влезет.

Набив один карман, я начал разгребать монеты и прочие драгоценности в сундуке: мне захотелось найти что-нибудь особенно красивое. Наконец нашёл. Это была красная шкатулка, вся расписанная разноцветными узорами, по форме напоминающая хоккейную шайбу, но побольше размером. Я снял с неё крышку, заглянул внутрь – она, правда, оказалась пустая – вернул крышку на место и запихал шкатулку в другой карман куртки.

«Офигенная вещь. Это я даже продавать не буду, оставлю себе».

Я закрыл сундук (его крышка, правда, была испорчена, но издали он выглядел как нормальный:) ), разложил по карманам кастет и нож, забрал смартфон, уселся в кресло и нажал «Возврат». Но, оказавшись на даче Копылова, почувствовал какой-то непорядок...

«Ах ты, твою мать: я же весь бухлом облился!! И кресло тоже!»

Я запаниковал. Хорошо, что самого Копылова не было в комнате! Не теряя времени, я сложил драгоценности в рюкзак, потом стал искать воду и чистую тряпку, одновременно придумывая, как мне отовраться. К счастью, Юрка всё не появлялся. Наконец я нашёл и воду, и тряпочку, протёр как следует одежду и кресло, открыл дверь и окно, чтобы помещение проветрилось от запаха спиртного. Потом тридцать раз нажал на пульте кнопку «Назад» (и записал это число на смартфон в виде сообщения себе самому, чтоб не забыть). Теперь, если креслом воспользуется Копылов, то попадёт на площадь перед дворцом, больше чем в ста пятидесяти метрах от него.

Приняв все меры предосторожности, я глянул время на экране смартфона.

«Ну вот: последний поезд уехал – ночуем здесь».

Смартфон уже почти разрядился, но я его заряжать не стал, а, наоборот, выключил – чтобы жена не дозвонилась. Где я отдыхаю, её не касается. На всякий случай я прошёлся по дому в поисках Копылова. Оказалось, он уже спит. Не дождался окончания моих «научных опытов».:)))

Я отыскал вторую кровать и, очень довольный, тоже завалился спать. Поеду домой завтра.



ГЛАВА 12


Дневник Пухова (продолжение)


Следующим утром я отправился домой. Копылов, правда, предлагал сначала позавтракать и ехать вместе, но я отказался. Мне было некогда: требовалось срочно организовать похищение кресла у Копылова.

В поезде я размышлял, куда же это мы попадали с помощью кресла. Меня данный вопрос не особо интересовал (главное – разбогатеть), но время от времени всё-таки возникало любопытство. Вот и сейчас возникло. Пока мне пришло в голову три варианта:

Когда я вернулся домой, на меня попробовала наехать жена:

– Ты где пропадал?!

– Где, где! Секретные работы. Государственная тайна.

– А позвонить мне нельзя было?!

– Нельзя! Эти работы возникли неожиданно, а болтать о них не положено.

В общем, отоврался. Потом, не теряя времени, я стал по интернету искать себе машину. Небольшой грузовичок, «Газель». Она мне понадобилась для перевозки кресла, а в дальнейшем, возможно, и драгоценностей. Кроме того, я обдумал план ограбления дачи Копылова и приступил к его реализации.

Я связался с парой типов мелкоуголовной направленности. У меня и тогда были обширные знакомства, хотя, конечно, не такие обширные, как сейчас. Мы с ними договорились, что в определённое время – когда я скажу – они проникнут на дачу Копылова и вынесут оттуда все мало-мальски ценные вещи, какие найдут. Деньги и драгоценности (если есть), телевизор, часы... можно и из мебели что-то украсть. Но этим я не ограничился.

– Нужно как следует проучить хозяина, – объяснил я. – Очень плохой человек. Во-первых, он должен чётко видеть, что часть вещей украдена. И во-вторых, устройте ему на даче такой разгром, чтобы он надолго запомнил. Я вам за эту работу хорошо заплачу.

К сожалению, пока я искал себе «Газель» и планировал ограбление дачи, прошло и воскресенье, и четыре рабочих дня. В пятницу вечером на даче должен был появиться сам Копылов. К тому же на пятницу я запланировал новый поход в антикварный магазин. Так что ограбление пришлось перенести на следующую неделю, а я заранее позвонил Копылову и предупредил его: мол, в эти выходные приехать не смогу, будем проводить опыты в следующие выходные. Я очень боялся, что придурок Копылов, оставшись без присмотра, всё-таки разберёт кресло, поэтому не упускал его из виду. Ну, а в следующие выходные, как я рассчитывал, кресло уже исчезнет с его дачи и будет в моём полном распоряжении.

По ходу дела Копылов поинтересовался, чем это я буду занят в ближайшие выходные – и я, чтоб не мучать фантазию, наврал стандартно: «Это секретные работы, которые являются государственной тайной». Он поверил.:)))

В пятницу утром я посетил антикварный магазин. Только не тот, где уже побывал раньше, а другой, для разнообразия. Сначала продемонстрировал золотые монеты, они там очень понравились, и я получил за них несколько миллионов рублей. Точную цифру не помню, она не круглая. Потом я показал шкатулку:

– Скажите, а из чего вот это сделано?

Оценщик взял шкатулку, взвесил её, осмотрел, изучил как следует.

– Это, – говорит, – красное золото. Обработка и роспись очень высокого уровня мастерства. Мы можем купить её за...

– Не продаётся. Мне только надо было знать, из чего она сделана.

Вернувшись из антикварного магазина, я отправился испытывать «Газель». Я проехал на ней до садоводства, где находилась дача Копылова. Но в само садоводство заезжать не стал – оставил машину в лесу и пошёл дальше пешком. Пока мне надо было как следует изучить подходы к даче. Одним фасадом она смотрела прямо в лес, и я решил подойти именно оттуда. Подошёл, достал смартфон, сделал пару фоток. Потом вернулся к машине и поехал на свою секретную дачу. Там я оставил «Газель», а также спрятал драгоценную шкатулку.

Домой я явился уже поздно вечером. Чтобы жена не слишком выступала, я решил поделиться с ней по справедливости и дал ей ещё сто тысяч.

– Но смотри, – говорю, – все эти секретные работы иногда требуют, чтоб меня не было дома по выходным, а то и по ночам. Тут, знаешь, расписание такое, раз на раз не приходится!

В субботу я связался с теми двумя уголовниками и договорился о встрече. Там я заплатил им аванс и сказал:

– Ориентируемся на вторник, на вечер. Но если этот придурок будет на даче, то придётся всё перенести. Поэтому утром во вторник я вам условное сообщение пришлю.

Как я боялся, что они меня кинут! Но, скажу сразу, с этой стороны всё обошлось. Я показал им в интернете план садоводства и расположение дачи Копылова, а также сбросил им фотографии его дачи, которые сделал в пятницу. Естественно, пацаны не знали, что я на самом деле задумал. Зато их работа была фактически оплачена два раза: вознаграждение от меня плюс все ценности, которые они найдут у Копылова.

В понедельник после работы я махнул на свою секретную дачу, сел в «Газель» и отправился к Копылову. Как и в прошлый раз, я оставил машину в лесу, а сам пошёл дальше пешком. По лесу, не заходя в садоводство, добрался до участка Копылова, перелез через забор и оказался на заднем дворе. Я рассчитывал, что никому не попадусь на глаза – народу в садоводстве должно было быть совсем немного: стояла поздняя осень, начало ноября, да ещё будний день, да ещё вечер, на улице давно стемнело... И действительно, не только на даче Копылова, но и на участках слева и справа от неё не горел свет. Сейчас мне предстояла самая важная часть операции. Это выходило за рамки здравого смысла, но я сам видел, как это сделал Копылов.

Я изо всех сил сконцентрировался и отдал мысленный приказ:

«Встань передо мной, как лист перед травой!»

Получилось!!! Кресло оказалось рядом со мной!

Не теряя времени, я отошёл назад, перелез через забор и повторил команду. Кресло опять оказалось рядом со мной – уже за забором. Я двинулся по лесу, периодически повторяя этот опыт, и каждый раз кресло оказывалось рядом со мной. Так я добрался до машины. Наконец я залез в кузов «Газели», снова отдал команду «Встань передо мной, как лист перед травой!» – и кресло тоже очутилось в кузове.

Я выбрался из кузова, запер его, пересел в кабину и поехал на свою секретную дачу. Там, точно таким же способом – с помощью кодовой фразы, – переместил кресло прямо в комнату. Главное дело было сделано!

Теперь, из чистого любопытства, я решил ещё раз попробовать поднять кресло «естественным путём». Подхватил его под сиденье, собрался как следует с силами и...

...и ничего: даже от пола его не смог оторвать. Невероятно тяжёлая штука. Это, конечно, плохо: Копылов может догадаться, каким способом его украли, и сразу подумает на меня. Но – обратной дороги не было, да если бы и была, я бы всё равно ему кресло не вернул. Мне нужнее.

Домой пришлось ехать тоже на «Газели»: поезда уже кончились, так поздно они не ходили. Дома я лёг спать, а следующим утром, перед работой, вышел во Вконтакт и отправил зашифрованное сообщение одному из тех уголовников:

«Привет. Ну что, махнём сегодня в кино?»

Это означало: «Выезжайте грабить дачу сегодня вечером». Затем, уже на работе, я опять вышел во Вконтакт – теперь со смартфона – и увидел ответ:

«Не, не получится, я занят сильно».

Это тоже была условная фраза, которая на самом деле означала: «Да, мы готовы, идём на дело». Я отправил ему второе сообщение:

«Ну ладно, тогда в другой раз».

И это была условная фраза-подтверждение (типа, «Действуйте»). Дальше я занялся обеспечением своего алиби на время ограбления. До вечера находился на работе, потом приехал домой, поужинал в кругу семьи и пошёл заниматься профилактическим осмотром «Газели», стоявшей во дворе. Да ещё специально поставил её прямо под камеру наблюдения, чтобы её (и, главное, меня) было лучше видно. Правда, на улице стемнело, но у нас двор освещался хорошо.

Допоздна провозившись с машиной, я отправился спать. Утром вышел во Вконтакт и обнаружил ещё одно зашифрованное сообщение – от второго подельника:

«Слушай, я тут на днях видел выступление одного молодого боксёра, зовут Джервонта Дэвис. Вот это гений!!!»

Что означало: «Ограбление прошло успешно, без всяких проблем». Днём я созвонился с пацанами, а вечером заплатил им за работу. И стал ждать последствий. В пятницу вечером Копылов приедет на дачу, обнаружит, что она разгромлена и много чего украли, в том числе и кресло... А вот что дальше будет? Я приготовился иметь дело с самим Копыловым, с Викторией и даже с полицией. Но, к счастью, никто из них меня не побеспокоил. Очевидно, не догадались связать ограбление со мной. Самое интересное, что после этого Копылов вообще перестал мне звонить. Ну и я ему тоже перестал звонить. А зачем он теперь нужен? Кресло-то у меня...

________________________________________________________________________________________________________

С помощью кресла я стал регулярно наведываться в ту комнату с сокровищами и воровать их безнаказанно. До чего же круто получилось: охрана тусуется снаружи комнаты, а я могу появляться прямо внутри! Они, придурки, и знать ничего не знают.:))) Кресло так и стояло на моей секретной даче, для надёжности я расположил его в дальней комнате, в самом дальнем углу, и когда им не пользовался, то накидывал на него покрывало. На заднем дворе этой дачи я выкопал тайник и все драгоценности складывал туда, в мешках, коробках и пакетах.

Небольшую часть украденного я развёз по антикварным магазинам и продал. После этого, оценив своё материальное положение, слегка подумал и уволился с работы. И тут же, не теряя времени, купил трёхкомнатную квартиру в новостройках. Жена совсем охренела от моего поведения и стала спрашивать, что всё это значит, но получила традиционный ответ: «Я занимаюсь секретной деятельностью!» Правда, тут она мне почему-то не поверила и устроила скандал, требуя, чтобы я признался, каким способом разбогател. Пришлось надавать ей по шее как следует. С тех пор ведёт себя гораздо лучше.

Освободившись от работы, я полностью поменял свой образ жизни. Начал тусоваться по ночным клубам, пробовать всякие стимуляторы, знакомиться с эстрадными звёздами. Стал постоянным героем светской и скандальной хроники. Придумал себе крутое прозвище «Герой момента»: уж очень мне понравилось, как я моментально, на халяву, обогатился. Чтобы жена не мешала мне клеить баб, я купил вторую трёхкомнатную квартиру (чисто для себя), а также снял на постоянку люксовый номер в самой лучшей гостинице. Правда, мой образ жизни стал очень расточительным, но я по этому поводу не парился, потому что продолжал воровать драгоценности с царского склада. И продавать некоторые из них. Сперва я имел дело только с антикварными магазинами, но, получив известность в городе, начал договариваться и с частными лицами.

Ещё у меня появилась самая главная цель: я решил построить себе загородный дворец. Всякие там квартиры и номера в отелях – это уже готовое жильё, так неинтересно. Гораздо интереснее спланировать всё с нуля! Как там русская народная пословица говорит: настоящий мужчина должен построить дом, вырастить дерево и посадить... хм... нет, кажется, я чё-то перепутал. Ну, неважно. Место для дворца я определил сразу – деревня Приятное, потому что я туда много лет подряд ездил на дачу в детском и школьном возрасте. Труднее было выбрать самый подходящий архитектурный стиль. Пришлось как следует подумать, что мне больше всего нравится. Покопавшись в интернете, я понял: больше всего мне нравится стиль барокко! Я продолжал изучать вопрос и пришёл к выводу, что особо крутым специалистом этого стиля был архитектор Растрелли. Наконец я выбрал лучшее из его творчества. На третьем месте у меня оказался Большой Петергофский дворец, на втором месте – Зимний дворец и на первом – Екатерининский. Короче, я решил построить дворец вроде Екатерининского, только красного цвета и четырёхэтажный (ну, в оригинале он синего цвета и трёхэтажный). Вот тогда всё будет идеально.

Я нашёл подходящих строителей, и мы ударными темпами принялись за дело. Правда, на строительство потребовались такие бабки, что я чуть не разорился! И это при том, что постоянно занимался реализацией награбленного, не останавливаясь. Некоторые из драгоценностей даже стал отправлять на аукционы – сначала у нас в городе, потом в Москву, а потом и за границу. Как-то между делом я подсчитал, что если бы не строил этот загородный дворец, то полученных мною денег (с того, что УЖЕ реализовал) хватило бы мне на всю оставшуюся жизнь. Вообще, длительность оставшейся жизни предсказать очень трудно, но я взял с запасом – отсчитал двести лет. И мне бы хватило. Но – понты дороже.

В самый разгар строительства я наткнулся на прикольную информацию в интернете: оказывается, в Киеве один дедушка-пенсионер оформил в стиле барокко свой подъезд. Респект чуваку!!! Я посмотрел фотки его подъезда, и мне чрезвычайно понравилось. Но потом я увидел статью какого-то тупорылого говноблогера, который разругал эту работу и написал, мол, так жить нельзя и он не понимает, почему некоторые умиляются этому ужасу. Вот дебил! А ещё считает себя знатоком архитектуры. Таких «знатоков», как этот блогер, нужно пороть на конюшне с утра до вечера, чтоб поумнели. Хотя нет, пороть на конюшне – слишком старомодное наказание. В гараже пороть, в гараже.

Бывали, конечно, у меня иногда проблемы: приходилось отстёгивать кому надо, чтобы не лезли в мои дела. Главное – налоговая инспекция, с ней шутки плохи. Ну да ладно, на войне не без потерь. В основном-то я живу в своё удовольствие, с тех пор как разбогател.

Один раз ко мне в гости без предупреждения заявился этот придурок Копылов. Я про него уже вообще забыл к тому времени. И ладно бы я оказался дома один, так нет, там ещё дочка была, старшая. Хорошо хоть жена на работу свалила.

Ну, он позвонил в дверь, я его впустил. Повёл его в отдельную комнату, подальше от дочери. Потому что сразу понял: разговор будет неприятный. Так и вышло. Он говорит:

– А теперь, Пухов, объясни мне, каким способом ты умудрился так разбогатеть.

Я охренел от его наглости и отвечаю:

– Это тебя не касается. И вообще, как ты меня нашёл? Я же переехал!

– По электронной базе данных. Но ты не ответил на мой вопрос. Я жду.

– Не твоё собачье дело! Жди дальше. Только не очень долго, а то я тебя выброшу из квартиры.

– Ладно, – говорит, – я вообще-то сам знаю, каким способом ты разбогател. Во время опытов с креслом ты нашёл клад и украл его, а теперь понемножку продаёшь. Так вот, Пухов: или ты придёшь в полицию с повинной, или я напишу на тебя заявление – и тогда тебя посадят надолго...

Вот тут я едва не рухнул от смеха. Придурок Копылов, благодаря своему сумасшествию, иногда терял связь с реальностью. Сейчас, похоже, был именно такой случай. Я сказал ему:

– Баран, у тебя есть доказательства, что я это сделал? А может, ты знаком с потерпевшими и приведёшь их в полицию?

Некоторое время он тупо пялился на меня, а затем пришёл в ярость.

– Ты вор, Пухов! Понимаешь? Вор!

– Повторяю для особо одарённых: у тебя есть доказательства?

– Мне не нужны доказательства! Я и так всё знаю!

– Что ты знаешь, мудак? Ты чё, меня за руку поймал? Ты видел, чем я там занимался? Не видел, ну и заглохни! Работать надо уметь, вот и всё! Я умею работать, а ты – нет! Поэтому я богатый, а ты – лузер!

Мы уже ругались на повышенных тонах, но Копылов явно настроился меня переорать.

– Ты сволочь, Пухов, понятно??! Ты ублюдок!!! Чтоб ты сдох, понятно??! Чтоб ты обосрался и воду отключили!!! Чтоб ты круглый год без отопления сидел!!! Чтоб тебя...

Дальше он перешёл на непечатную брань. Я терпеливо дождался, пока у него закончится фантазия, и ещё раз, максимально доходчиво, повторил:

– Какие – у тебя – доказательства?

Копылов заткнулся. Помолчал несколько секунд и обычным голосом, без криков, без воплей произнёс:

– Ты ещё пожалеешь об этом, Пухов. Ты дорого поплатишься за своё воровство.

– Да пошёл ты, придурок.

Копылов убрался, а я велел дочке никому про его визит не рассказывать. Кстати, этот идиот умудрился не понять самого главного: что именно я украл у него кресло. Был бы он нормальным – наверняка бы догадался. Хотя, конечно, доказать бы всё равно ничего не смог.

Я удалил его номер из контактов смартфона. Правда, ещё подумал: нужно его номер заблокировать, чтобы он не мог мне звонить, – но пока не стал этого делать. Да и не понадобилось: с тех пор Копылов мне ни разу не звонил, в гости тоже не приходил. Ну и отлично.

________________________________________________________________________________________________________

Короче, дворец недавно достроили. Теперь все, кому он попался на глаза, просто охреневают от его размеров и крутизны. Там же в Приятном я ещё по-быстрому отгрохал ночной клуб, чтобы не скучать. В общем, я собой доволен.

Но, кроме официальных работ по строительству загородного дворца, я провёл ещё и неофициальные, с другим подрядчиком. Нанял людей со стороны и попросил их без договора, за наличные деньги, сделать во дворце потайную комнату, а также замаскировать вход на чердак. Ну, вход на чердак они оформили быстро: поставили туда новую дверь без ручки, только с одной замочной скважиной, и отделали её в точности так, как была отделана прилегающая стена – дверь как бы слилась со стеной, если на неё смотреть. А вот с потайной комнатой пришлось потрудиться. Убрали одну стену между комнатами, потом поставили две новых стены, а между ними получилось свободное пространство, такой длинный узкий прямоугольник. Вот это и стала потайная комната. Ну и дверь в неё, конечно, замаскировали как можно лучше.

В потайную комнату я перевёз кресло, но драгоценности пока оставил в тайнике на секретной даче. Вообще, казалось бы, секретная дача мне больше и не нужна, но я её на всякий случай по-прежнему регулярно и исправно оплачиваю на год вперёд. Может пригодиться. Ну, а следующие порции драгоценностей с царского склада я уже буду в потайной комнате размещать, когда украду.



ГЛАВА 13


Дневник Пухова (окончание)


Обидно: пришлось потратиться на взятку ментам. Это я девицу избил в ночном клубе. Сначала собирался ей впендюрить, но потом, по ходу дела, выяснилось, что она – сотрудник Ростехнадзора. C этой организацией у меня было много проблем на работе, и хотя я давно не работаю, всё равно решил с ними посчитаться. Потому что был обкуренный. Хорошо, меня вовремя оттащили, а то я увлёкся, остановиться не мог.

А вчера ещё один прикол случился. Я увидел в интернете фотку Виктории, причём пиковой – она там была даже моложе, чем когда мы с ней познакомились. Мне стало любопытно, где это она ухитрилась так прославиться, и я начал смотреть дополнительную информацию. Оказалось, что это вообще не она, а какая-то актриса Жаклин Коллен. Надо же! Уж Викторию-то я должен был отличить от кого угодно. Не отличил. Хотя, на лицо они и правда похожи как двойники, а на фотке только лицо и было, без фигуры.

Сегодня опять пойду грабить туземцев. Какие же они примитивные, недоразвитые лохи! Работать с ними – одно удовольствие.:)))»


На этом «Дневник» заканчивался. Слава открыл второй файл – «Кресло».


«ИНСТРУКЦИЯ ПО ПОЛЬЗОВАНИЮ КРЕСЛОМ.

Кодовая фраза для перемещений без пульта: «Встань передо мной, как лист перед травой!» На расстояниях дальше 50 метров не срабатывает (проверял).

При попадании в другое измерение, если оставить кресло там, то через трое суток (72 часа) оно автоматически возвращается обратно.

Кнопки: «0», «1», «2», «3», «4», «5», «6», «7», «8», «9» – переключение режимов мощности. Не трогать! (уже настроено, в режиме «9»).

Кнопка «Старт» – для перемещения туда.

Кнопка «Возврат» – для перемещения обратно.

Кнопки «Вперёд», «Назад», «Влево» и «Вправо» – обеспечивают соответствующие передвижения в горизонтальных направлениях (одно нажатие кнопки – около 6 – 7 метров).

Кнопки «Подъём» и «Спуск» – обеспечивают передвижения по вертикали (одно нажатие кнопки – около 1 метра).

Остальные кнопки (всего 11 шт.) не имеют обозначений. Скорее всего, они недействующие (наверно, Копылов взял телевизионный пульт и часть кнопок на нём оказались лишними). Но лучше не трогать...»


Слава дочитал до конца и, как договаривались, позвонил Саньку:

– Ну что, я всё прочитал. А ты?

– А я ещё нет. Читаю дневник Пухова. Но некоторые идеи у меня уже появились...

– Ну-ка, ну-ка, давай.

– Во-первых, надо выяснить, сколько там правды и сколько вранья. Для этого я решил проконсультироваться со знающими людьми. После смерти Копылова их осталось двое: Виктория Ивановна и жена Пухова. Ну, я выбрал Викторию Ивановну, с ней проще работать. Попросил её помочь и отправил ей оба файла по электронке. Теперь она их тоже читает...

Слава хмыкнул:

– Слушай, он там про неё такого понаписал в своём дневнике...

– Да я её предупредил. Но у неё, кажется, нервы нормальные, выдержит. Ещё я заметил, что в дневнике упоминается вторая дача Пухова, секретная. Мы про неё ничего не знали. Если она существует на самом деле, то Пухов может находиться именно там. Например, скрывается от кого-то. Надо искать эту дачу...

– Отлично, просто отлично! Молодец!

– И ещё, – продолжал Санёк, – у меня появился подозреваемый в убийстве Копылова.

– А ты считаешь, его всё-таки убили?

– Да не мог он просто взять и помереть в таком возрасте!

– Ладно, допустим. И кто его?

– Любовник Виктории Ивановны, Михаил. Я его видел, когда на труп Копылова выезжал. Он тоже туда приехал, я с ним даже немного поговорил. Ему сейчас лет семьдесят.

– Ну и зачем, по-твоему, он убил Копылова?

– Затем, что Копылов не давал им пожениться.

– И всё?

– А что, этого мало? Вот представь: у них с Викторией Ивановной большая любовь, они вместе уже много лет. Но всё дело портит её сумасшедший сын, который постоянно кидает им какие-то невменяемые предъявы и вообще вести себя нормально не умеет. Ну, Михаил терпел, терпел, да и не выдержал...

– Но ведь они с Викторией Ивановной встречаются уже больше двадцати лет. Что же он, двадцать лет терпел, а сейчас не выдержал?

– Ну да.

– Что-то не верится. А каким способом он мог убить Копылова?

Санёк даже засмеялся, довольный своей дедукцией:

– Да проще простого. Он же, оказывается, гипнотизёр! Он пришёл в больницу, загипнотизировал охрану и обслуживающий персонал, чтоб ему не мешали... Заодно ещё приказал им забыть о своём визите. Потом явился к Копылову, загипнотизировал и его тоже... Затем отдал ему какой-нибудь самоубийственный приказ. Ну, например, «вдохнуть и не дышать» или что-то типа того. Это я в общих чертах, а мелкие детали, конечно, ещё надо выяснять...

– Да ну, это несерьёзно. Во-первых, такие штучки может проделывать только очень сильный гипнотизёр, да и то не факт. Во-вторых, двадцать лет Михаил терпел выходки Копылова, а тут вдруг сорвался? В-третьих, если ему сейчас семьдесят – это не совсем подходящий возраст для такого кипения страстей. Каждую из этих нестыковок по отдельности я бы ещё мог проигнорировать, но все три – никак. Не верю!

– Во всяком случае, я уже позвонил майору Дубкову и изложил свои подозрения по поводу Михаила.

– И что ответил майор?

– Сказал, чтобы я прекратил заниматься хернёй и искал Пухова.

– Вот видишь!

– Но всё равно он в конце концов согласился проверить Михаила насчёт алиби.

– Ладно, пусть проверяет.

– А у тебя-то есть какие-нибудь идеи?

Слава честно признался:

– Пока никаких. Голова совсем не работает! Наверно, из-за того, что я очень долго не спал. Надо как следует отоспаться.

– Ну ладно, тогда спокойной ночи.

– Да. Я отосплюсь хорошенько, потом всё обдумаю и тебе позвоню. Или сообщение напишу.

Сыщик поставил смартфон на подзарядку и пошёл в ванную. Там он заметил красную шкатулку – ту самую, упомянутую в дневнике. Слава уже видел её раньше, но теперь, после всего прочитанного, посмотрел на неё совершенно по-другому. Он взвесил её на руке, снял крышку, глянул, что внутри. Пустая. Положил крышку на место.

Почистив зубы и приняв душ, он отправился спать.


* * *

Выспался Слава хорошо. Утром, как только он проснулся, его дедукция сразу заработала в поисках правильной линии расследования. Сыщик позавтракал, опять почистил зубы и принял душ, а его мысли всё это время упорно крутились вокруг личности Копылова. Увлёкшись, он остановился на выходе из ванной комнаты и вслух процитировал песню своей любимой музыкальной группы «Дореволюционный советчик»:

– «Но сударь, кто вы суть под карнавальной маскою – гений или бездарь...» А?

Да, это был один из ключевых вопросов: что же на самом деле представлял из себя Копылов. Мог ли он совершить изобретение, которое произвело бы подлинный переворот в науке? Его сумасшествие не вызывало сомнений, но вовсе не проясняло вопроса – скорее, даже наоборот. Как будто история не знает сумасшедших гениев. Да их было полным-полно!

До сих пор Слава ещё никогда не сталкивался со сверхъестественными явлениями. Жизненный опыт у него имелся богатый, как-то даже в СИЗО посидел благодаря противостоянию с «оборотнями в погонах» – а вот дневник Пухова он не мог воспринимать серьёзно, потому что ни разу в жизни ни с чем подобным не встречался.

«Собственно говоря, тут можно выделить два основных варианта. Первый: весь дневник – чистая правда, при этом полностью объясняются причины столь невероятного обогащения Пухова. Второй: дневник – враньё как минимум в том, что касается разных сверхъестественных штучек... и тогда, помимо всего прочего, опять становится непонятно, каким образом Пухов разбогател. Правда, найти его будет очень трудно при любом варианте.

Ну что ж, для проверки его дневника следует провести несколько опытов с креслом. Точнее... три опыта. Пока три, дальше будет видно».

Слава пошёл в потайную комнату, где стояло кресло. Для начала он решил проверить: можно ли было украсть это кресло у Копылова «по-нормальному», а не так, как описано в дневнике. Нагнувшись и подхватив его под сиденье, сыщик попытался его приподнять.

Кресло оказалось зверски тяжёлым и долго не поддавалось. Но наконец, максимально собравшись с силами, Слава всё-таки оторвал его от пола, распрямился и несколько секунд продержал его на весу. Потом аккуратно поставил на место. У штангистов и культуристов это упражнение называется «становая тяга».

«Что тут можно сказать? Конечно, среднему человеку его и от пола-то не оторвать. Но если взяться за дело втроём, да ещё использовать разные вспомогательные приспособления – верёвки там, тележку на колёсиках – вполне можно было украсть его у Копылова естественным путём. Мало того: если пригласить на дело какого-нибудь выдающегося силача, высококлассного штангиста-супертяжа, так он бы это кресло, наверно, и в одиночку сумел вынести. Мне такое не по зубам, но я всё же не рекордсмен по поднятию тяжестей.

А смысл? Зачем это делать, если выкинуть из головы то, что Пухов написал про обогащение сверхъестественным образом? Ну, например... он решил нагадить Копылову, испортить ему жизнь. Учитывая, что Копылов ненормальный – выходка получилась крайне жестокая.

Но почему кресло настолько тяжёлое? Из чего сделана его подставка? Очевидно, это какой-то металл большой плотности. Серебро... нет, не серебро. Слишком дорого. Железо? Нет, по-моему, железо должно было бы меньше весить, тут плотность великовата. Медь? Да, вот это похоже. Очень похоже. Подставка из меди, окрашенная в тёмно-серый цвет. Впрочем, не знаю – наверно, могут быть и другие варианты...»

Следующий опыт уже напрямую касался испытания сверхъестественных возможностей кресла. Сыщик покинул потайную комнату, поднялся на четвёртый этаж и остановился там на лестничной площадке.

«Чёрт... даже стыдно этим заниматься. С другой стороны, я здесь один, так что стесняться некого. В конце концов, если опыт провалится, я про него никому и не скажу. Как там кодовая фраза звучит... встань передо мной, как лист перед травой!»

Ничего не произошло.

«Так, стоп: просто подумать мало. Нужно ещё при этом максимально сосредоточиться. Ну-ка, ну-ка... Встань передо мной, как лист перед травой!»

И случилось невероятное. Сыщик увидел, что кресло возникло из ниоткуда прямо перед ним!!!

От неожиданности он сел на пол.

«Значит, дневник Пухова – это правда!»

Ну что ж, теперь Слава мог довольно точно сказать, куда исчез Пухов. С помощью кресла он махнул грабить «туземцев» и... по какой-то причине не сумел вернуться назад. А кресло, через трое суток, автоматически вернулось само. Без Пухова.

Оставался третий опыт. Но прежде, чем его провести, сыщик решил взять с собой смартфон. Он собирался по возможности заснять результаты опыта и, кроме того, ему мог пригодиться фонарик.

Слава взял смартфон, и тут ему пришло в голову послать Саньку сообщение о результатах первых двух опытов (так как результат второго оказался поистине шокирующим). Но он увидел, что буквально пару минут назад Санёк сам оставил ему сообщение:

«Не стал тебе звонить, чтоб не разбудить, вдруг ты ещё дрыхнешь. Мне сейчас позвонила Виктория Ивановна. Она прочитала оба файла. Говорит, инструкция по использованию кресла её сильно позабавила, но что касается дневника – из того, что ей самой известно, Пухов нигде не наврал. Ещё она добавила одну подробность насчёт ограбления их дачи, в дневнике этого нет. В общем, Копылов поехал на дачу и увидел, что её ограбили. Тогда он вызвал полицию и на полном серьёзе заявил, что преступники украли установку для связи с высшими силами. Полицейские послушали его и, естественно, вызвали психиатров. Когда Виктория Ивановна узнала про этот инцидент, Копылов уже сидел в психушке. Ну, ему не привыкать.

В сверхъестественные штучки она, конечно, не верит, а про Пухова сказала, что шокирована его подлостью (дословно). Но вообще, он порадовал: раз у него в дневнике столько правды, то и секретная дача – наверняка тоже правда. Теперь мы эту дачу разыскиваем по всей области!»

Слава написал ему ответ:

«Саня, ты даже не представляешь, СКОЛЬКО правды в его дневнике. Похоже, что все сто процентов. Я сейчас сделал опыт с перемещением кресла по мысленному приказу («Встань передо мной, как лист перед травой») – и мне это удалось!!! Переместил кресло из комнаты третьего этажа на лестничную площадку четвёртого. Сейчас проведу следующий опыт: отправлюсь туда же, куда и Пухов (если получится). Дальше буду действовать по обстоятельствам».

Он отослал сообщение, но сразу после этого, для убедительности, догадался сделать кое-что ещё. Подошёл к креслу, сфотографировал его на смартфон с некоторого расстояния – чтоб можно было понять, где оно находится – и фотографию тоже отправил Саньку.

«Пусть не думает, что я шучу! Ну, а теперь приступаем к третьему опыту».

Сыщик убрал смартфон в карман брюк и уселся в кресло. Прикинул, не возникло ли у него при этом каких-то необычных ощущений. Да вроде нет, разве что вспомнились визиты к стоматологу, но Слава там бывал считанные разы – серьёзных проблем с зубами он никогда не имел.

«Ух, что сейчас будет!!!»

Он занёс палец над пультом, ещё несколько секунд подумал и нажал кнопку «Старт»...



ГЛАВА 14


В следующий момент Слава оказался в полной темноте. На память пришла шуточная поговорка, которую любил повторять его старший брат: «Включите свет, дышать темно и воздуха не видно!». Он сообразил, что попал в ту самую комнату с драгоценностями, куда всё время наведывался Пухов.

«Чёрт, да мне тут не разглядеть даже кнопку «Возврат». Где фонарик?»

Сыщик полез за смартфоном и, уже вытаскивая его из кармана, почувствовал едва уловимое движение за спиной, но отреагировать не успел: на него набросились слева и справа, схватили под руки и сдёрнули с кресла.

– Подождите, мужики! – закричал Слава, вырываясь из захвата. – Вы мне смартфон разобьёте! Дайте я его уберу, и тогда уже будем драться!

Впрочем, он сразу вспомнил, что здесь разговаривают на нерусском языке и поэтому собеседники его не поймут. Между тем нападавшие старались повалить сыщика на пол лицом вниз и заломить ему руки за спину. Смартфон Слава по-прежнему держал в руке, пытаясь уберечь его от повреждений.

Противники обменивались фразами на своём нерусском языке, но сыщик тоже ничего не понимал. В конце комнаты, у выхода, зажгли факел, потом светильник, за ним второй – эти светильники были установлены высоко на стене слева и справа от двери. Теперь сыщик получил возможность рассмотреть «царский склад».

Как ни удивительно, но сокровищ тут не было! Никаких сундуков с драгоценностями, фигурирующих в дневнике Пухова. Вместо них Слава увидел кое-что другое: по периметру комнаты, вдоль стен, примерно в метре от них, стояли деревянные щиты прямоугольной формы и высотой около двух метров. Между щитами имелись проёмы, через которые мог свободно пройти человек. Один из этих проёмов был как раз напротив двери. В комнате находились несколько стражников, двое из которых держали сыщика. Все они были одеты и вооружены по-средневековому: лёгкие кольчуги, шлемы, мечи, кинжалы, у одного – дубинка.

«Ишь ты, какую засаду подготовили! Толково придумано!»

Мужик с дубинкой направился к сыщику, но в это время Слава нанёс меткий пинок ногой в коленный сгиб одному из державших его стражников. Тот упал на колено, ослабил захват, и сыщик, рывком освободив руку со смартфоном, стал запихивать его в карман брюк. Второй стражник, рослый детина, попытался сверху долбануть левой по голове сыщика, но Слава заметил угрозу и, ещё не закончив возиться со смартфоном, вовремя отклонился назад. Крупный кулак промелькнул у него перед лицом.

Затолкнув смартфон в карман, сыщик рванулся изо всех сил, сделав вращательное движение вправо. Рослый стражник, вцепившийся в него слева, не удержался и выпустил его, при этом столкнувшись со своим товарищем, только что успевшим подняться с колен. Вдвоём они нечаянно загородили дорогу воину с дубинкой. Наверно, они бы смогли устоять на ногах, но Слава, пользуясь создавшимся положением, как следует толкнул их сбоку и повалил обоих. Получив временную передышку, сыщик развернулся и хотел воспользоваться креслом, чтобы исчезнуть отсюда. Но не тут-то было! Рядом с креслом уже стоял парень с мечом наизготовку.

Слава огляделся по сторонам. Мужик с дубинкой – кажется, он был тут старший по возрасту, а может, ещё и командир отряда – неумолимо приближался, обходя тех двоих, валяющихся на полу. Его дубинка была почти вся деревянная, но с металлической насадкой на конце, так что первый же пропущенный удар, скорее всего, стал бы и последним. Ещё один противник, с кинжалом в руке, тоже подошёл к креслу, помогая отрезать главный путь к отступлению. И ещё один, самый мощный физически, расположился перед дверью. Итого – шесть человек.

Спасаясь от типа с дубинкой, Слава побежал вокруг двоих поваленных врагов (они поднимались с пола, но недостаточно быстро, чтобы снова напасть на сыщика) и устремился к двери. Стоявший там стражник выглядел чрезвычайно внушительно: пусть не очень высокий ростом, он зато обладал комплекцией гориллы. Он был вооружён мечом и кинжалом, но воспринял безоружного сыщика как лёгкую добычу, поэтому просто упёр кулаки в бока и стоял на месте, перекрывая выход из комнаты своей богатырской фигурой в кольчуге.

Слава разбежался, оттолкнулся от пола, прыгнул в проход между двумя деревянными щитами и засадил ему ногами в живот. Громила опрокинулся назад, да так удачно, что распахнул спиной дверь и закончил своё падение в дверном проёме. За спиной сыщика раздались нестройные вопли, которые он перевёл приблизительно как «Ни хрена себе!!!». Слава сумел приземлиться на ноги, бесцеремонно пробежал прямо по туше поверженного противника (впрочем, тот вряд ли сильно пострадал – его защищала кольчуга) и оказался в коридоре.

Там тоже горели светильники и было явно светлее, чем на «складе». Сыщик устремился влево, но сразу увидел впереди целый отряд воинов, марширующий навстречу. Пришлось развернуться и удирать в другую сторону. Из комнаты выскочил мужик с дубинкой, но чуть-чуть опоздал, и Слава промчался мимо него. Позади раздался крик (вероятно, это была команда «Взять его!»), а затем дружный топот: отряд воинов присоединился к погоне.

Недалеко впереди коридор поворачивал налево. Когда Слава добежал до поворота, мужик с дубинкой размахнулся и швырнул дубинку ему вслед. Сыщик едва успел скрыться за углом. Теперь перед ним был прямой отрезок коридора длиной больше пятидесяти метров, но, как назло, впереди сразу появился ещё один «туземец» – он вышел из комнаты слева по курсу. К счастью, этот молодой парень оказался без оружия и доспехов, однако, увидев сыщика, тут же собрался его перехватить.

– С дороги, с дороги! – закричал Слава, недвусмысленно размахивая правой рукой.

Ноль внимания. Сыщик на бегу сманеврировал поближе к левой стене коридора, парень сместился туда же, но в последнюю секунду сыщик резко взял вправо. Противник не успел его поймать и развернулся, чтобы погнаться за ним. Слава тоже развернулся к нему, схватил его и поставил подсечку, с грохотом завалив его точно поперёк коридора. Это должно было замедлить погоню: парень выглядел как аристократ, и просто так прыгать через него, лежащего на полу, преследователи вряд ли посмеют.

Не теряя времени, сыщик помчался дальше, а сзади послышались возмущённые вопли. Пробежав ещё немного, он увидел слева по курсу лестницу и свернул на неё. Навстречу спускалась какая-то девица, по виду служанка. Она раскрыла рот от удивления, но шуметь пока не стала, и то хорошо. Слава пронёсся мимо неё и выскочил на второй этаж.

Он хотел бежать по коридору в обратном направлении, чтобы оказаться поближе к креслу, но там на его пути стояла группа из трёх человек, вооружённых мечами, хоть и без доспехов (судя по одежде – какая-то знать). Они спокойно беседовали, но сразу обратили внимание на сыщика и выхватили мечи из ножен. Слава кинулся в другую сторону.

«Где бы спрятаться? Вот гады, ни малейшей передышки не дают, да ещё отгоняют всё дальше от кресла! Кажется, они здорово озверели из-за Пухова: бросаются на меня, едва заметив. Тут ведь по одежде понятно, что я прибыл оттуда, откуда и он. Может, попробовать одеться по-местному? Но как, если меня ни на секунду не выпускают из виду?!»

Слава промчался по коридору до конца, но, к счастью, там имелась ещё одна лестница. Сворачивая на неё, сыщик оглянулся назад и увидел, что отряд воинов по-прежнему гонится за ним. Он устремился вниз, спустился на первый этаж и побежал обратно. Впереди, у другой лестницы, маячил мужик с дубинкой, а дальше, на почтительном расстоянии от него, кучковались его товарищи – все пять человек, включая и здоровенного мордоворота. Они перекрывали дорогу к креслу. Судя по всему, мужик с дубинкой собирался совершить подвиг и самолично захватить сыщика. Помахивая дубинкой, он угрожающе двинулся навстречу.

Слава очень не хотел с ним встречаться и попытался свернуть направо, в ближайшую комнату, но она оказалась заперта. Ломать дверь не было времени, а сзади в коридор уже выскакивали преследователи. Пришлось идти на прорыв. Сыщик приблизился к мужику с дубинкой и сделал неожиданный подкат ногами вперёд в падении. Правой ногой он подцепил врага за пятку, а левой долбанул в колено. Стражник опрокинулся на спину, оглушительно стукнувшись шлемом об пол. Не теряя времени, Слава вскочил и понёсся мимо него дальше.

С обеих сторон, и спереди и сзади, негодующе орали «туземцы». Пять человек бросились навстречу сыщику, но он разогнался изо всех сил и успел свернуть на лестницу прямо у них перед носом. И, уже второй раз, стал подниматься по этой лестнице вверх. Преследователи буквально висели у него на хвосте, но недолго: Слава отлично умел бегать, а их замедляли доспехи и оружие. Кроме того, теперь они старались гнаться за ним организованной толпой, не выделяясь из коллектива, чтобы не пришлось больше драться один на один.

Помня свой предыдущий маршрут («На втором этаже меня, скорее всего, уже ждут...») и стараясь оторваться от погони как можно сильнее, Слава решил подняться на третий этаж. Выскочив в коридор, он опять собрался свернуть налево, чтобы оказаться поближе к креслу, но и тут его постигло разочарование: прямо у выхода с лестницы коридор был перекрыт железной решёткой! Хорошо хоть преследователи сильно отстали. Сыщик побежал направо.

В эту сторону коридор был почти свободен, но не совсем. В дальнем конце, ближе к левой стене, стоял мужик в кольчуге, без шлема и с алебардой, представляющей собой топор, совмещённый с копьём, на древке двухметровой длины. Вероятно, здесь находился какой-то пост. Увидев Славу, бегущего в его сторону, часовой взял алебарду наперевес и приготовился его встретить.

Изогнувшись влево, сыщик сумел уклониться от выпада, направленного ему в живот. Затем развернулся на полный оборот, одновременно замахиваясь правой, и нанёс удар тыльной стороной кулака в голову – бэкфист, запрещённый в боксе, но применяющийся в ММА (боях без правил). Мужика как ветром сдуло: он улетел с дороги, вплющился в дальнюю стену коридора и съехал на пол.

Слава подбежал ко второй лестнице, но увидел, что по ней поднимаются вооружённые воины, причём лестница вела только вниз. Основная же группа преследователей заполнила коридор. Тогда сыщик бросился в комнату, которую охранял часовой с алебардой. К счастью, дверь оказалась не заперта. Слава захлопнул её за собой и, увидев засов, тут же задвинул его до упора.

Буквально через секунду дверь начали дёргать (она открывалась наружу). Потом на неё посыпались удары. Сыщик огляделся по сторонам, прикидывая, где спрятаться. В помещении никого, кроме него, не было. Судя по обстановке, он попал в дамскую комнату, отделанную и обставленную с большой роскошью. Впрочем, того, кто видел дворец Пухова и снаружи и изнутри, никакая роскошь уже не могла удивить.

Комната была просторная, как минимум десять на десять метров. Слава хотел спрятаться под кроватью, но интуиция отговорила его от этого шага. Вполне возможно, что именно под кроватью его бы и стали искать в первую очередь. Тогда он подбежал к окну и укрылся за занавеской, раскинувшейся до самого пола.

«Во чёрт! А так меня будет видно с улицы!»

Не зная, куда ему деваться, сыщик тяжело вздохнул и прислонился к стене. Но тут произошло такое, чего он не ожидал совершенно. Стена вдруг исчезла, он полетел назад и свалился.

«Потайная комната!»

Под аккомпанемент несмолкающих ударов в дверь Слава втянул ноги в проём и закрыл за собой участок стены, маскирующий это помещение. И оказался в полной темноте.

Он достал смартфон, включил фонарик и оглядел потайную комнату. Она была маленькая, чуть больше, чем метр на метр, но с таким же высоким потолком, как и другие помещения на этаже – метра, наверно, четыре. Нормальных окон тут не было (в потайной комнате они только мешают), но сыщик обнаружил на стене, на высоте своего лица, круглый деревянный лючок размером побольше человеческой головы, снабжённый небольшой ручкой. Максимально осторожно потянув ручку на себя, Слава увидел площадь с толпой народа... и тут же задвинул лючок обратно.

«Если кто прорвётся сюда через дверь, я попытаюсь выбраться наружу через эту форточку. Или не пролезу? Хм. С виду непонятно – могу и застрять...»

Его размышления прервал смачный треск: это преследователи наконец-то взломали дверь в комнату. Сыщик отключил фонарик. За стеной послышались торопливые шаги нескольких человек и разговор.

Слава на всякий случай навалился на стену в том месте, где она открывалась. А то преследователи, даже не зная о существовании потайной комнаты, могли обнаружить её случайно, как он сам. Вдарят со злости кулаком по стене, она и отодвинется. Такого нельзя было допустить.

Один раз он услышал совсем рядом шаги и тут же громкую ругань (судя по голосу). Другой человек, находившийся подальше, что-то ответил. Сыщик замер и приготовился отражать штурм потайной комнаты. Но ничего не произошло, и вскоре он услышал удаляющиеся шаги. Ещё несколько минут преследователи, судя по звукам, продолжали обыск, потом ушли.

У сыщика появилась свежая идея.

«А попробуем вызвать кресло прямо сюда с помощью мысленного усилия... хотя тут далеко, конечно. Встань передо мной, как лист перед травой!»

Он включил фонарик и увидел, что ничего не произошло. Слава повторил «вызов» несколько раз, максимально сконцентрировавшись. Результат был тот же.

«Ну, я так и знал... У Пухова написано, что это срабатывает на расстояниях не больше пятидесяти метров, а тут явно больше. По прямой, пожалуй, метров сто. Я надеялся, что у меня мысленное усилие мощней, чем у Пухова, но... не вышло. Ладно, посижу немножко здесь, чтобы стража расслабилась, а потом пойду на прорыв. Задача-то, в принципе, решаемая: подойти к креслу на пятьдесят метров, вызвать его и свалить отсюда...»

Слава выключил фонарик, экономя заряд смартфона. Но, поскучав немного в темноте, из любопытства решил выглянуть наружу. Он нащупал ручку люка и приоткрыл его.

А на улице, между прочим, творилось что-то из ряда вон выходящее. Большая площадь, частично ограниченная корпусами дворца (в форме буквы «Г»), в котором находился сыщик, а частично – другими зданиями, была битком набита людьми. В центре площади стоял солидный помост, оцепленный многочисленной охраной, среди которой имелись и лучники, и арбалетчики – одним словом, воины со стрелковым оружием, которых Слава посчитал наиболее опасными для себя. А в середине помоста красовался высокий острый кол, наверняка предназначенный для казни преступников.

«Ишь ты! – подумал сыщик. – Это у них так выглядит местный колл-центр!»

Пока этот кол ещё был свободен, и, судя по виду, его вообще ни разу не использовали. Сыщику даже показалось, что до него доносится запах свежей древесины.

«Насколько я понимаю, мероприятие едва началось: нигде нет следов казни или экзекуции. И, пожалуй, мне всё это на руку. Те, кто за мной гонялся, хотя бы частично уберутся из дворца – они отправятся посмотреть на казнь. Вот тогда можно будет попробовать отсюда смыться.

Хотя, вообще-то, я не знаю здешних порядков, и мой расчёт может оказаться ошибочным...»

Слава стал разглядывать присутствующих. В основном они имели южноевропейскую внешность: чёрные волосы, чёрные бороды, смуглые (очевидно, от загара) физиономии... Но встречался иногда и другой типаж, светловолосый. Что же касается окружающей обстановки, то она, действительно, была чисто средневековая.

Вдруг народ зашумел и заволновался пуще прежнего. Кажется, кого-то вели на расправу. Ещё через пару минут сыщик начал различать на фоне общего гула толпы истошные вопли, наполненные невыразимым ужасом. А ещё через минуту он стал их... понимать.

– Отпустите меня!!! Отпустите!!! Что вы делаете??! Я не хочу!!! Это не я вас обокрал!!! Я больше не бу-у-уду!!!

«Так это же Пухов!» – сообразил Слава.

И действительно, разговаривать по-русски там мог только один человек – Виктор Кириллович Пухов собственной персоной. Больше некому.

«Значит, я всё-таки нашёл его! Но что делать дальше?»

Сыщик осознавал, что спасти Пухова не сможет ни при каком раскладе. Самому бы спастись. Но он должен был отчитаться о проделанной работе! И для этого следовало представить видеозапись происходящего. Иначе никто не поверит.

Слава как можно осторожнее высунул смартфон в люк и включил режим видеозаписи...

И буквально через три секунды после этого Пухов попал в кадр – его доставили на площадь с правой стороны. Выглядел он совсем хреново: весь в синяках и шрамах, в изодранной одежде, висевшей чуть ли не лохмотьями. Очевидно, ему или здорово накостыляли при задержании, или подвергли пыткам. А может, и то и другое. Его вели под руки двое могучих стражников, а ещё пятеро сопровождали процессию, иногда подгоняя его ударами в спину. Он упирался изо всех сил, но без толку.

Его втащили на помост.

«На кол посадят», – мысленно констатировал сыщик.

Но ошибся. Отчаянно вырывающегося Пухова провели чуть дальше, где находилась ещё одна установка, на которую Слава до сих пор не обращал внимания. Это была деревянная конструкция, приблизительно напоминающая человеческую фигуру с раскинутыми руками и расположенная горизонтально. Пухова подтащили к этой конструкции и развернули лицом к народу...

И тут случилось невероятное. Пухов внезапно уставился именно в ту сторону, где скрывался сыщик, и заорал во всю глотку:

– Чё ты там спрятался, пид...с??! А ну спасай меня, живо!!! Не видишь, что ли??!

Слава понял, что Пухов каким-то непостижимым образом ухитрился обнаружить его присутствие и даже местонахождение.

«Но как???»

Однако, в этот момент охранникам надоели постоянные вопли приговорённого, и один из них врезал ему по голове кулаком в железной перчатке. Нокаут.

Сыщик продолжал снимать. Пухова разложили лицом вниз на деревянной конструкции, привязав его к соответствующим частям за руки, за ноги и за поясницу. Потом на помост вышел богато одетый мужичок лет пятидесяти (видимо, местный конферансье), развернул принесённый с собой свиток и, глядя в него, громким и хорошо поставленным голосом стал зачитывать приговор. Это заняло минут пять. Затем конферансье дал отмашку, и на помост вышел палач с огромным топором устрашающего вида.

Как выяснилось, Пухов успел очнуться: в этот момент он опять заорал. Но теперь он никому не мешал – конферансье уже успел закончить свою речь, а палач не обращал внимания на его вопли.

Тюк! – и левая рука отделилась от туловища.

Тюк! – и правая рука отделилась от туловища.

Тюк! – и левая нога отделилась от туловища.

Тюк! – и правая нога отделилась от туловища.

Тюк! – и голова покатилась.

Палач воткнул топор в специально предназначенное для этого толстое полено, сходил за головой Пухова и, подняв её повыше за ухо, продемонстрировал всем присутствующим. Толпа одобрительно загудела.

«Ну что ж, всё ясно. Не будем здесь задерживаться».

Слава отключил режим видеозаписи и убрал смартфон в карман. Фонарик ему теперь не требовался – помещение подсвечивалось через приоткрытый люк, который он не стал закрывать. Сыщик взялся за ручку двери, но услышал приближающиеся шаги и решил переждать.

И правильно сделал: в комнату, в которую он хотел попасть, вошли как минимум два человека. Один из них издал удивлённый возглас, а потом они стали громко и взволнованно что-то обсуждать. Разговаривали двое, но, кроме них, там мог присутствовать и кто-то ещё.

«Неужели они знают про потайную комнату?!»

Слава опять навалился на дверь, чтобы ненароком не открыли. Эта предосторожность оказалась лишней – к двери никто не подходил, но за стенкой продолжался галдёж, причём довольно долго. Сыщик стал терять терпение.

«Да что вы тут треплетесь, проваливайте отсюда! В этом здании полным-полно комнат – нет, они решили обосноваться именно здесь. Лучше уйдите по-хорошему, а то я буду прорываться силой!»

Будто бы послушавшись его, незнакомцы сразу покинули помещение. Дождавшись, пока стихнут их удаляющиеся шаги, Слава открыл дверь и... испытал ещё одно сильнейшее потрясение.

Занавеска была приподнята – её нижнюю часть разложили на подоконнике (когда обыскивали комнату). А прямо перед сыщиком стояло кресло!!! Вернее, не просто кресло, а именно то, которое ему было нужно.

«Наконец-то мне повезло! Так вот чего они тут разорались!»

Слава уселся в кресло, а дверь потайной комнаты медленно, аккуратно и бесшумно закрылась сама: очевидно, она была снабжена соответствующим механизмом-доводчиком, хоть и слабеньким.

Но на радостях сыщик не расслышал осторожные, крадущиеся шаги в коридоре. Неожиданно в комнату ворвался стрелок с арбалетом. Увидев Славу, он навёл на него оружие, прицелившись в голову.

Сыщик находился к нему боком – так уж расположилось кресло – но вход в помещение контролировал, не выпуская из поля зрения. Он заметил врага и срочно нажал кнопку «Возврат»...

...и одновременно стрела отправилась в полёт.



ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ


– Твою мать... – Санёк оторвался от экрана и схватился за голову. – Слава, ты совсем сдурел? Зачем ты туда попёрся?!

Они беседовали во дворце Пухова, в комнате рядом с потайной. Только что Слава показал товарищу видео казни. Эту запись он на всякий случай уже стал размножать, для лучшей сохранности. Сначала отправил её по электронной почте на свой собственный адрес, а затем разместил в интернете на одном специальном сервисе для хранения. Он собирался сделать и ещё кое-что, но тут приехал Санёк – пришлось отвлечься.

– Как зачем? – удивился Слава. – Мне нужно было максимально точно проверить одну из версий исчезновения Пухова.

– Да что там проверять-то?! Всё и так было ясно!

– Это ты мне говоришь? Ты же сам ни во что не верил, пока не посмотрел видеозапись! Ты даже не поверил моему второму опыту – решил, что я своими руками туда кресло отнёс!

– Ну да, не поверил... а как можно было в такое поверить? Я про другое говорю: ты что, после второго опыта ещё не понял, чем дело кончится? На хрена тебе понадобился третий?! Если б ты чуть-чуть не успел нажать кнопку «Возврат», тебя бы застрелили! Или ты собирался спасти Пухова? Нашёл из-за кого жизнью рисковать! Говна кусок.

– Что-то я сейчас не пойму твоё возмущение. Забыл, с чего всё дело началось? С того, что ты сам обратился ко мне с просьбой найти Пухова! Вот я и нашёл.

– Да не, я про другое. Так-то ты молодец, конечно... Но надо всё-таки действовать аккуратнее, вот этот третий опыт – он был уже совсем ни к чему. Тебя там не убили только из-за того, что тебе здорово повезло.

– Работа такая. Зато я всё выяснил. Или у тебя ещё остались вопросы по делу?

– Остались. Что случилось с Пуховым, я понял: местные заметили воровство драгоценностей, унесли оттуда все сокровища и устроили засаду на постоянной основе. Даже сделали там укрытия, чтобы за ними прятаться. Но почему они не сняли засаду, когда уже поймали Пухова?

– Очевидно, они решили, что Пухов действовал не один. В любом случае их должно было сильно встревожить исчезновение кресла. Когда они взяли Пухова, кресло простояло там три дня, а потом автоматически вернулось сюда. Я думаю, из-за этого они забеспокоились и тогда уж точно возобновили засаду.

– Понятно. А как получилось, что ты их не видел в темноте, а они тебя видели? Ну, когда они на тебя напали?

– Мне кажется, для этого поста – то есть, для засады – специально отбирали людей, которые максимально хорошо видят в темноте. Я такой способностью похвастаться не могу, у меня она на среднем уровне. Впрочем... вполне возможно, что там все умеют видеть в темноте. Мы не так уж хорошо знаем, что за народ там живёт.

– Вот это был мой следующий вопрос, – засмеялся Санёк. – Куда же всё-таки попадали вы с Пуховым?

– Трудно сказать. В дневнике Пухова были перечислены три возможных варианта, мне к этому добавить нечего. Или на другую планету, или в какой-нибудь параллельный мир, или в средневековье, скорее всего в Испанию. Первые два варианта проверить очень трудно, а третий можно. Проконсультироваться с профессиональным историком, дать ему видеозапись...

– Да, можно попробовать. А как Пухов тебя обнаружил?

– Очень просто. Во-первых, хоть он и не носил очков, но у него была дальнозоркость. И, во-вторых, он увидел мой смартфон. Поэтому и понял, кто я такой, только неправильно оценил ситуацию. Судя по его поведению, он решил, что там прячется целый отряд спецназа с автоматами, и сейчас его спасут.

– Но почему тогда местные не заметили твой смартфон?

– Я думаю, заметили. У кого снайперское зрение и кто смотрел в нужную сторону, те заметили. Но они не поняли, что это такое. Ну, подумаешь, зеркальце торчит или что-то типа того... как говорится, у графьёв свои причуды. Не забывай, я ведь прятался во дворце. А простой народ там, наверно, знает, что за излишнее любопытство можно и по шее получить.

– А как считаешь, была у тебя возможность спасти Пухова?

– Была, если бы я попал туда на день раньше. Правда, я бы всё равно угодил в засаду, но если бы мне удалось от неё отбиться, то я мог бы путешествовать на кресле по городу и искать Пухова. Очевидно, его держали в тюрьме – значит, мне нужно было бы найти тюрьму. Ну, дальше понятно: хватаешь его в охапку, садишься вместе с ним в кресло и нажимаешь «Возврат».

– Во, кстати, а почему так получилось, что когда ты вызвал кресло, оно оказалось в соседней комнате?

– Потому что оно не могло поместиться в комнате, где я находился. Комната была слишком маленькая, да и я ещё там стоял, занимал часть площади. Вот кресло и переместилось не в ту комнату, а в соседнюю.

– Круто! Реально всё по полочкам разложил. Эх, ещё бы найти, кто убил Копылова...

– Не понял, – удивился Слава. – Ты же подозревал Михаила. Он что, тебя больше не устраивает?

– Так у него алиби оказалось! Это выяснили буквально сразу, без всякого труда. В момент смерти Копылова он был в ресторане на какой-то вечеринке медицинских работников. Там его видела масса народу, да ещё и на камеры попал. Так что завалить Копылова он мог бы только гипнозом с расстояния несколько километров...

– Ну ты и придумал! – захохотал сыщик. – Если бы он имел такие способности, он бы вылечил Копылова от сумасшествия, это гораздо проще.

– Слушай... – Санёк задумался. – Мне сейчас пришла в голову одна идея... Что, если Копылова завалили «туземцы»?

– А как ты себе это представляешь?

– Смотри. Они взяли Пухова и стали вышибать из него показания, типа, «Кто твои сообщники, падла?». Пухов перепугался и заложил Копылова. Тогда они послали сюда киллера, он нашёл Копылова и убил.

– По-моему, это несерьёзно: им будет очень сильно мешать языковой барьер. В таких условиях Пухов бы вообще не понял, чего от него хотят!

– А если они постепенно научились друг друга понимать?

– Ну ладно, предположим. Но ведь их киллеру надо отыскать Копылова и при этом не засветиться! Где он найдёт одежду нашего образца?

– У Пухова отнимет.

– Допустим. А как киллер узнает Копылова?

– Пухов нарисует, как он выглядит. А может, у него и на смартфоне были фотки Копылова.

– А как он найдёт Копылова?

– Пухов сообщит его адрес и нарисует подробный план, как туда добраться.

– Ага! – вскинулся Слава. – Но Копылов-то находился не дома, он находился в психушке! И Пухов не мог об этом знать!

– Тогда... киллер стал наблюдать за их квартирой и сел на хвост Виктории Ивановне, когда она поехала навестить сына.

– А как этот киллер объяснялся с окружающими, оказавшись у нас?

– Может, ему и не требовалось ни с кем объясняться. А если кто-то обращался к нему, то он мог прикинуться глухонемым.

– А какие последние данные медицинской экспертизы по Копылову?

– Да те же самые. Инфаркт. Признаков насильственной смерти не обнаружено.

– Вот видишь! Ну сам подумай: каким способом киллер мог убить Копылова, чтобы обмануть наших экспертов?

– Отравить.

– Не может быть. У них медицина гораздо хуже, чем у нас. У них же там средневековье! Не могли они сделать такую отраву, чтобы наши эксперты не заметили.

– Я считаю – могли! – не сдавался Санёк.

Слава рассмеялся:

– Нет, я тебя всё-таки заломаю. Где находилось кресло в момент смерти Копылова?

– Ну-у... здесь находилось.

– Вот именно. И до, и после смерти Копылова оно тоже было здесь, пока я не начал делать опыты с ним. Следовательно, мы можем уверенно сказать, что киллер, переместившись на кресле оттуда сюда, оставил его здесь и дальше пошёл искать Копылова своим ходом. Верно?

– Верно.

– Тогда почему он не попал на камеры наблюдения, как только вышел во двор? Он должен был неминуемо попасть на камеры. Охрана должна была поднять тревогу – посторонний на объекте!

Санёк погрузился в раздумья. Наконец, поломав голову и так и этак, он честно признался:

– Сдаюсь.

– Вот именно. Говорят же тебе: Копылов умер от инфаркта! А ты упираешься.

– Ну, я не знаю... тридцать пять лет всего. Да и не было у него серьёзных проблем с сердцем...

– Серьёзных, может, и не было. До поры до времени. Зато нервы у него были совершенно отвратительные, и исчезновение Пухова в конце концов его добило. Если искать виновных в смерти Копылова, то фактически это Пухов – хоть и неумышленно. Своими выходками он довёл Копылова сначала до дурдома, потом ещё раз до дурдома, а потом и до смерти.

Хотя, – добавил сыщик, – я всё-таки его труп не осматривал и вообще материалов дела не изучал, знаю о нём только с твоих слов. Есть маленькая вероятность, что у Копылова были ещё какие-то враги, о которых нам сейчас неизвестно. И они его как-то по-хитрому устранили. Тогда киллеров надо искать в том числе и среди персонала больницы.

– К этому делу меня не допускают, – сказал Санёк. – Да, вот не повезло парню... я про Копылова. Такое изобретение сделал – и никто его не воспринял всерьёз, даже мать родная!

– Ты не забывай, что он был сумасшедшим. Представь себе, что ты, например, не знаешь таблицу умножения. А кто-то начнёт тебе её объяснять, причём толково и убедительно – но при этом у тебя будет информация, что он сумасшедший. Ты ему поверишь?

– Ну-у-у... – Санёк неопределённо пожал плечами.

– И я тоже мог бы не поверить. Так это всего-навсего таблица умножения, а тут вообще что-то заумное! Неудивительно, что секрет своего изобретения Копылов унёс в могилу.

– Слушай, Слава... Как мне начальству обо всём этом докладывать? Правда, у нас есть видеозапись...

– Вопрос стоит гораздо серьёзнее, – ответил Слава. – Что нам делать с креслом? От этого будет зависеть и то, как докладывать твоему начальству.

– А что делать с креслом? Это же главный вещдок теперь.

– Понимаешь, в чём проблема... Если мы сдадим его в целости и сохранности, то может возникнуть такая ситуация, что кресло украдут. Бандиты. И используют в своих целях. Например, для того, чтобы скрываться «туда» от правоохранительных органов. Или организовать «там» особо крупный склад наркотиков. Местных, конечно, ликвидируют, чтобы не мешали – куда им со средневековым оружием против автоматов!

– И что ты предлагаешь?

– Можно сделать так, чтобы кресло потерялось. Например, отвезти его на ближайшее болото и там утопить...

– Да ты охренел! С меня за это шкуру спустят!

– Есть более мягкий вариант, – на ходу соображал Слава. – Можно сломать пульт управления и свалить это на «туземцев». Типа, они его повредили во время драки. То есть, вернуться мне ещё как-то удалось, но потом он работать перестал...

– А, вот это толково. Кстати, представляешь, если бы «туземцы» на самом деле его сломали?! Ты бы тогда не вернулся!

– История не терпит сослагательного наклонения. Они меня и так едва не убили несколько раз. Подумаешь, ещё одна угроза... Значит, смотри, что можно сделать: берём пульт и аккуратно ломаем его в одном месте – там, где находится кнопка «Старт». Всё остальное пусть работает...

– Слава, ты гений!!

– Однако, с другой стороны, – размышлял сыщик, – Копылов сделал уникальное изобретение. Правда, он сам толком не понял, что изобрёл, но всё равно. Можно ли ломать? Или лучше оставить в целости и сохранности?

– Короче, что ты предлагаешь?

– Подумать надо. Как следует. Давай пока перекусим, чаю выпьем, а потом хорошенько подумаем над этим вопросом. Главное – не торопиться.

Немного погодя они пили чай с бубликами, продолжая обсуждать разные составляющие «дела Пухова».

– Слава, прикинь: а ведь на второй даче Пухова, которую ещё не нашли, есть тайник с сокровищами!

– Да я помню. Правда, неизвестно, сколько их осталось в тайнике: Пухов был парень расточительный.

– Это мягко говоря...

Вдруг Санёк, который обладал хорошей памятью, рассмеялся.

– Вспомнил один кусочек из дневника Пухова, – объяснил он. – «Самое главное – у меня не будет никаких проблем с Уголовным Кодексом!»

– Э, нет! – возразил Слава, у которого память была ещё лучше. – В дневнике Пухова не так написано.

– А как?

– Там написано: «Самое главное – у меня не будет никаких проблем с нашим Уголовным Кодексом!»

– Ещё веселее! – захохотал Санёк. – Вот с нашим Уголовным Кодексом у него действительно никаких проблем не возникло. Правда, ему это мало помогло. Ихний-то Уголовный Кодекс намно-о-ого жёстче...

Приятели съели бублики, допили чай и стали обдумывать, что же им делать с изобретением Копылова. Ломать или не ломать?

Не будем им мешать, пусть думают. Вопрос исключительно серьёзный.

1
Рейтинг
+ Нравится
68
Просмотры
 Вам нравится эта работа!
?
Отменить
Загрузить комментарии